Вселенная Dior

В лондонском Музее Виктории и Альберта открылась выставка, посвященная модному дому Dior

Экспозиция Christian Dior: Designer of Dreams в Музее Виктории и Альберта. Фото: Adrien Dirand
Экспозиция Christian Dior: Designer of Dreams в Музее Виктории и Альберта.
Фото: Adrien Dirand

В отличие от нью-йоркского Метрополитен-музея, который в тесном содружестве с американским журналом Vogue делает знаковые выставки о моде каждый год, в Музее Виктории и Альберта (V&A) последним значительным событием такого рода была выставка 2015 года, посвященная дизайнеру Александру Маккуину. Но выставку о Dior ждали не только потому, что соскучились по крупным проектам. В прошлом году свою версию истории Dior показал Музей декоративного искусства Парижа, поэтому теперь главной интригой был вопрос: что изменят в экспозиции и концепции английские кураторы?

Кристиан Диор был признанным англофилом. Английская аристократия обожала его платья и была настолько значительной частью его клиентуры, что уже через пять лет после создания дома у Dior появилось представительство в Лондоне. И не просто шоурум, где принимали заказы, а полноценная мастерская. Диор был очарован Англией, влюблен в ее аристократию — неизменную в своем консерватизме, приверженности традициям и, главное, строгому дресс-коду вечерних мероприятий. Главная гордость лондонской экспозиции — небольшой зал с платьями, полученными на выставку из частных собраний, от дам, симпатизировавших Диору с его самой первой коллекции. И звездой этого зала стало платье младшей сестры Елизаветы II, принцессы Маргарет, в котором она появилась на балу дебютанток. Известное по знаменитой парадной фотографии Сесила Битона, где принцесса как будто является из пены белых кружев, платье на самом деле выглядит совершенно по-другому. Для фото, чтобы добиться именно этого эффекта, оно было серьезно выбелено ретушерами. В реальности гораздо более скромное, нежного стального оттенка, оно не создает этого эффекта грандиозности, но подчеркивает «неземную прелесть настоящей принцессы из сказки» — то, что увидел в Маргарет Кристиан Диор, когда познакомился с ней в 1949 году.

Экспозиция Christian Dior: Designer of Dreams в Музее Виктории и Альберта. Фото: Adrien Dirand
Экспозиция Christian Dior: Designer of Dreams в Музее Виктории и Альберта.
Фото: Adrien Dirand

Куратор выставки Ориол Каллен проводит зрителя через историю Dior, рассказывая ее примерно так же, как выстраивают повествование сценаристы вселенной Marvel. Одна ключевая идея женственности, несколько знаковых персонажей — силуэтов, постоянно меняющихся, в зависимости от времени, обстоятельств, условий, но все же узнаваемых, один и тот же эффект — максимальная выразительность, созданная минимальными средствами.

Завязкой сюжета становится ансамбль «Бар» — белый приталенный жакет с черной юбкой клеш, с которого, собственно, начался весь «нью-лук», одно из главных явлений первого показа 1947 года. Он вынесен за скобки, потому что по большому счету он и есть квинтэссенция Dior, и в этой сюжетной предыстории он преломляется несколько раз в видении дизайнеров, работавших в доме Dior после Диора: Джона Гальяно, Джанфранко Ферре, Рафа Симонса и Марии Грации Кьюри. Далее Ориол Каллен развивает эту идею преломления ДНК и проводит зрителя через знаковые силуэты-коды и их метаморфозы от 40-х годов ХХ века до сегодняшнего дня. 

Экспозиция Christian Dior: Designer of Dreams в Музее Виктории и Альберта. Фото: Adrien Dirand
Экспозиция Christian Dior: Designer of Dreams в Музее Виктории и Альберта.
Фото: Adrien Dirand

Второй серией блокбастера становятся темы: Версаль, путешествия, цветы. И далее уже вселенная рассказывает о каждом из героев отдельно. Вот лепта Ива Сен-Лорана — сухая, немного более жесткая, чем у самого Кристиана Диора, линия и приспущенные плечи. Вот Марк Боан, добавивший романтики в минималистический подход 1960-х. Вот история Джанфранко Ферре и его прививка итальянской жизнерадостной легкости. Вот театральная избыточность Джона Гальяно, строгая лаконичность Рафа Симонса и уверенная культурная стилизация Марии Грации Кьюри. 

Это не проект про «Dior, которого мы не знали». Бренд все годы своего существования слишком на виду, чтобы вдруг открыть в его истории какую-то неожиданную страницу. Однако увидеть в этой ретроспективе десяток мелочей, про которые можно с удивлением заметить «и это тоже Dior?», — приятное откровение. 

Экспозиция Christian Dior: Designer of Dreams в Музее Виктории и Альберта. Фото: Adrien Dirand
Экспозиция Christian Dior: Designer of Dreams в Музее Виктории и Альберта.
Фото: Adrien Dirand

Отдельное удовольствие — туфли, шляпки Стивена Джонса, бижутерия (которая редко показывается в связи с тем, что у дома яркая линия украшений), перчатки и прочие мелочи, собранные в отдельную длинную витрину и разложенные по цветовому спектру. Они, собственно, и делают эту сказочную вселенную живой — в большей степени, чем главные герои.

Самое читаемое:
1
«Качели» Фрагонара отреставрировали — и теперь они фривольны как никогда
После расчистки на знаменитом полотне в стиле рококо из Собрания Уоллеса обнаружились новые озорные детали
22.11.2021
«Качели» Фрагонара отреставрировали — и теперь они фривольны как никогда
2
Невероятные приключения итальянской статуи в России
Мраморная скульптура, сыгравшая важную роль в фильме «Формула любви», действительно подлинное произведение искусства, а не просто реквизит. Кто ее автор, каково настоящее название, где она сейчас и сколько у нее двойников — в нашем расследовании
19.11.2021
Невероятные приключения итальянской статуи в России
3
«Бетонный шедевр»: одна из новелл в новом фильме Уэса Андерсона посвящена цене искусства
В прокат вышел фильм «„Французский вестник“. Приложение к газете „Либерти. Канзас ивнинг сан“» режиссера и художника Уэса Андерсона, рассказывающий о превратностях судеб художника и продавца искусства
18.11.2021
«Бетонный шедевр»: одна из новелл в новом фильме Уэса Андерсона посвящена цене искусства
4
Нью-йоркская галерея ABA показывает в Москве русскую живопись
Анатолий Беккерман, коллекционер и владелец нью-йоркской галереи русского искусства ABA, выставляет в Москве подборку работ от Ивана Айвазовского и Николая Дубовского до Роберта Фалька и Олега Целкова
15.11.2021
Нью-йоркская галерея ABA показывает в Москве русскую живопись
5
Натюрморт Петрова-Водкина создал интригу на Sotheby’s
«Натюрморт с яблоками» Кузьмы Петрова-Водкина сняли с Sotheby’s, однако другие работы ушли по £1 млн, включая «Натюрморт с чайником и подносом» Петра Кончаловского, который предварительно был оценен в £280–350 тыс.
30.11.2021
Натюрморт Петрова-Водкина создал интригу на Sotheby’s
6
Кирилла Кто судили за глаза, вырезанные на ограждениях стройплощадок Москвы
Художник был привлечен к административной ответственности за уличные интервенции. По его словам, проектом «Опрозрачивание» он занимается более десяти лет, но прежде подобных ситуаций не возникало
07.12.2021
Кирилла Кто судили за глаза, вырезанные на ограждениях стройплощадок Москвы
7
«Нам нужна новая красота»: папа римский открыл в Ватикане галерею современного искусства
Первой выставкой в новом пространстве стал проект «Все: человечество в пути», соединивший работы современного художника Пьетро Руффо и сокровища из папской коллекции
12.11.2021
«Нам нужна новая красота»: папа римский открыл в Ватикане галерею современного искусства
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+