18+
Материалы нашего сайта не предназначены для лиц моложе 18 лет.
Пожалуйста, подтвердите свое совершеннолетие.

Жоана Вашконселуш: «Если мы не принимаем женственность, значит, мы не принимаем женщин»

№5
Материал из газеты

Известная португальская художница стала первой женщиной, чья выставка проходит в Версальском дворце. Мы поговорили с ней о цензуре, феминизме и народных ремеслах

Говоря о снятии вашей Невесты с выставки, Катрин Пегар отрицает, что речь идет о цензуре. Ее позиция такова: Версаль — международная витрина Франции, и музей не может игнорировать вкусы самых разных людей. Со - временный художник должен считаться с мнением массового зрителя?

Он должен быть осторожен по отношению к зрителям, но в то же время важно уважать его право на свободную трактовку. Да, я сделала скульптуру из тампонов. Но мне не кажется, что этот повседневный предмет женской гигиены должен провоцировать какието странные дискуссии. Все знают, что это такое, тампоны универсальны и понятны для любой культуры, в них нет ничего запредельного и шокирующего. Именно поэтому я не считаю, что это предмет агрессии. Если мы не принимаем женственность, значит, мы не принимаем самих женщин.

Вы все же считаете, что речь идет о цензуре?

Вы видели то же самое, что и я. Как это можно по-другому назвать? Невеста была запланирована в экспозиции, мы обговорили и согласовали все детали с бывшим руководителем Версаля Жан-Жаком Айгоном. Выставка была полностью готова, но госпожа Пегар распорядилась иначе. Зимой она специально приезжала в Лиссабон, ко мне в мастерскую. Мы смонтировали скульптуру, все подготовили, чтобы она увидела ее в натуре и убедилась, что в ней нет ни капли агрессии. Тампоны не запачканы, белоснежные, я даже сняла с них все пластиковые оболочки, чтобы не было никаких «тампакс» или «оби». Невеста — безупречное произведение, невероятно спокойное и красивое. Более того, предполагалось, что она займет место в спальне Марии-Антуанетты, и, учитывая расстояние, зрители, возможно, даже не заметили бы, из чего конкретно сделана люстра. Для меня было чрезвычайно важно, чтобы именно эта скульптура присутствовала в Версале, потому что это моя лучшая работа, она объехала весь мир и принесла мне известность. Очень грустно, что ее здесь нет.

Что-нибудь еще поменялось в изначальном плане экспозиции?

С точки зрения работ, которые примут участие, нет. Кроме Невесты, все на месте. Но после того как Катрин Пегар от нее отказалась, я слегка переделала экспозицию. Это были долгие и непростые переговоры, но я не стала упорствовать и в итоге просто сказала себе: «Мне важно сделать выставку в Версале; конечно, безумно обидно, что нет этой работы, но я пойду до конца».

Вы сказали, что посвятили выставку не только Марии-Антуанетте, с которой в первую очередь ассоциируется Версаль, но и всем женщинам королевского двора. Какие чувства вы к ним испытываете?

С одной стороны, я горжусь, что выставляюсь в Версале, в этом мифическом месте, где жили невероятно сильные и ослепительной красоты женщины. Но в то же время меня не оставляет странное чувство, что им здесь приходилось нелегко. Я это очень ясно ощущаю. Женщинам, и не только в Версале, до сих пор живется несладко.

В том числе женщинам-художницам?

Конечно. В современном искусстве женщине гораздо сложнее добиться успеха, даже несмотря на то, что сегодня немало известных и талантливых художниц. Взять тот же Версаль: нужно было, чтобы сначала выставились четверо мужчин, и лишь потом пригласили женщину.

Вы говорите как борец за права женщин. Можно вас считать художницей-феминисткой?

Нет, я бы так не сказала. Поймите, я не за квоты и цифры — просто мне кажется, что женщины должны быть свободными и иметь те же права, что и мужчины. Я не понимаю, например, почему в Европе многие женщины получают зарплату в разы меньше, чем у их коллег-мужчин, занимающих точно такие же должности. С чем это связано? Здесь работы непочатый край, и должно пройти еще много времени, чтобы мы сравнялись.

На выставке складывается ощущение, что попадаешь в страну великанов: повседневные привычные предметы — огромных размеров. Откуда у вас эта гигантомания?

Я хочу представить женщину с разных сторон, позиций и тех социальных ролей, которые она играет. Например, скульптура Мэрилин — гигантские туфли, собранные из кастрюль. С одной стороны, они символизируют образ женщины-хозяйки, хранительницы очага, с другой — это современная женщина, которая работает, выходит в свет, надевает высоченные каблуки. Ведь это туфли Мэрилин Монро, и носить их — непростая работа. Ка - стрюли, тампоны, шиньоны — все повседневные предметы нас идентифицируют. Дальше диалог можно вести на разных уровнях: личная жизнь, отдельно — семейная, женщина в обществе или женщина в свете. Каждый раз получается новый взгляд.

Но послания современных художников далеко не всегда считываются. И изначально целью версальских выставок было сократить эту дистанцию. Где, по-вашему, проходит путь к сердцу массового зрителя?

У меня нет готовой формулы, да и вряд ли она существует. Я стараюсь, чтобы мои работы говорили о близких вещах: о настоящем моменте, о повседневной жизни, о женщинах. Но в то же время чтобы в них присутствовал и критический взгляд. Я хочу, чтобы люди размышляли вместе со мной, чтобы они вступали в диалог с моими работами, чтобы было движение навстречу друг другу. Передо мной не стоит задача поразить или стать доступной для миллионов. Моя цель — сделать так, чтобы зрители посмотрели и задумались, задались вопросами, почему эта работа расположена в этом месте и что это может значить. Важна реакция, а согласие или неприятие — это уже не существенно.

У вас есть ощущение, что политики, и не только французские, пытаются держать дистанцию с современным искусством?

Да, есть, но современное искусство должно идти дальше вкуса политиков и с каждым разом отодвигать эту границу вперед. Так или иначе художники во все времена участвовали в главных исторических событиях, они все равно находятся в единой связке с властью. Быть в социальном контексте эпохи — одна из главных задач художника.

Вы шьете свои скульптуры, вяжете крючком, на спицах, вышиваете. Откуда страсть к рукоделию? В детстве мечтали стать модельером?

Никогда. Более того, я ходила в студию кройки и шитья, но как-то там все не сложилось, не могу похвастаться большими успехами. Меня всегда привлекали материал и техника. Профессионалы, увлеченные делом, заразили меня своей страстью. Я обожаю работать вместе с ними, учиться у них, перенимать их вкусы и эту одержимость.

Вы наверняка знаете, что Россия богата народными ремеслами: вышивка, резьба по дереву. У вас есть в планах скульптура а-ля рус?

Конечно, я давно мечтаю познакомиться и поработать с российскими мастерами. То, что они делают, великолепно! Мне бы хотелось сделать русскую Валькирию в компанию к трем португальским, которые висят в Версале. Наши ремесленные традиции очень близки. Однажды я была в Москве, участвовала в выставке в «Гараже». Это очень интересный опыт. Но мне бы хотелось открыть для себя русское ремесло, традиции и мастерство простых людей. Я чувствую, что это настоящий клад.

Так когда вас ждать в Москве?

Как только поступит приглашение. Надеюсь, очень скоро. Я готова. Непременно приеду с Невестой!

Версаль Жоаны Вашконселуш
Версальский дворец, Париж
До 30 сентября

Самое читаемое:
1
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
Смерть вдовы Элия Белютина Нины Молевой актуализировала вопрос, кому отойдет коллекция старых мастеров. Вспоминаем нашу статью 2015 года, так как новых фактов за это время не появилось
14.02.2024
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
2
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
Даже те, кому не понравился фильм, не отрицают, что в нем создана особая реальность, параллельная тексту Михаила Булгакова. Мы поговорили с участниками съемочной группы о визуально-пластическом языке фильма: вторых планах, цвете и важных деталях
09.02.2024
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
3
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
Выставка «Герои и современники Серебряного века» представляет «наиболее объективный и выразительный портрет эпохи». Это уже четвертая часть цикла, посвященного рубежу XIX–XX веков, времени журналов, манифестов и художественных группировок
14.02.2024
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
4
Импрессионизм как источник света в условиях нехватки воздуха
Произведения из коллекций 27 музеев России, представленные на выставке в Санкт-Петербурге, отдают дань традициям и эстетике импрессионизма, которые находили отражение в советском изобразительном искусстве разных лет
27.02.2024
Импрессионизм как источник света в условиях нехватки воздуха
5
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
Одна из самых больших выставок Павла Филонова в Москве проходит в Медиацентре «Зарядье». О своих впечатлениях рассказывает писатель Дмитрий Бавильский — и приходит к выводу, что восприятие художника сильно зависит от оптимизма или пессимизма зрителя
15.02.2024
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
6
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
Эрмитаж приобрел почти полторы сотни предметов из собрания покойного мецената Юрия Абрамова, который при жизни был почетным другом музея. В их числе — прижизненный скульптурный портрет Микеланджело Буонарроти и посмертный бюст Александра I
20.02.2024
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
7
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Ярославский художественный музей — неоднократный лауреат премии ИКОМ России, номинант и победитель ряда международных конкурсов. С 2008 года им руководит Алла Хатюхина, которую мы расспросили о необычном проекте «Три стихии» и о достижениях музея вообще
26.02.2024
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Подписаться на газету

Сетевое издание theartnewspaper.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-69509 от 25 апреля 2017 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Учредитель и издатель ООО «ДЕФИ»
info@theartnewspaper.ru | +7-495-514-00-16

Главный редактор Орлова М.В.

2012-2024 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+