FIAC: испытание рынком

Организаторы и участники FIAC подвели итоги крупнейшей французской ярмарки современного искусства и рассказали о трудностях, с которыми им приходится сталкиваться сегодня

Дуэт Ланг & Бауман. Street Painting #10. 2018. Loevenbruck Gallery. Фото: Marc Domage
Дуэт Ланг & Бауман. Street Painting #10. 2018. Loevenbruck Gallery.
Фото: Marc Domage

Дженнифер Флей, директор FIAC: «Нужно постоянно держать в голове финансовые ограничения экспонентов»

В прошлом году мы всерьез задумались о том, как помочь молодым галереям и решить проблему несправедливой ценовой политики на стенды на ярмарках. Мы считаем, что предстоит проделать еще очень большую работу. В прошлом году базовая цена на стенд составляла €579 за квадратный метр. Чтобы помочь начинающим галеристам, в этом году мы снизили тариф на небольшие стенды до €550 за квадратный метр, при этом стоимость квадратного метра при аренде больших стендов выросла на 2,2% и составила €650. Мы всегда стремились помогать молодым дилерам, и наша субсидируемая секция Lafayette дает реальные результаты. Например, лос-анджелесская галерея Friedman Fitzpatrick раньше была одной из ее участниц, а теперь она уже открыла собственное пространство в Париже.


FIAC 2018 в Гран-пале. Фото: Marc Domage
FIAC 2018 в Гран-пале.
Фото: Marc Domage

Анн-Клоди Корик, исполнительный директор парижской Galerie Templon: «Трудно координировать расписания художественных ярмарок с собственной выставочной программой»

Думаю, что на сегодняшний день одна из самых больших трудностей, с которыми сталкиваются галереи, — это необходимость координировать участие в художественных ярмарках с собственной программой выставок и мероприятий. С годами мы все стали очень сильно зависеть от участия в ярмарках. Поначалу они были всего лишь дополнительным средством продвижения наших художников, в особенности за рубежом, но теперь превратились в неотъемлемый элемент нашей глобальной стратегии, продаж, продвижения художников, на них приходится 50% наших продаж и клиентов. Каждая ярмарка обходится в $100–200 тыс. (аренда стенда, оборудование, транспортировка, проездные расходы). Для галереи нашего размера это весьма значительная инвестиция в мероприятие, которое длится всего пять дней. Каждая ярмарка требует временных затрат и нового ассортимента — и ассортимента высочайшего уровня, если мы хотим покрыть расходы. И так 10–12 раз в год!

Отборочные комиссии также бывают очень требовательными и влияют на то, что мы привозим или не привозим на ярмарку. В результате мы всегда работаем на двух разных уровнях: на местном уровне с сильными выставками, экспертизой, каталогами и на уровне «кочевничества» от ярмарки к ярмарке, более заточенном под продажи и кратковременную шумиху. Временами бывает трудно поддерживать баланс между этими стратегиями на концептуальном уровне. В финансовом отношении это громадное давление и высокие риски. Тем не менее ярмарки международного уровня, такие как Frieze или Art Basel, — единственный способ противостоять нашим главным конкурентам — аукционным домам.


Андро Векуа. Yellow Hold, Portrait. 2018. Sprüth Magers Gallery. Фото: Marc Domage
Андро Векуа. Yellow Hold, Portrait. 2018. Sprüth Magers Gallery.
Фото: Marc Domage

Гильермо Ромеро Парра, директор мадридской галереи Parra & Romero: «Трудно соответствовать требованиям ярмарочной системы»

Лично мне трудно работать в рамках существующей сегодня системы ярмарок. Художественная ярмарка находится на самой вершине рыночной пирамиды, в то время как образовательная система и такие институции, как художественные колледжи, располагаются в самом низу. Это неправильно, все должно быть устроено ровно наоборот. Модель, при которой ярмарки есть в каждом большом городе, нежизнеспособна, потому что коллекционеров не так много. Молодое поколение и начинающие галереи не заинтересованы в том, чтобы стараться попасть на крупные ярмарки. Я верю в более традиционные методы работы, например в подготовку выставок в тесном сотрудничестве с художниками. В то же время ярмарки важны тем, что на них мы заводим знакомства.


Фред Эверсли. «Без названия» («Параболическая линза»). 2018. David Kordansky Gallery. Фото: Marc Domage
Фред Эверсли. «Без названия» («Параболическая линза»). 2018. David Kordansky Gallery.
Фото: Marc Domage

Франк Празан, директор парижской галереи Applicat-Prazan: «Трудность заключается в поиске высококачественного материала»

Эта проблема выражается несколько по-разному для дилеров, работающих на первичном и на вторичном рынке. Для первых главнее всего погоня за размахом: производственные затраты, борьба за модных художников и необходимость удерживать их и выстраивать бренд. Проблема дилеров вторичного рынка заключается в том, что постоянно обновлять свой ассортимент произведениями высокого класса по приемлемым ценам стало практически невозможно или по меньшей мере трудно. И те и другие сталкиваются с требующей невероятных вложений ярмарочной моделью. Ваша профессиональная жизнь очень сильно зависит от вашей позиции, от того, «внутри» вы (инсайдеры) или «вне» (аутсайдеры). А ведь по-настоящему большое значение имеют меньше десяти ярмарок в мире. И те, и другие дилеры вынуждены также считаться с аукционной системой, играющей роль конкурента (для вторичного рынка) или инструмента утверждения статуса (для первичного рынка).


Йорг Иммендорф. «Петух». 1996. Галерея Michael Werner. Фото: Marc Domage
Йорг Иммендорф. «Петух». 1996. Галерея Michael Werner.
Фото: Marc Domage

Ален Серве, бельгийский коллекционер: «Трудно находить новые произведения вне обычных „слишком коммерциализированных“ площадок»

По моим ощущениям, и на Frieze, и на FIAC галереи привозят материал в первую очередь на продажу, а вовсе не для того, чтобы показать что-то интересное и произвести впечатление. Дилеры привозят работы знаменитых статусных художников, которые им точно удастся продать и покрыть весьма значительные расходы на участие. Я сравниваю ярмарки с дневными торгами — меня удивили высокие цены на качественные лоты на Christie’s и Sotheby’s во время Frieze. Главное в ярмарках — это брендинг, больших дилеров можно сравнить с флагманскими магазинами с их сверхмодными витринами. Но я по-прежнему верю в то, что в будущем люди откажутся от модели торговых центров и выберут аналог независимых магазинов, работающих в вечерние часы и сотрудничающих со своими коллегами. Но нужно внимательно следить за ценами. Я, например, считаю, что на ярмарке Paris Internationale цены часто где-то на 40% выше уровня, на котором риск приобретения смелой работы молодого художника разумен.

Фотографии и отчеты о продажах на ярмарке смотрите на странице The Art Newspaper в Instagram.

Самое читаемое:
1
Главные выставки нового сезона
Выставка Врубеля под кураторством Аркадия Ипполитова, Жан-Юбер Мартен в ГМИИ, «Смолянки» Левицкого, Константин Мельников во всех видах, Ай Вэйвэй из дутого стекла, «Атомная Леда» Дали и многое другое в нашем списке самых любопытных проектов осени
01.09.2021
Главные выставки нового сезона
2
В Москве появилась «Музейная четверка»: что это значит?
Четыре крупных столичных музея объявили о создании совместного проекта и представили свои маршруты
16.09.2021
В Москве появилась «Музейная четверка»: что это значит?
3
В Манеже открылась девятая ярмарка Cosmoscow
Участие в международной ярмарке современного искусства принимают 77 галерей
17.09.2021
В Манеже открылась девятая ярмарка Cosmoscow
4
От Боттичелли до Пепперштейна: художники на экране
Криминальные истории из мира aрт-бизнеса, ностальгические путешествия, интервью в анимационном формате и поездка на старом автомобиле: на The ART Newspaper Russia FILM FESTIVAL 2021 представлены разные жанры современного кино об искусстве
02.09.2021
От Боттичелли до Пепперштейна: художники на экране
5
Зельфира Трегулова: «Сейчас в музее нам нужны более сильные эмоции и впечатления»
Директор Третьяковской галереи Зельфира Трегулова рассказала о том, каким видит музей в будущем, об идеальной выставке и почему картины Михаила Врубеля вызывают интерес у зрителей от Казани до Осло
22.09.2021
Зельфира Трегулова: «Сейчас в музее нам нужны более сильные эмоции и впечатления»
6
Михаил Карисалов: «Тема частного музея, музея одного коллекционера мне не очень близка»
Меценат и потомственный коллекционер Михаил Карисалов рассказал о том, почему решил передавать в дар музеям обширные части своей коллекции и какие из принадлежащих ему произведений можно будет увидеть на выставке в фонде IN ARTIBUS с 7 сентября
06.09.2021
Михаил Карисалов: «Тема частного музея, музея одного коллекционера мне не очень близка»
7
Еврейский музей и центр толерантности покажет Рембрандта и расскажет о каббале
В свой юбилейный год московский музей реконструирует еще одно крыло Бахметьевского гаража и устроит выставки крупнейших художников, в том числе Рембрандта и Клюна
02.09.2021
Еврейский музей и центр толерантности покажет Рембрандта и расскажет о каббале
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+