18+
Материалы нашего сайта не предназначены для лиц моложе 18 лет.
Пожалуйста, подтвердите свое совершеннолетие.

Музею Востока исполняется 100 лет

№67
Материал из газеты

К своему юбилею Государственный музей искусства народов Востока подходит на пике территориального расширения. Осваивая новые для себя пространства, институция одновременно стремится не забывать о присущей ей научной фундаментальности

Всего через несколько месяцев после переезда большевистского правительства из Петрограда в Москву, 30 октября 1918 года на заседании Наркомпроса (докладчиком выступал искусствовед Павел Муратов) было решено создать музей Ars Asiatica. Вернее, речь шла сразу о двух музеях — классического восточного искусства и более современного, но на практике сумели потянуть лишь один. Необходимость в нем была очевидна. В результате национализации, происходившей в небывалых масштабах, в распоряжении новой власти оказались несметные сокровища, и требовалось их грамотное перераспределение, поскольку, как известно, «социализм есть учет и контроль». Даже в случае ориентальной экзотики.

Ars Asiatica из Национального музейного фонда получил многое — стоит упомянуть хотя бы раритеты из бывших купеческих коллекций братьев Щукиных и семейства Брокар, из собраний Бориса Гавронского, Николая Мосолова, Ильи Остроухова, Агафона Фаберже — сына легендарного придворного ювелира. Существенный приток экспонатов дала национализация антикварных магазинов. А еще бывали дары и закупки. Например, в 1926 году музей приобрел у наследников прославленного востоковеда Алексея Позднеева ценнейшую коллекцию ламаистского искусства. Пополнялись фонды и путем передачи тех или иных предметов из других государственных музеев — в целях упорядочивания «всенародного достояния». 

Еще один источник для расширения коллекции Государственного музея восточных культур (так он стал именоваться с 1925 года) возник после того, как начали снаряжаться регулярные археологические экспедиции в регионы страны. Первая из них датируется 1926–1928 годами, тогда специалисты вели успешные раскопки в окрестностях Старого Термеза в Узбекистане. С той поры география полевых исследований разрослась до десятков локаций, копают даже на Чукотке в условиях вечной мерзлоты. Археология по-прежнему подпитывает собрание музея — как и закупочные экспедиции, которые после долгих перерывов возобновлялись дважды (в конце 1960-х и в начале 2000-х) и продолжают практиковаться. 

Словом, с самого начала и на десятилетия вперед фонды показывали численный рост и расширение тематического охвата. Однако любой музей — это не только коллекции, но и место обитания. Желательно, чтобы им было просторное, хорошо приспособленное здание с налаженной инфраструктурой. Однако с постоянной пропис­кой музею, который за свою историю к тому же еще и не раз переименовывался, долгое время не слишком везло. До 1930 года он сменил несколько адресов, пока не обосновался в бывшей церкви Илии Пророка на Воронцовом Поле, где к тому моменту размещался чайный склад. Пришлось производить серьезную реконструкцию, но через два года все же удалось открыть постоянную экспозицию. Это здание служило музею и после того, как в начале 1980-х случился новый переезд (ему тоже предшествовала затяжная реконструкция) — в ампирный дом Луниных на Суворовском, ныне Никитском, бульваре. Тут и сейчас находится музейная «штаб-квартира», а вот с бывшим храмом, где все последние десятилетия располагались фонды и всевозможные службы, вскоре придется расстаться: комплекс на Воронцовом Поле передают Русской православной церкви. 

Жаловаться на тесноту, впрочем, Музею искусства народов Востока нынче не приходится. Скорее, наоборот: успеть бы освоить в обозримые сроки новые территории. Их приращение произошло недавно, почти одновременно, хотя и по довольно разным сценариям. 

Три года назад были подписаны документы о передаче в ведение музея одного из павильонов на ВДНХ (первоначально он назывался «Армянская ССР», впоследствии переименовывался в «Пищевую промышленность» и «Здравоохранение») в рамках создаваемого там музейного кластера. Накануне 100-летия институции произошло заселение, в сентябре этого года в павильоне открылась выставка «Рерихи. Сохраняя культуру». Как рассказал TANR генеральный директор музея Александр Седов, здесь, помимо выставочных залов, разместятся открытое фондохранилище и реставрационные мастерские. «Планируем, что вскоре полностью закончим реставрацию павильона, и уже в октябре или начале ноября начнется переезд фондов, который должен завершиться ориентировочно в апреле будущего года», — уточнил он. Открытое хранение радикально повысит доступность музейного собрания для публики. «По нашим подсчетам, если сейчас у нас в здании на Никитском бульваре выставлено менее 6% всех фондов, которыми мы владеем, то со временем, если все удастся реализовать так, как задумали, доля постоянно экспонируемых предметов возрастет до 40%, если не больше», — прогнозирует директор. 

Другой территориальный сюжет целиком связан с наследием уже упомянутых Рерихов — Николая и Святослава. После многолетней тяжбы и острой фазы конфликта, пришедшейся на 2017 год, Государственный музей искусства народов Востока стал юридически полноправным владельцем той части коллекции, которая прежде принадлежала Международному центру Рерихов, а также здания по Малому Знаменскому переулку, известного как усадьба Лопухиных. Здесь уже работает обновленная экспозиция, но Александр Седов сохраняет интригу: «Это промежуточный этап. Мы сейчас думаем над новым устройством экспозиции Рерихов и вообще разрабатываем новую концепцию того, как все будет выглядеть. Про окончательный результат я вам сказать пока не могу».

Между тем постоянная экспозиция Музея Востока по-прежнему остается в доме Луниных. Здесь, конечно, многое меняется со временем. Например, не так давно появилась «археологическая кладовая» с результатами раскопок на Кавказе и в Средней Азии. Неизбежна и дальнейшая модернизация. Но, честно говоря, есть какое-то необъяснимое обаяние в той старорежимной основательности, с какой экспонируются в этих анфиладах бронзовые тибетские будды, китайские вазы, японские ширмы и афганские ковры. Добротный музей восточных культур — признак именно европейской цивилизованности, как ни парадоксально. И у нас этот признак имеется. 

Самое читаемое:
1
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
Смерть вдовы Элия Белютина Нины Молевой актуализировала вопрос, кому отойдет коллекция старых мастеров. Вспоминаем нашу статью 2015 года, так как новых фактов за это время не появилось
14.02.2024
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
2
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
Даже те, кому не понравился фильм, не отрицают, что в нем создана особая реальность, параллельная тексту Михаила Булгакова. Мы поговорили с участниками съемочной группы о визуально-пластическом языке фильма: вторых планах, цвете и важных деталях
09.02.2024
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
3
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
Выставка «Герои и современники Серебряного века» представляет «наиболее объективный и выразительный портрет эпохи». Это уже четвертая часть цикла, посвященного рубежу XIX–XX веков, времени журналов, манифестов и художественных группировок
14.02.2024
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
4
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
Одна из самых больших выставок Павла Филонова в Москве проходит в Медиацентре «Зарядье». О своих впечатлениях рассказывает писатель Дмитрий Бавильский — и приходит к выводу, что восприятие художника сильно зависит от оптимизма или пессимизма зрителя
15.02.2024
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
5
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
Эрмитаж приобрел почти полторы сотни предметов из собрания покойного мецената Юрия Абрамова, который при жизни был почетным другом музея. В их числе — прижизненный скульптурный портрет Микеланджело Буонарроти и посмертный бюст Александра I
20.02.2024
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
6
Объявлен лонг-лист ХII Премии The Art Newspaper Russia
Наша газета составила традиционный список номинантов на ежегодную премию за 2023 год в пяти категориях: «Музей года», «Выставка года», «Реставрация года», «Книга года», «Личный вклад». Знакомьтесь с ее лонг-листом. Лауреаты будут объявлены 13 марта
08.02.2024
Объявлен лонг-лист ХII Премии The Art Newspaper Russia
7
Мировые выставки — 2024: от двух Микеланджело в Лондоне до самой дорогой картины Метрополитен-музея
Коллеги из The Art Newspaper из множества выставок, которые ежегодно проводятся в мире, выбрали самые интересные и поделились подробностями
05.02.2024
Мировые выставки — 2024: от двух Микеланджело в Лондоне до самой дорогой картины Метрополитен-музея
Подписаться на газету

Сетевое издание theartnewspaper.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-69509 от 25 апреля 2017 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Учредитель и издатель ООО «ДЕФИ»
info@theartnewspaper.ru | +7-495-514-00-16

Главный редактор Орлова М.В.

2012-2024 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+