Музею Востока исполняется 100 лет

№67, октябрь 2018
№67
Материал из газеты

К своему юбилею Государственный музей искусства народов Востока подходит на пике территориального расширения. Осваивая новые для себя пространства, институция одновременно стремится не забывать о присущей ей научной фундаментальности

Николай Рерих (1874–1947). «Строят боевые ладьи». 1903. Фото: Государственный музей Востока
Николай Рерих (1874–1947). «Строят боевые ладьи». 1903.
Фото: Государственный музей Востока

Всего через несколько месяцев после переезда большевистского правительства из Петрограда в Москву, 30 октября 1918 года на заседании Наркомпроса (докладчиком выступал искусствовед Павел Муратов) было решено создать музей Ars Asiatica. Вернее, речь шла сразу о двух музеях — классического восточного искусства и более современного, но на практике сумели потянуть лишь один. Необходимость в нем была очевидна. В результате национализации, происходившей в небывалых масштабах, в распоряжении новой власти оказались несметные сокровища, и требовалось их грамотное перераспределение, поскольку, как известно, «социализм есть учет и контроль». Даже в случае ориентальной экзотики.

Ars Asiatica из Национального музейного фонда получил многое — стоит упомянуть хотя бы раритеты из бывших купеческих коллекций братьев Щукиных и семейства Брокар, из собраний Бориса Гавронского, Николая Мосолова, Ильи Остроухова, Агафона Фаберже — сына легендарного придворного ювелира. Существенный приток экспонатов дала национализация антикварных магазинов. А еще бывали дары и закупки. Например, в 1926 году музей приобрел у наследников прославленного востоковеда Алексея Позднеева ценнейшую коллекцию ламаистского искусства. Пополнялись фонды и путем передачи тех или иных предметов из других государственных музеев — в целях упорядочивания «всенародного достояния». 

Халат мальчика. Узбекистан, Бухара, середина XIX в. Полушелковая ткань «адрас», х/б ткань, тесьма, ручное ткачество, ручное крашение «абрбанди», плетение. Фото: Государственный музей Востока
Халат мальчика. Узбекистан, Бухара, середина XIX в. Полушелковая ткань «адрас», х/б ткань, тесьма, ручное ткачество, ручное крашение «абрбанди», плетение.
Фото: Государственный музей Востока

Еще один источник для расширения коллекции Государственного музея восточных культур (так он стал именоваться с 1925 года) возник после того, как начали снаряжаться регулярные археологические экспедиции в регионы страны. Первая из них датируется 1926–1928 годами, тогда специалисты вели успешные раскопки в окрестностях Старого Термеза в Узбекистане. С той поры география полевых исследований разрослась до десятков локаций, копают даже на Чукотке в условиях вечной мерзлоты. Археология по-прежнему подпитывает собрание музея — как и закупочные экспедиции, которые после долгих перерывов возобновлялись дважды (в конце 1960-х и в начале 2000-х) и продолжают практиковаться. 

Словом, с самого начала и на десятилетия вперед фонды показывали численный рост и расширение тематического охвата. Однако любой музей — это не только коллекции, но и место обитания. Желательно, чтобы им было просторное, хорошо приспособленное здание с налаженной инфраструктурой. Однако с постоянной пропис­кой музею, который за свою историю к тому же еще и не раз переименовывался, долгое время не слишком везло. До 1930 года он сменил несколько адресов, пока не обосновался в бывшей церкви Илии Пророка на Воронцовом Поле, где к тому моменту размещался чайный склад. Пришлось производить серьезную реконструкцию, но через два года все же удалось открыть постоянную экспозицию. Это здание служило музею и после того, как в начале 1980-х случился новый переезд (ему тоже предшествовала затяжная реконструкция) — в ампирный дом Луниных на Суворовском, ныне Никитском, бульваре. Тут и сейчас находится музейная «штаб-квартира», а вот с бывшим храмом, где все последние десятилетия располагались фонды и всевозможные службы, вскоре придется расстаться: комплекс на Воронцовом Поле передают Русской православной церкви. 

Экспозиция музея. 1950–1960-е гг. Фото: Государственный музей Востока
Экспозиция музея. 1950–1960-е гг.
Фото: Государственный музей Востока

Жаловаться на тесноту, впрочем, Музею искусства народов Востока нынче не приходится. Скорее, наоборот: успеть бы освоить в обозримые сроки новые территории. Их приращение произошло недавно, почти одновременно, хотя и по довольно разным сценариям. 

Три года назад были подписаны документы о передаче в ведение музея одного из павильонов на ВДНХ (первоначально он назывался «Армянская ССР», впоследствии переименовывался в «Пищевую промышленность» и «Здравоохранение») в рамках создаваемого там музейного кластера. Накануне 100-летия институции произошло заселение, в сентябре этого года в павильоне открылась выставка «Рерихи. Сохраняя культуру». Как рассказал TANR генеральный директор музея Александр Седов, здесь, помимо выставочных залов, разместятся открытое фондохранилище и реставрационные мастерские. «Планируем, что вскоре полностью закончим реставрацию павильона, и уже в октябре или начале ноября начнется переезд фондов, который должен завершиться ориентировочно в апреле будущего года», — уточнил он. Открытое хранение радикально повысит доступность музейного собрания для публики. «По нашим подсчетам, если сейчас у нас в здании на Никитском бульваре выставлено менее 6% всех фондов, которыми мы владеем, то со временем, если все удастся реализовать так, как задумали, доля постоянно экспонируемых предметов возрастет до 40%, если не больше», — прогнозирует директор. 

Комиссия по культурному и художественному наследию в Мемориальном кабинете Н.К.Рериха в Музее Востока. 1987 г. Фото: Государственный музей Востока
Комиссия по культурному и художественному наследию в Мемориальном кабинете Н.К.Рериха в Музее Востока. 1987 г.
Фото: Государственный музей Востока

Другой территориальный сюжет целиком связан с наследием уже упомянутых Рерихов — Николая и Святослава. После многолетней тяжбы и острой фазы конфликта, пришедшейся на 2017 год, Государственный музей искусства народов Востока стал юридически полноправным владельцем той части коллекции, которая прежде принадлежала Международному центру Рерихов, а также здания по Малому Знаменскому переулку, известного как усадьба Лопухиных. Здесь уже работает обновленная экспозиция, но Александр Седов сохраняет интригу: «Это промежуточный этап. Мы сейчас думаем над новым устройством экспозиции Рерихов и вообще разрабатываем новую концепцию того, как все будет выглядеть. Про окончательный результат я вам сказать пока не могу».

Миниатюрные портреты на слоновой кости. Северная Индия, XIX в. На медальоне изображена Арджуманд Бану Бегум, более известная как Мумтаз Махал — возлюбленная императора Шах-Джахана. Она умерла во время родов в 1631 г., а на следующий год началось возведение ее усыпальницы, ставшей жемчужиной могольской архитектуры, — Тадж-Махала. Фото: Государственный музей Востока
Миниатюрные портреты на слоновой кости. Северная Индия, XIX в. На медальоне изображена Арджуманд Бану Бегум, более известная как Мумтаз Махал — возлюбленная императора Шах-Джахана. Она умерла во время родов в 1631 г., а на следующий год началось возведение ее усыпальницы, ставшей жемчужиной могольской архитектуры, — Тадж-Махала.
Фото: Государственный музей Востока

Между тем постоянная экспозиция Музея Востока по-прежнему остается в доме Луниных. Здесь, конечно, многое меняется со временем. Например, не так давно появилась «археологическая кладовая» с результатами раскопок на Кавказе и в Средней Азии. Неизбежна и дальнейшая модернизация. Но, честно говоря, есть какое-то необъяснимое обаяние в той старорежимной основательности, с какой экспонируются в этих анфиладах бронзовые тибетские будды, китайские вазы, японские ширмы и афганские ковры. Добротный музей восточных культур — признак именно европейской цивилизованности, как ни парадоксально. И у нас этот признак имеется. 

Самое читаемое:
1
Как смотреть работы Врубеля, или Рождение трагедии из духа узора
Грандиозная выставка в Новой Третьяковке призвана показать «новый взгляд» на Михаила Врубеля, трех «Демонов» сразу и графику, сделанную художником в больнице. По-новому взглянул на наследие Врубеля и арт-критик Михаил Боде
02.11.2021
Как смотреть работы Врубеля, или Рождение трагедии из духа узора
2
Побелевшие стены: зачем Пушкинский музей переделал постоянную экспозицию
Реэкспозиция живописи старых мастеров в главном здании ГМИИ им. А.С.Пушкина понемногу готовит нас к изменениям, которые ждут музей после глобальной реконструкции
01.11.2021
Побелевшие стены: зачем Пушкинский музей переделал постоянную экспозицию
3
«Качели» Фрагонара отреставрировали — и теперь они фривольны как никогда
После расчистки на знаменитом полотне в стиле рококо из Собрания Уоллеса обнаружились новые озорные детали
22.11.2021
«Качели» Фрагонара отреставрировали — и теперь они фривольны как никогда
4
Невероятные приключения итальянской статуи в России
Мраморная скульптура, сыгравшая важную роль в фильме «Формула любви», действительно подлинное произведение искусства, а не просто реквизит. Кто ее автор, каково настоящее название, где она сейчас и сколько у нее двойников — в нашем расследовании
19.11.2021
Невероятные приключения итальянской статуи в России
5
Критик Федор Ромер умер от ковида
Художественный критик Александр Панов, известный по своему псевдониму Федор Ромер, умер в Москве от ковида. Ему недавно исполнилось 50. Для арт-сообщества он был одной из ключевых фигур, успев написать о многих художниках
02.11.2021
Критик Федор Ромер умер от ковида
6
Жан-Юбер Мартен: «Пандемия подчеркнула, что музей — место, важное для социальной жизни»
Знаменитый куратор рассказал нам о том, чем живущие художники могут быть полезны музеям, о преимуществе чувств над знаниями и о грандиозном проекте для Пушкинского
09.11.2021
Жан-Юбер Мартен: «Пандемия подчеркнула, что музей — место, важное для социальной жизни»
7
«Бетонный шедевр»: одна из новелл в новом фильме Уэса Андерсона посвящена цене искусства
В прокат вышел фильм «„Французский вестник“. Приложение к газете „Либерти. Канзас ивнинг сан“» режиссера и художника Уэса Андерсона, рассказывающий о превратностях судеб художника и продавца искусства
18.11.2021
«Бетонный шедевр»: одна из новелл в новом фильме Уэса Андерсона посвящена цене искусства
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+