Десять часовен на острове

№65, июль-август 2018
№65
Материал из газеты

Ватикан на 16-й Архитектурной биеннале в Венеции выступил рачительным заказчиком и реализовал проекты архитекторов

Часовня архитектора Смиляна Радича. Фото: Аndrea Avezzù, Italo RondInella, Francesco Galli / La Biennale di Venezia
Часовня архитектора Смиляна Радича.
Фото: Аndrea Avezzù, Italo RondInella, Francesco Galli / La Biennale di Venezia

Святой престол впервые участвует в Архитектурной биеннале, и премьера прошла блестяще. Конечно, успех объясним. В отличие от других стран-участниц, Ватикан показал не информацию об архитектуре и не размышления о ней, а реальные объекты, да еще предъявив их не в тесноте павильонов, а на лужайке острова Сан-Джорджо-Маджоре.

Проекты десяти часовен были заказаны разным архитекторам и реализованы строительными компаниями. Но не только в реализации дело, сама задача — проектирование малых форм с определенной функцией и обязательно, буквально духовной составляющей — стимулирует и поощряет фантазию и поиск нестандартных решений. Католическая церковь, как известно, в отличие от православной, признает архитектурный язык современности и приветствует развитие традиций. За точку отсчета архитекторам была предложена хрестоматийная деревянная часовня Эрика Гуннара Асплунда. Построенная в 1920 году на Лесном кладбище в Стокгольме, эта деревянная капелла-хижина — идеальное место смиренной уединенной молитвы.

Часовня архитектора Нормана Фостера. Фото: Аndrea Avezzù, Italo RondInella, Francesco Galli / La Biennale di Venezia
Часовня архитектора Нормана Фостера.
Фото: Аndrea Avezzù, Italo RondInella, Francesco Galli / La Biennale di Venezia

Награду заказчика получил Норман Фостер с партнерами. Он представил высокотехнологичный шатер, точнее, три переходящих друг в друга шатра, сложенных из деревянных брусов-реек, хитро и надежно скрепленных металлическими болтами. Сборные стенки стоят под разным углом наклона и создают видимость хрупкости конструкции, ее рукотворности и безыскусности.

Подчеркнутая простота отличает большинство часовен, что и требовало проектное задание, как и использование экологически безопасных материалов. Полное смирение приходится проявить, протискиваясь в узкую дверь деревянного домика с кривыми стволами на фасаде, сочиненного японцем Терунобу Фудзимори. Но внутри капеллы с белыми стенами и очерченным черными вкраплениями условным алтарем чувствуешь тихую радость, как и было задумано.

Интерьер часовни архитектора Терунобу Фудзимори. Фото: Аndrea Avezzù, Italo RondInella, Francesco Galli / La Biennale di Venezia
Интерьер часовни архитектора Терунобу Фудзимори.
Фото: Аndrea Avezzù, Italo RondInella, Francesco Galli / La Biennale di Venezia

Тему часовни в виде модернизированной лесной сторожки по-разному про должили американец Эндрю Берман и чилиец Смилян Радич. А бразильянка Карла Жуасаба дошла до полного минимализма — просто поставила большой металлический крест из отполированной до зеркального блеска нержавеющей стали прямо на природе. Крест непривычной формы: у него низко опущена поперечная планка, а на земле его продолжает еще одна стальная балка и приделанная к ней тоже стальная скамейка-жердочка. На солнце сталь блестит как зеркало, и крест, отражая небо и зелень, как будто дематериализуется, растворяется в природе. Часовни не получилось: без стен она, возможно, и может состояться, но без алтаря — нет. Поэтому произведение Жуасабы так и называется — «Крест и скамейка». Исключительно формально, то есть интересуясь формой объекта, а не его молитвенным назначением, к теме подошел Хавьер Корвалан. Огромный полый цилиндр, похожий на барабан без дна и крышки, он поставил под углом к земле. Крест внутри почему-то шестигранный. Довольно странно, как фрагмент стены низкого средиземноморского дома, выглядит ярко-розовая «Утренняя капелла» испанцев Рикардо Флореса и Евы Пратс.

Часовня архитекторов Рикардо Флореса и Евы Пратс. Фото: Аndrea Avezzù, Italo RondInella, Francesco Galli / La Biennale di Venezia
Часовня архитекторов Рикардо Флореса и Евы Пратс.
Фото: Аndrea Avezzù, Italo RondInella, Francesco Galli / La Biennale di Venezia

Все часовни — таково условие — должны перемещаться, и все они будут отправлены в разные точки католического мира. Как их примут верующие, трудно сказать — но нельзя же быть католиком больше, чем кардинал Джанфранко Равази, куратор ватиканского павильона! Не каждая часовня понравилась публике и на биеннале, но все они, безусловно, интересны. Так что Ватикан выступил тут как смелый новатор, чуждый предрассудков. Кстати, не все участники его проекта католики и вообще верующие. 

Самое читаемое:
1
Зельфира Трегулова: «Сейчас в музее нам нужны более сильные эмоции и впечатления»
Директор Третьяковской галереи Зельфира Трегулова рассказала о том, каким видит музей в будущем, об идеальной выставке и почему картины Михаила Врубеля вызывают интерес у зрителей от Казани до Осло
22.09.2021
Зельфира Трегулова: «Сейчас в музее нам нужны более сильные эмоции и впечатления»
2
Выставка Врубеля в Третьяковке соединит разрозненные циклы и разрезанные картины
Гигантская монографическая выставка Михаила Врубеля в Новой Третьяковке станет важным этапом в познании его наследия. На ней встретятся три «Демона» и впервые будет показано такое количество поздней графики
05.10.2021
Выставка Врубеля в Третьяковке соединит разрозненные циклы и разрезанные картины
3
Как проектировали упаковку Триумфальной арки
В Париже открылся последний грандиозный проект Христо и Жанны-Клод — упакованная Триумфальная арка. Оказывается, работа над ним шла полвека. Показываем, как это было
24.09.2021
Как проектировали упаковку Триумфальной арки
4
Жан-Юбер Мартен перемешает коллекцию ГМИИ
Перед реконструкцией главного здания Пушкинского музея в нем решились на большой эксперимент
07.10.2021
Жан-Юбер Мартен перемешает коллекцию ГМИИ
5
Как появляются на арт-рынке работы Боттичелли и за сколько продаются
Сандро Боттичелли сейчас второй среди старых мастеров по цене после Леонардо да Винчи. Как правило, главные шедевры таких гениев давно в музеях, и каждое появление их произведений на рынке становится сенсацией
08.10.2021
Как появляются на арт-рынке работы Боттичелли и за сколько продаются
6
Sotheby’s выставил на аукцион позднюю картину Боттичелли
«Муж скорбей» появится на январских торгах с предварительной оценкой в $40 млн. Картина обрела авторство Боттичелли благодаря недавней переатрибуции, а до этого считалась работой его учеников
07.10.2021
Sotheby’s выставил на аукцион позднюю картину Боттичелли
7
Сурия Садекова: «Люди открывают личность, которую не знали»
В Фонде Louis Vuitton 22 сентября открывается выставка собраний Ивана и Михаила Морозовых. Сурия Садекова, завотделом образовательно-выставочных проектов ГМИИ им. А.С.Пушкина, рассказала о коллекции, проекте и организационных подвигах
21.09.2021
Сурия Садекова: «Люди открывают личность, которую не знали»
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+