Полторы комнаты Бродского превращаются в полторы квартиры

Сделан решительный шаг на пути создания музея Иосифа Бродского: выкуплена квартира, соседняя с мемориальной, что дает возможность открыть музей

Дом Мурузи на Литейном проспекте, где жил Иосиф Бродский. Фото: Наталья Шкуренок
Дом Мурузи на Литейном проспекте, где жил Иосиф Бродский.
Фото: Наталья Шкуренок

История создания музея Бродского в Петербурге растянулась уже почти на два десятилетия. О его скором открытии было громко объявлено в 2015 году, накануне 75-летия поэта. Но до сих пор квартира и «полторы комнаты» семьи Бродского стоят закрытыми от посетителей, без музейной концепции и перспектив реальной жизни. Выкуп соседней квартиры, похоже, позволит превратить мечту в реальность.

По-соседски

«Это место для офиса, гардероба, технических служб, — Максим Левченко, новый владелец квартиры в доме 24 по Литейному проспекту, в знаменитом доме Мурузи, показывает свое приобретение гостям. — Остальное пространство должно быть легко конвертируемым: сегодня здесь устроили выставку, завтра — лекцию, инсталляцию, театральный спектакль. Мы хотим создать правильную среду, куда будут приходить те, кому наша деятельность реально интересна».

Фасады дома Мурузи, где поэт прожил почти 20 лет до эмиграции в 1972 году, идут по Литейному проспекту, поворачивают на улицу Пестеля в сторону Преображенского собора и делают еще один поворот — на улицу Короленко. Окна квартиры на втором этаже, где находятся «полторы комнаты» Бродского, выходят на улицу Пестеля и на угол Пестеля и Короленко. Квартира, купленная Максимом Левченко, управляющим партнером девелоперской компании FortGroup, примыкает к ней со стороны улицы Короленко. Прежние владельцы квартиры Максим и Карина Малышевы сохранили историческую планировку пространства, в том числе анфиладу комнат, идущую вдоль фасада. 

Покупка обошлась Левченко почти в 36 млн руб., всего он готов вложить в проект не меньше $1 млн. Супруги Малышевы, организаторы общественных проектов «Архпароход» и «Плутон», вошли в состав попечительского совета будущего музея Бродского. 

Ловушка для поэта

Квартира Иосифа Бродского — на втором этаже. Фото: Наталья Шкуренок
Квартира Иосифа Бродского — на втором этаже.
Фото: Наталья Шкуренок

Еще в 1999 году Фонд музея Бродского, председателем совета учредителей которого является Михаил Мильчик, известный петербургский историк архитектуры и друг поэта, начал при поддержке спонсоров выкупать комнаты в бывшей коммуналке. К 2012 году фонд выкупил четыре из пяти комнат, владелица самой большой, бывшая соседка семьи Бродских Нина Васильевна Федорова, наотрез отказалась продавать свою. В 2014 году Василий Кичеджи, тогдашний вице-губернатор Петербурга, публично объявил, что собраны деньги для отделения комнаты госпожи Федоровой от остальной квартиры и что к юбилею поэта его музей будет открыт. 

Но все планы пошли прахом. И не только из-за упорства Нины Федоровой. Квартира Бродского оказалась настоящей ловушкой. По закону, чтобы сделать в ней музей, ее нужно перевести в нежилой фонд, а для этого все помещения под ней тоже должны быть нежилыми. Но на первом этаже расположена жилая квартира, владелец которой отказался обсуждать ее продажу. Кроме того, будущий музей, по требованию Минкультуры РФ, обязан иметь два входа-выхода, один из которых должен быть отдельным — им не могут пользоваться остальные жильцы дома. В квартире, где жил Бродский, есть два входа-выхода: один на черную лестницу, но на нее выходят двери других квартир, второй парадный, но его двери выходят на общую лестницу дома. Круг замкнулся.

Все эти годы квартира и ее «полторы комнаты» стоят пустыми, отдельных посетителей сюда пускают по особой договоренности с руководством Фонда музея Бродского. Перспектив у музея поэта не было никаких, пока Максим Левченко не купил соседнюю квартиру. Она имеет общую стену с мемориальной квартирой, в ней есть два отдельных входа-выхода, на первом этаже под ней находится кальянная, то есть нежилое помещение.

Чтобы объединить обе квартиры, достаточно пробить стену между ними. Это позволит сделать в новой квартире гардероб, помещение для охраны и другие технические службы, необходимые музею. Хотя для объединения необходимо решить немало юридических проблем, в том числе с охранными ведомствами: дом — памятник архитектуры, получить разрешение на перепланировку будет непросто. Но, похоже, это Максима Левченко не пугает.

Стены, которые объединяют

Максим Левченко планирует в ближайшее время организовать в купленной квартире общественное культурное пространство, где будут проходить лекции, встречи, выставки, научные конференции, концерты. Но он не скрывает и своего желания объединить в будущем обе квартиры — мемориальную и только что приобретенную. Он уже не раз публично заявил, что в его планах — совместные выставки с Музеем Ахматовой, в фондах которого хранится большое число подлинных вещей, принадлежавших Иосифу Бродскому, переданных сюда его вдовой и Фондом Бродского. Хранятся в Музее Ахматовой и многие вещи Бродского, принадлежавшие раньше петербургским друзьям поэта.

«Частная инициатива — единственная реальная возможность сделать музей Бродского, — уверена Нина Попова, директор Музея Ахматовой. — И мы готовы сотрудничать, тем более что с прошлого года Минкульт разрешил передавать на временное экспонирование предметы из государственного музейного фонда в частные музеи. Конечно, если это будут наши совместные выставочные проекты, которые мы вместе обсудим и которые совпадут с нашим представлением о замысле и воплощении».

Михаил Мильчик, председатель совета учредителей Фонда создания музея Иосифа Бродского, владеющего комнатами в мемориальной квартире поэта, рассказал корреспонденту TANR, что, по его мнению, создать музейное пространство в новой квартире можно и нужно и что он уже обсуждал с Левченко различные планы. 

«Пока музей в мемориальной квартире создать нельзя, — считает Мильчик. — Это вопрос не ближайшего времени, хотя я смотрю на всю эту затею самым положительным образом. Мне нравится идея музея, построенного на контрасте, одна часть — мемориальная, атмосферная, с духом времени, вторая — с современными приемами экспонирования, ориентированная на молодежь. Мы 1 августа собираемся со всеми участниками этого проекта, чтобы рассмотреть варианты концепции».


Максим Левченко: «Есть желание сломать стену!»

Нина Попова, директор Музея Ахматовой, и Максим Левченко. Фото: Наталья Шкуренок
Нина Попова, директор Музея Ахматовой, и Максим Левченко.
Фото: Наталья Шкуренок

Вы не скрываете своих планов объединить две квартиры. Но в мемориальной живет бывшая соседка Бродского, вы с ней этот вопрос обсуждали?

Нина Васильевна сама мне сказала: купи соседнюю квартиру, чего вы все ко мне пристаете!

В музейном сообществе Петербурга уже говорят, что вся эта история — лишь сделка с недвижимостью!

Да, это реальная сделка с недвижимостью, но не только. Мы планируем сделать здесь публичное культурное пространство, которое в перспективе перерастет в частный музей Бродского. Хотя это дело не ближайшего времени: нужно обсудить проекты, концепции, нужно создать новое юридическое лицо, — проблем много, но наша команда готова их решать. Мы хотим привлечь к реализации задачи и фундаментальную науку, найти партнера, типа университета, где преподавал Бродский. Я никуда не тороплюсь.

Но как только вы пробиваете дверь в соседнюю квартиру, вы получаете огромное количество проблем — например, грибок, из-за чего ни один музейный фонд не предоставит вам экспонаты…

Мы уже обсуждаем эту проблему, у нее есть решение. Нам важно, чтобы отсюда, из этой частной квартиры, будущего частного музея, был обеспечен доступ в «полторы комнаты», мы понимаем, что именно они представляют главный интерес. Уже есть план, как это сделать.

Зачем вам, успешному девелоперу, нужен этот музей?

Во-первых, мне нравится Бродский, во-вторых, мне небезразлично, что происходит в городе, — это нонсенс, что почти 20 лет не могут создать музей нобелевского лауреата. И это интересно как задача — она сложная, многоходовая, но решаемая. Поверьте, в том, что я делаю, нет никакого скрытого контекста. У нас есть специальная группа, с которой мы изучаем город, музеи — это важная часть моей жизни.

Самое читаемое:
1
Как королева Елизавета II управляла величайшей мировой коллекцией искусства
Во время своего правления Елизавета II открыла Королевскую коллекцию для публики. Одно из последних великих европейских королевских собраний, сохранившихся в неприкосновенности, представляет собой ретроспективу вкусов за более чем 500 лет
09.09.2022
Как королева Елизавета II управляла величайшей мировой коллекцией искусства
2
Ученые рассмотрели новые детали на «Молочнице» Вермеера
Анализ полотна «Молочница» Яна Вермеера перед его большой выставкой в Рейксмузеуме показывает, что художник работал намного быстрее, чем предполагалось ранее, и жертвовал деталями в пользу лаконичности
09.09.2022
Ученые рассмотрели новые детали на «Молочнице» Вермеера
3
В окрестностях Багдада обнаружен древний город
Исторически сложилось так, что почти вся иракская археология сосредоточена на объектах в междуречье Тигра и Евфрата. А вот новая находка отсылает к истории Парфянского царства — и этот тренд выглядит не менее перспективным
16.09.2022
В окрестностях Багдада обнаружен древний город
4
Третьяковка покажет проекты, посвященные Дягилеву, Рериху и Грабарю
Директор Третьяковской галереи Зельфира Трегулова вместе с коллегами рассказала о новых приобретениях и раскрыла подробности будущих выставок
21.09.2022
Третьяковка покажет проекты, посвященные Дягилеву, Рериху и Грабарю
5
Российский исследователь расшифровал письменность острова Пасхи
Последователь Юрия Кнорозова предложил свою версию чтения языка кохау ронго-ронго, используя экспонаты из петербургской Кунсткамеры
29.09.2022
Российский исследователь расшифровал письменность острова Пасхи
6
Материальная база отечественных киногрез: костюмы для героев
Рассказ о костюмах, которые создавала для классических советских фильмов художница Ольга Кручинина, открывает серию книг, посвященных представителям этой славной, но не всеми по достоинству ценимой профессии
16.09.2022
Материальная база отечественных киногрез: костюмы для героев
7
Один (не)посредственный взгляд на очень (не)плохую выставку
В галерее XL на «Винзаводе» открылась «Самая плохая выставка на свете». Авторы проекта, Авдей Тер-Оганьян и Художественное объединение «Красный кружок», исследуют природу плохого искусства — и плохого зрителя
16.09.2022
Один (не)посредственный взгляд на очень (не)плохую выставку
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+