Ренессанс на Солярисе

«Новый полет на Солярис» — это не простая выставка Музея AZ, а грандиозная мультимедийная инсталляция, представляющая некий космический корабль, отсылающий к знаменитому фильму Андрея Тарковского

Выставка «Новый полет на Солярис» в Фонде Франко Дзеффирелли во Флоренции. Фото: Музей AZ
Выставка «Новый полет на Солярис» в Фонде Франко Дзеффирелли во Флоренции.
Фото: Музей AZ

Работы звезд неофициального русского искусства 1960-х годов — от Франциско Инфанте до Эрнста Неизвестного — показывает во Флоренции, в Фонде Франко Дзеффирелли, московский частный Музей AZ (Анатолия Зверева). В буквальном смысле оторванные от своей почвы, как будто попавшие в невесомость, знакомые образы тут обретают новые смыслы, становясь элементами «культурологической игры», по выражению куратора выставки, Полины Лобачевской, и даже смелым манифестом, где советское искусство этой эпохи предлагается рассматривать вне привычных рамок, в открытом космосе европейской культуры.

Фонд, включающий музей режиссера с эскизами, костюмами и макетами, располагается в здании позднего барокко, еще недавно бывшем трибуналом, то есть судом, на площади по соседству с Музеем Барджелло. Под выставку предоставили огромный главный зал палаццо Сан-Фиренце с 19-метровыми сводами.

Выставка «Новый полет на Солярис» в Фонде Франко Дзеффирелли во Флоренции. Фото: Музей AZ
Выставка «Новый полет на Солярис» в Фонде Франко Дзеффирелли во Флоренции.
Фото: Музей AZ

Гигантское пространство затенено, только в центре поблескивает светлым металлом как будто пунктиром обозначенная овальная конструкция — не то дирижабль, не то подводная лодка — с призывно сияющими окошками-иллюминаторами. В этих иллюминаторах виднеется отнюдь не Земля, как в любимой песне советских космонавтов, а плывущие и сменяющие друг друга на фоне звездного неба образы. В одном это футуристические пришельцы из перформансов Франциско Инфанте, в другом — призрачные кувшины Дмитрия Краснопевцева, в третьем — зеленоватые рожи гуманоидов с картин Олега Целкова, в следующем ворочается золотая черепаха Дмитрия Плавинского, а в соседнем окошке выглядывают лунные пейзажи Юло Соостера. Два небольших бронзовых распятия Эрнста Неизвестного, энергичные, как сжатый кулак, спорят с мрамором барочных фигур-аллегорий. Под едва различимыми потолочными росписями парят два огромных паруса с вращающимися созвездиями, в торце пульсирует разными цветами, очевидно, символизирующая земной шар сфера (это работа сына Франциско Инфанте Платона). Напротив нее — большой экран, с которого на зрителя под меланхоличный саундтрек надвигаются брейгелевские «Охотники на снегу» — ключевой образ фильма «Солярис», об основных эпизодах которого напоминает снятый к выставке ролик. Все вместе производит если не ошеломляющее, как признавались некоторые первые зрители, то весьма сильное эмоциональное впечатление.

Выставка «Новый полет на Солярис» в Фонде Франко Дзеффирелли во Флоренции. Фото: Музей AZ
Выставка «Новый полет на Солярис» в Фонде Франко Дзеффирелли во Флоренции.
Фото: Музей AZ

Вслед за этим первым эффектом следуют вопросы. Причем здесь «Солярис»? Правильно ли вешать оригиналы картин (всего в выставке участвует 34 работы 12 художников; кроме вышеназванных, это, естественно, Анатолий Зверев, а также Петр Беленок, Лидия Мастеркова, Владимир Немухин, Владимир Янкилевский — все из коллекции Музея АZ) рядом со снятыми на их основе видеопроекциями и так ярко, по-театральному, высвечивать их лучами? А главное — зачем вообще было городить такую сложную махину ради показа, в сущности, камерных произведений? По признанию генерального директора Музея АZ Наталии Опалевой, проект обошелся почти в миллион долларов, а в Италию из России пришлось везти 17 т «железа» для этой инсталляции о русской духовности. Но усилия и затраты стоили того, чтобы изменить восприятие работ художников, входящих в коллекцию музея, если можно так выразиться, поднять их над землей, дать им другое измерение. Как в переносном, так и в буквальном смысле слова.

Выставка «Новый полет на Солярис» в Фонде Франко Дзеффирелли во Флоренции. Фото: Музей AZ
Выставка «Новый полет на Солярис» в Фонде Франко Дзеффирелли во Флоренции.
Фото: Музей AZ

По словам Наталии Опалевой, эти работы «воплощают идею единства культурных устремлений — во всем мире это время, которое у нас называлось „оттепелью“, было прорывом, приоткрылся железный занавес, появилась целая плеяда художников, писателей, кинематографистов». Кстати сказать, просветы в металлической конструкции космолета, придуманной экспозиционером Геннадием Синевым, воплощают и эту метафору прорыва железного занавеса, за которым оказался виден целый космос европейской культуры. Не зря Тарковский в своем фильме апеллировал к ее вершинам, как это делали и многие художники, называемые нонконформистами. Впрочем, куратору выставки и идеологу музея Полине Лобачевской не нравится это определение, как и другие из искусствоведческого обихода: «второй авангард», «другое искусство», «неофициальное искусство». Вместо этого она полемически предлагает новый термин — «советский Ренессанс». И где еще его отстаивать, как не в Италии, во Флоренции, где сами стены помогают?

Полина Лобачевская, много лет преподававшая во ВГИКе, потом основавшая галерею «Кино», выстроила стратегию открытого три года назад в Москве Музея АZ именно на диалоге художественных произведений и современных мультимедийных технологий — каждая выставка в музее это доказывает, а флорентийская одиссея замыкает трилогию выставок, посвященных параллелям между фильмами Андрея Тарковского и искусством его эпохи. Первая часть была посвящена «Сталкеру» и Петру Беленку, вторая — «Андрею Рублеву» и Дмитрию Плавинскому, третью решили посвятить «Солярису» с его темой океана — мирового разума. И понятно, почему именно Тарковский, в Тоскане снявший свой предпоследний фильм «Ностальгия», с его мировой славой нужен в таком проекте — как символ творческой свободы и как оммаж гостеприимным хозяевам. (Кстати, в музее Франко Дзеффирелли можно увидеть зал «Инферно» — его неосуществленного проекта по «Божественной комедии» Данте. Там графические эскизы режиссера также «оживают» в специальной видеоанимации.)

Как считает приехавший на вернисаж Франциско Инфанте, выбранных для выставки художников, принадлежавших к совсем разным направлениям, объединяет «ощущение метафизики в жизни, которого так не хватает в современном искусстве». Это ощущение метафизики, парения в каких-то запредельных пространствах подчеркивает дизайн выставки, диаметрально противоположный последней модной тенденции, заведенной итальянским куратором Джермано Челантом, стремящейся к как можно более точным историческим реконструкциям контекста, в котором возникло то или иное искусство. Впрочем, каким образом показывать искусство — как продукт эпохи или как вещь в себе — тема не для репортажа, а для философской дискуссии.

Выставка «Новый полет на Солярис» в Фонде Франко Дзеффирелли во Флоренции. Фото: Музей AZ
Выставка «Новый полет на Солярис» в Фонде Франко Дзеффирелли во Флоренции.
Фото: Музей AZ

Из уст Полины Лобачевской неудивительно услышать, что на видеопроекциях Александра Долгина картины выглядят даже лучше, чем в оригинале. «В них становится видна та энергия, которую они сохранили в душное советское время». Полина Ивановна замечает, что оператору Тарковского Владимиру Юсову пришлось снимать «Охотников» Брейгеля по огромной, специально написанной копии, чтобы лучше их представить на экране. И кто скажет, что это не удалось? Поколения наших людей полюбили Брейгеля заочно, в том числе благодаря этому фильму, никогда не видев картину в оригинале. Сегодня, в цифровую эпоху высочайших разрешений, граница между подлинниками и репродукциями стала эфемерной, а та аура, которую приписывают оригиналу, теперь может переметнуться и на воспроизведения, что происходит на «Новом полете на Солярис».

Мэр Флоренции Дарио Нарделла горячо приветствовал на пресс-конференции организаторов выставки. В своей речи он сказал, что «эта выставка, где нет барьеров между языками и предметами, очень важна для нашего города», что «это даже более человеческий опыт, чем культурный». Мэр напомнил, что это первый международный проект, который принимает открывшийся полгода назад Фонд Франко Дзеффирелли. «Франко — это великий посол Флоренции в мировой культуре и болельщик футбольного клуба „Фиорентина“. Я надеюсь, что эта выставка станет мостом между Москвой и Флоренцией», — отметил глава городской администрации. Сам маэстро ввиду преклонного возраста (ему 95 лет) не смог присутствовать на открытии, но его сын Пиппо Дзеффирелли, вице-президент фонда, выразил надежду на то, что этот «эффектный аттракцион привлечет туристов». А мэр распорядился, чтобы на выставку приводили школьников и студентов.

Выставка «Новый полет на Солярис» в Фонде Франко Дзеффирелли во Флоренции. Фото: Музей AZ
Выставка «Новый полет на Солярис» в Фонде Франко Дзеффирелли во Флоренции.
Фото: Музей AZ

К выставке была приурочена международная конференция, посвященная параллелям между советским и итальянским искусством 1960-х, которую также поддержал Музей AZ. В ней участвовали специалисты из Российского государственного института искусствознания, которые приступают к написанию академического тома по истории русского искусства послевоенной эпохи. И кто знает, возможно, в нем появится глава с громким названием «Советский Ренессанс» — и вовсе не про академиков-классицистов, а про художников, бросивших вызов своему окружению и улетевших на Солярис из своих бараков и хрущоб.

Флоренция, Фонд Франко Дзеффирелли
Новый полет на Солярис
До 31 июля

Самое читаемое:
1
Как смотреть работы Врубеля, или Рождение трагедии из духа узора
Грандиозная выставка в Новой Третьяковке призвана показать «новый взгляд» на Михаила Врубеля, трех «Демонов» сразу и графику, сделанную художником в больнице. По-новому взглянул на наследие Врубеля и арт-критик Михаил Боде
02.11.2021
Как смотреть работы Врубеля, или Рождение трагедии из духа узора
2
Побелевшие стены: зачем Пушкинский музей переделал постоянную экспозицию
Реэкспозиция живописи старых мастеров в главном здании ГМИИ им. А.С.Пушкина понемногу готовит нас к изменениям, которые ждут музей после глобальной реконструкции
01.11.2021
Побелевшие стены: зачем Пушкинский музей переделал постоянную экспозицию
3
«Качели» Фрагонара отреставрировали — и теперь они фривольны как никогда
После расчистки на знаменитом полотне в стиле рококо из Собрания Уоллеса обнаружились новые озорные детали
22.11.2021
«Качели» Фрагонара отреставрировали — и теперь они фривольны как никогда
4
Невероятные приключения итальянской статуи в России
Мраморная скульптура, сыгравшая важную роль в фильме «Формула любви», действительно подлинное произведение искусства, а не просто реквизит. Кто ее автор, каково настоящее название, где она сейчас и сколько у нее двойников — в нашем расследовании
19.11.2021
Невероятные приключения итальянской статуи в России
5
Критик Федор Ромер умер от ковида
Художественный критик Александр Панов, известный по своему псевдониму Федор Ромер, умер в Москве от ковида. Ему недавно исполнилось 50. Для арт-сообщества он был одной из ключевых фигур, успев написать о многих художниках
02.11.2021
Критик Федор Ромер умер от ковида
6
Жан-Юбер Мартен: «Пандемия подчеркнула, что музей — место, важное для социальной жизни»
Знаменитый куратор рассказал нам о том, чем живущие художники могут быть полезны музеям, о преимуществе чувств над знаниями и о грандиозном проекте для Пушкинского
09.11.2021
Жан-Юбер Мартен: «Пандемия подчеркнула, что музей — место, важное для социальной жизни»
7
«Бетонный шедевр»: одна из новелл в новом фильме Уэса Андерсона посвящена цене искусства
В прокат вышел фильм «„Французский вестник“. Приложение к газете „Либерти. Канзас ивнинг сан“» режиссера и художника Уэса Андерсона, рассказывающий о превратностях судеб художника и продавца искусства
18.11.2021
«Бетонный шедевр»: одна из новелл в новом фильме Уэса Андерсона посвящена цене искусства
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+