Вандализм как художественное средство

На произведения искусства нападают по разным причинам — политическим, религиозным или от злости и душевной болезни. Но иногда разрушение чужого творения видится способом создать свое

Картина Ильи Репина «Иван Грозный и сын его Иван 16 ноября 1581 года» после нападения посетителя 25 мая. Фото: Государственная Третьяковская галерея
Картина Ильи Репина «Иван Грозный и сын его Иван 16 ноября 1581 года» после нападения посетителя 25 мая.
Фото: Государственная Третьяковская галерея

Самая частая причина, по которой совершают нападения на произведения искусства, — выражение политического протеста. По крайней мере, так говорят сами преступники. На днях, 25 мая, Игорь Подпорин трижды ударил картину Ильи Репина «Иван Грозный и сын его Иван 16 ноября 1581 года» стойкой ограждения, не согласившись с содержанием экспонируемого в Государственной Третьяковской галерее полотна, которое представляет русского царя безумным тираном. Мэри Ричардсон в 1914 году изрезала всю спину «Венере с зеркалом» Диего Веласкеса в лондонской Национальной галерее, чтобы привлечь внимание к правам женщин. В 1985 году Бронюс Майгис облил кислотой рембрандтовскую «Данаю» в Государственном Эрмитаже и объявил себя литовским националистом. В 2009 году россиянка бросила сувенирную кружку в «Джоконду» Леонардо да Винчи в Лувре — кружка разбилась о защитное стекло; по одной из версий, причиной стал отказ в получении французского гражданства.

На втором месте у вандалов, по-видимому, растревоженные религиозные и этические чувства. Сто лет назад, видимо, именно они заставили Абрама Балашова кричать: «Довольно крови!» — полосуя ножом того же «Ивана Грозного и сына его Ивана». Оскорбленными религиозными чувствами объяснили свои действия люди, называющие себя православными активистами и разгромившие в августе 2015 года работы Вадима Сидура на выставке в московском Манеже. Зрелище «Пьеты» Микеланджело в соборе Святого Петра в Риме заставило в 1972 году психически нестабильного геолога начать крушить скульптуру молотком, крича: «Я Иисус Христос!» В 2016 году работы Джока Стерджеса в Центре фотографии имени братьев Люмьер в Москве облили мочой, заподозрив автора в педофилии. 

Роберт Раушенберг. «Стертый рисунок де Кунинга». 1953. Фото: Bob Rauschenberg Gallery
Роберт Раушенберг. «Стертый рисунок де Кунинга». 1953.
Фото: Bob Rauschenberg Gallery

Таким случаям несть числа. Однако есть примеры разрушения картин или нанесения им ущерба с целью создания нового художественного произведения. Так сказать, вандализм как художественный прием.

Самый блестящий пример — знаменитый «Стертый де Кунинг» Роберта Раушенберга. В 1953 году Раушенберг, один из основателей поп-арта, показал на выставке работу под названием «Стертый рисунок де Кунинга». Действительно, это был листок бумаги со стертым карандашным наброском Виллема де Кунинга (его Раушенберг получил в подарок от автора). Смысл и ценность этого эксперимента давно отрефлексированы: это попытка поставить под сомнение идею традиционного искусства. Внесенный в музей писсуар или пылесос может стать искусством. А может ли стать самостоятельным произведением одного художника уничтоженная им работа другого художника?

«Супрематизм» («Белый крест») (1920–1927) Казимира Малевича после «диалога» с Александром Бренером. Фото: Stedelijk Museum
«Супрематизм» («Белый крест») (1920–1927) Казимира Малевича после «диалога» с Александром Бренером.
Фото: Stedelijk Museum

Российский художник Александр Бренер позволил себе гораздо более радикальный жест: в 1997 году нарисовал зеленой краской из баллончика знак доллара на супрематическом «Белом кресте» Казимира Малевича. Так как дело было в амстердамском Стеделейк-музее, а Малевич стоил несколько миллионов, художественная общественность склонилась к осуждению этой акции и отказалась признавать новое произведение с двойным авторством Малевич — Бренер. Краску смыли, Бренер отсидел. Однако идея оказалась живуча: несколько лет назад некто Владимир Уманец подписал своим именем полотно Марка Ротко в Тейт Модерн. Ай Вэйвэй бил древнюю китайскую вазу — потом на выставке другой художник разбил вазу Ай Вэйвэя. В 1986 году некий художник разрезал на куски абстрактное полотно Барнетта Ньюмана «Кто боится красного, желтого и голубого III» (тоже в Стеделейк-музее): он изучил теорию современного искусства и вдохновился его критической составляющей. Его поймали, он отсидел — и через девять лет вернулся в музей, чтобы разрезать еще одну картину. 

«Улучшенный» Джейком и Диносом Чепменами портрет неизвестного художника XVIII–XIX вв. Фото: Courtesy of the artist
«Улучшенный» Джейком и Диносом Чепменами портрет неизвестного художника XVIII–XIX вв.
Фото: Courtesy of the artist

Современные британские художники братья Чепмен сделали громкий проект с «улучшенными» портретами неизвестных (и малозначительных) художников XVIII–XIX века из их собственной коллекции: изображенным на них персонажам они пририсовали странные носы и уши, повысив их стоимость в десяток раз (выставку этих портретов привозила в Москву галерея «Триумф»).

Совсем анекдотическим оказался случай с «пушистым Иисусом». В испанской провинции пожилая прихожанка так подновила в храме голову Христа (в композиции «Се, Человек!» художника Элиаса Гарсиа Мартинеса), что он стал похож на лохматую обезьянку. Изображение стало популярным (говорят, его даже печатают на сувенирных футболках) — в то время как о Мартинесе, работавшем на рубеже XIX–XX веков, никто и не вспоминал.

Совместная живописная работа испанского художника Элиаса Гарсиа Мартинеса и 80-летней прихожанки Сесилии Хименес (справа). Храм Милосердия в городе Борха, провинция Сарагоса, Испания. Фото: Roman Catholic Diocese of Tarazona
Совместная живописная работа испанского художника Элиаса Гарсиа Мартинеса и 80-летней прихожанки Сесилии Хименес (справа). Храм Милосердия в городе Борха, провинция Сарагоса, Испания.
Фото: Roman Catholic Diocese of Tarazona

Искусство, особенно хорошее искусство, всегда тревожит. Произведения искусства беззащитны перед вандалами, какие бы цели они перед собой ни ставили и какой бы славы в итоге ни достигли. Даже акт искренней любви может нанести ущерб: следы губной помады поклонницы творчества экспрессиониста Сая Твомбли так и не удалось удалить с полотна, выставленного в Музее современного искусства в Авиньоне. 

Самое читаемое:
1
«Пушкинская карта» назначена козырной
В России стартовала программа «Пушкинская карта»: с 1 сентября молодые люди в возрасте от 14 до 22 лет получат от государства деньги на приобщение к культуре
27.08.2021
«Пушкинская карта» назначена козырной
2
Главные выставки нового сезона
Выставка Врубеля под кураторством Аркадия Ипполитова, Жан-Юбер Мартен в ГМИИ, «Смолянки» Левицкого, Константин Мельников во всех видах, Ай Вэйвэй из дутого стекла, «Атомная Леда» Дали и многое другое в нашем списке самых любопытных проектов осени
01.09.2021
Главные выставки нового сезона
3
Дрезденский музей впервые показал «нового» Вермеера с расчищенным Купидоном
После реставрации знаменитая картина «Девушка, читающая письмо у открытого окна» настолько изменилась, что теперь в музее о ней говорят как о «новом» Вермеере
26.08.2021
Дрезденский музей впервые показал «нового» Вермеера с расчищенным Купидоном
4
В Москве появилась «Музейная четверка»: что это значит?
Четыре крупных столичных музея объявили о создании совместного проекта и представили свои маршруты
16.09.2021
В Москве появилась «Музейная четверка»: что это значит?
5
От Боттичелли до Пепперштейна: художники на экране
Криминальные истории из мира aрт-бизнеса, ностальгические путешествия, интервью в анимационном формате и поездка на старом автомобиле: на The ART Newspaper Russia FILM FESTIVAL 2021 представлены разные жанры современного кино об искусстве
02.09.2021
От Боттичелли до Пепперштейна: художники на экране
6
В Манеже открылась девятая ярмарка Cosmoscow
Участие в международной ярмарке современного искусства принимают 77 галерей
17.09.2021
В Манеже открылась девятая ярмарка Cosmoscow
7
Михаил Карисалов: «Тема частного музея, музея одного коллекционера мне не очень близка»
Меценат и потомственный коллекционер Михаил Карисалов рассказал о том, почему решил передавать в дар музеям обширные части своей коллекции и какие из принадлежащих ему произведений можно будет увидеть на выставке в фонде IN ARTIBUS с 7 сентября
06.09.2021
Михаил Карисалов: «Тема частного музея, музея одного коллекционера мне не очень близка»
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+