Джузеппе Пеноне об арте повера и о деревьях, которые никогда ему не надоедят

Сейчас работы скульптора можно увидеть на выставке «Арте повера. Творческий прорыв» в Эрмитаже, а в Йоркширском парке скульптур открывается самая масштабная на сегодняшний день выставка Пеноне

Джузеппе Пеноне. Фото: Rijksmuseum
Джузеппе Пеноне.
Фото: Rijksmuseum

Одна из первых вещей, которые приходят на ум, когда мы слышим об итальянском художнике Джузеппе Пеноне, — это, конечно же, деревья. Он уже почти полвека работает с природными формами и материалами, в том числе с древесиной, камнем, водой и даже овощами. Когда Пеноне было 20 с небольшим, он начал работать в лесах, окружающих пьемонтский город Гарессио, в котором прошло его детство. Там он создал серию «Приморские Альпы», один из объектов которой — металлическая рука, сжимающая ствол молодого дерева. За время, прошедшее с этого лаконичного и успешного начала карьеры — в 1968 г. Пеноне был 21 год и его называли самым молодым художником арте повера, — произведения скульптора появились в самых разных точках мира.

THE ART NEWSPAPER: Удивит ли посетителей выставки сильный разброс в размерах работ, от небольших полотен из колючек вроде A occhi chiusi («С закрытыми глазами», 2009) до монументальной Abete («Ель», 2013)?

Джузеппе Пеноне. Indistini confini—holona. 2013. Фото: Archivio Penone
Джузеппе Пеноне. Indistini confini—holona. 2013.
Фото: Archivio Penone

ДЖУЗЕППЕ ПЕНОНЕ: Я не создаю инсталляции для определенных мест; первой возникает идея скульптуры. Надеюсь, что посетителей заинтересуют и привлекут как большие, так и маленькие произведения. Размер работы не обязательно коррелирует с интенсивностью эмоционального отклика. Если вы увидите маленький цветок рядом с большой скульптурой, возможно, ваше внимание привлечет именно цветок. Я считаю, что все скульптуры имеют ценность вне зависимости от того, где их экспонируют.

Мотив дерева по-прежнему остается важным и актуальным для вас. Вы когда-нибудь устанете от него?

Нет. Например, на выставке в Йоркширском парке скульптур я покажу 30-метровую работу Matrice («Матрица», 2015) — разрезанный пополам ствол пихты, который займет всю длину выставочного зала музея. Дерево для меня не мотив, а живое существо, у которого есть форма и структура. Все дело в необходимости и смысле жизни. Когда мне задают этот вопрос, я думаю о Сезанне; лучшие его картины — это пейзажи горы Сент-Виктуар (1904). Вспоминая эти работы, мы думаем не об изображенных горах, а о картинах.

Джузеппе Пеноне. «Пораженное дерево». 2012. Фото: Archivio Penone
Джузеппе Пеноне. «Пораженное дерево». 2012.
Фото: Archivio Penone

Многое ли можно сказать о работе с сырыми материалами от бронзы до терракоты в век цифровых технологий и социальных сетей?

Уже не многие помнят, что в 1971–1972 гг. я создал серию проекций, но в те времена демонстрировать и хранить их было сложнее. Я много думаю о технологиях и о том, как быстро происходят изменения. Технологии не стабильны, не перманентны. А мрамор, камень, дерево — все это вечные материалы. Они есть сегодня, они были раньше и будут в будущем. Поэтому срок существования скульптуры не ограничен.

Накладывает ли арте повера как художественный бренд какие-то ограничения? Вы по-прежнему считаете, что оно «было определением, которое давало множество возможностей выражения»?

Оно не ограничивало; в отличие от других движений вроде кубизма, в которых главное — это форма и язык, это была очень открытая группа. Мы придерживались сходных взглядов; это было скорее про выстраивание собственной идентичности, чем про стиль.

Самое читаемое:
1
В Испании на будущей плантации авокадо обнаружили большой мегалитический комплекс
Археологи, работающие на территории объекта, возраст которого составляет около 7 тыс. лет, каталогизировали более 500 менгиров
07.09.2022
В Испании на будущей плантации авокадо обнаружили большой мегалитический комплекс
2
Главные выставки осени: от палеолитических венер до Мельникова
А также «Египетский сервиз» Наполеона, фламандцы и носороги — собрали для вас все самое лучшее в грядущем выставочном сезоне Москвы и Петербурга
02.09.2022
Главные выставки осени: от палеолитических венер до Мельникова
3
Как королева Елизавета II управляла величайшей мировой коллекцией искусства
Во время своего правления Елизавета II открыла Королевскую коллекцию для публики. Одно из последних великих европейских королевских собраний, сохранившихся в неприкосновенности, представляет собой ретроспективу вкусов за более чем 500 лет
09.09.2022
Как королева Елизавета II управляла величайшей мировой коллекцией искусства
4
Ученые рассмотрели новые детали на «Молочнице» Вермеера
Анализ полотна «Молочница» Яна Вермеера перед его большой выставкой в Рейксмузеуме показывает, что художник работал намного быстрее, чем предполагалось ранее, и жертвовал деталями в пользу лаконичности
09.09.2022
Ученые рассмотрели новые детали на «Молочнице» Вермеера
5
Третьяковка покажет проекты, посвященные Дягилеву, Рериху и Грабарю
Директор Третьяковской галереи Зельфира Трегулова вместе с коллегами рассказала о новых приобретениях и раскрыла подробности будущих выставок
21.09.2022
Третьяковка покажет проекты, посвященные Дягилеву, Рериху и Грабарю
6
Художественный музей Берна расскажет все, что узнал о коллекции Гурлитта
Таинственную коллекцию, которую десятилетиями прятал наследник нацистского арт-дилера, покажут на выставке в Швейцарии после подробного исследования
05.09.2022
Художественный музей Берна расскажет все, что узнал о коллекции Гурлитта
7
В окрестностях Багдада обнаружен древний город
Исторически сложилось так, что почти вся иракская археология сосредоточена на объектах в междуречье Тигра и Евфрата. А вот новая находка отсылает к истории Парфянского царства — и этот тренд выглядит не менее перспективным
16.09.2022
В окрестностях Багдада обнаружен древний город
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+