18+
Материалы нашего сайта не предназначены для лиц моложе 18 лет.
Пожалуйста, подтвердите свое совершеннолетие.

Марк Рестеллини: «Делать выставки с работами, которые стоят баснословных денег, становится все сложнее»

Куратор выставки «Модильяни, Сутин и другие легенды Монпарнаса» в Музее Фаберже рассказал TANR о знаменитой коллекции Йонаса Неттера и своих отношениях с ее наследниками

В Музее Фаберже проходит выставка «Модильяни, Сутин и другие легенды Монпарнаса», где впервые в России показаны 120 произведений представителей Парижской школы из знаменитой коллекции Йонаса Неттера (1867–1946). Среди выставленных художников — Амедео Модильяни, Хаим Сутин, Морис Утрилло, Моисей Кислинг, Андре Дерен, Морис Вламинк. О своих отношениях с семьей Неттер и о самой коллекции TANR рассказал куратор выставки, один из ведущих исследователей творчества Модильяни, основатель Парижской пинакотеки Марк Рестеллини.

Кто и как распоряжается наследием Йонаса Неттера? Расскажите немного о подготовке выставки: когда она началась, какие сложности пришлось преодолеть?

Коллекция Неттера принадлежит благотворительному фонду, которым руководит один из потомков Йонаса Неттера. Наши семьи давно дружат, а я уже более 30 лет изучаю Парижскую школу и творчество Модильяни. Мой дед Исаак Анчер был одним из художников Парижской школы и последним художником, с которым подписал контракт маршан Леопольд Зборовский, который также был агентом Модильяни и Сутина (Неттер финансировал Зборовского, и все контракты с художниками подписывал тандем Неттер — Зборовский). Дед и Неттер работали вместе и постепенно сблизились, став друзьями. Эти дружеские отношения продолжились и во втором, и в третьем поколениях: я очень близок с одним из потомков Неттера и многие годы работаю с коллекцией. Идея выставки, посвященной коллекции Неттера, созрела недавно, и сегодня моя задача — показать ее в самых красивых городах мира.

Расскажите о судьбе коллекции Неттера. Что в ее истории и личности коллекционера примечательнее всего?

Личность Неттера не перестает меня удивлять. Он был ценителем искусства и начал массово покупать картины в 1915 году, с этого времени он становится главным коллекционером полотен Модильяни. Он финансово поддерживал Сутина, Кислинга, а также Утрилло, чье лечение и пребывание в больницах исправно оплачивал. Неттер собрал одну из самых потрясающих коллекций живописи начала ХХ века, оставаясь при этом в тени, не пытаясь выставить себя напоказ. В коллекции Неттера было 80 полотен Сутина. Для сравнения: это больше, чем у купившего 51 работу Сутина Альберта Барнса (что в два раза больше обычного количества работ одного автора, которое тот приобретал). Около 1930 года в коллекции Неттера было 56 картин Модильяни. В ней также имеется одна из важнейших картин ХХ века — «Большие купальщицы» Дерена, единственная крупная композиция 1906–1908 годов, которая еще находится в частной коллекции. Остальные подобные работы сегодня хранятся в крупнейших музеях мира: «Авиньонские девицы» Пикассо — в Музее современного искусства в Нью-Йорке, «Музыка» и «Танец» Матисса — в Эрмитаже. Удивительно и то, что среди крупных коллекционеров начала ХХ века Неттер был единственным французом — другие были американцами (Барнс, Рокфеллер) или русскими (Щукин, Морозов). И в отличие от них, он не был миллионером. Его доход был сравнительно небольшим, и он покупал произведения искусства на начальном этапе карьеры художников, когда те еще не были известны.

Коллекция Неттера активно выставляется последние пять лет. Какова зрительская реакция и отличается ли она в разных странах?

Реакция на коллекцию Неттера всегда положительная. В каждой стране публика восприимчива к ней по той или иной причине. В Париже это был невероятный успех, что вполне понятно, так как Парижская школа остается единственной школой, которая не представлена в местных музеях, при этом она очень популярна у зрителей. В Италии сильна любовь к Модильяни, и тоже, возможно, потому, что там очень мало его произведений. Думаю, и русский зритель найдет на этой выставке что-то для себя близкое, ведь здесь представлены картины многих русских художников, которые эмигрировали во Францию в начале ХХ века. В первую очередь я имею в виду Сутина, одного из выдающихся мастеров ХХ столетия, который повлиял на многих американских художников. Фрэнсис Бэкон, например, считал себя последователем Сутина.

Расскажите немного о себе. Каковы ваши научные интересы и как складывалась карьера куратора?

Я уже 28 лет делаю выставки в разных странах, всего в моей карьере их было около 140. Я думаю, что смог сделать то, чего действительно хотел. Кроме того, я руководил четырьмя музеями, один из них — Люксембургский музей, который был создан в 1750 году для показа королевских коллекций широкой публике и в 1850 году стал первым музеем современного искусства. Затем, в 2003 году, я основал свой музей, Парижскую пинакотеку, что позволило мне готовить такие экспозиции, какие я хотел и в которые верил. В течение 13 лет я показывал 15 млн человек выставки, которые до сих пор остаются одними из самых успешных в музейном мире Парижа. А теперь я на пенсии, «молодой пенсионер», и гораздо более придирчив к проектам, которыми хочу заниматься. Выставка, посвященная коллекции Йонаса Неттера, для меня подлинное удовольствие, так как семья Неттер оказала мне честь, доверив быть ее куратором. Оставшееся время я отдаю каталогу-резоне Модильяни. Сейчас он уже на стадии подготовки к изданию и должен быть закончен в ближайшие полгода.

На ваш взгляд, может ли куратор такого исторического по характеру собрания, как коллекция Неттера, искать выразительные экспозиционные формы и ставить перед собой современные задачи или его работа — только аккуратная развеска экспонатов?

Наоборот, подборка столь разных картин позволяет каждый раз интерпретировать их по-новому, пробовать новый вид развески. Здесь, в Петербурге, я решил совместить два подхода. На выставке можно будет увидеть пять мини-ретроспектив самых известных художников и тематические подборки для десятка других, демонстрирующие как разнообразие Парижской школы, так и сходство художественных поисков ее мастеров. Такой подход интересен, оригинален и впервые применен на этой выставке.

Выставка проходит в Музее Фаберже. За последние 50 лет искусство модернизма превратилось в «новый антиквариат», произведения Модильяни и Сутина сейчас имеют статус сокровищ. На ваш взгляд, не заслоняет ли стоимость этих работ их художественную ценность?

Стоимость работ, достигающая иногда неслыханных рекордов, — настоящая зараза, но это что-то вроде долгой болезни. С ней приходится мириться. Хотя делать выставки с работами, которые стоят таких баснословных денег, становится все сложнее. Только развеска и освещение могут передать волшебство живописи и заставить забыть о коммерческой составляющей. А зритель скажет нам, получилось ли это у него на нашей выставке.

Самое читаемое:
1
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
Смерть вдовы Элия Белютина Нины Молевой актуализировала вопрос, кому отойдет коллекция старых мастеров. Вспоминаем нашу статью 2015 года, так как новых фактов за это время не появилось
14.02.2024
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
2
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
Даже те, кому не понравился фильм, не отрицают, что в нем создана особая реальность, параллельная тексту Михаила Булгакова. Мы поговорили с участниками съемочной группы о визуально-пластическом языке фильма: вторых планах, цвете и важных деталях
09.02.2024
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
3
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
Выставка «Герои и современники Серебряного века» представляет «наиболее объективный и выразительный портрет эпохи». Это уже четвертая часть цикла, посвященного рубежу XIX–XX веков, времени журналов, манифестов и художественных группировок
14.02.2024
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
4
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
Одна из самых больших выставок Павла Филонова в Москве проходит в Медиацентре «Зарядье». О своих впечатлениях рассказывает писатель Дмитрий Бавильский — и приходит к выводу, что восприятие художника сильно зависит от оптимизма или пессимизма зрителя
15.02.2024
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
5
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
Эрмитаж приобрел почти полторы сотни предметов из собрания покойного мецената Юрия Абрамова, который при жизни был почетным другом музея. В их числе — прижизненный скульптурный портрет Микеланджело Буонарроти и посмертный бюст Александра I
20.02.2024
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
6
Объявлен лонг-лист ХII Премии The Art Newspaper Russia
Наша газета составила традиционный список номинантов на ежегодную премию за 2023 год в пяти категориях: «Музей года», «Выставка года», «Реставрация года», «Книга года», «Личный вклад». Знакомьтесь с ее лонг-листом. Лауреаты будут объявлены 13 марта
08.02.2024
Объявлен лонг-лист ХII Премии The Art Newspaper Russia
7
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Ярославский художественный музей — неоднократный лауреат премии ИКОМ России, номинант и победитель ряда международных конкурсов. С 2008 года им руководит Алла Хатюхина, которую мы расспросили о необычном проекте «Три стихии» и о достижениях музея вообще
26.02.2024
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Подписаться на газету

Сетевое издание theartnewspaper.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-69509 от 25 апреля 2017 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Учредитель и издатель ООО «ДЕФИ»
info@theartnewspaper.ru | +7-495-514-00-16

Главный редактор Орлова М.В.

2012-2024 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+