Минкультуры: «Для сохранения наследия надо привести законы РФ в соответствие с международными»

В Ярославле на симпозиуме российского подразделения ИКОМОС обсудили сохранение исторических панорам городов и то, почему строительство ЗАГСа на Неве — плохо, а пивной у королевского замка в Калининграде — хорошо

Участники заседания ИКОМОС в Ярославле. Июнь 2017 г.
Участники заседания ИКОМОС в Ярославле. Июнь 2017 г.

Российский Национальный комитет Международного совета по сохранению памятников и достопримечательных мест (ИКОМОС) отпраздновал год с момента восстановления аккредитации в международном ИКОМОС конференцией «Культурное наследие — площадка для диалога». В 2014 году российское подразделение, определяющее, какие объекты попадут в список всемирного наследия ЮНЕСКО, было лишено международной аккредитации из-за нарушений требований к отчетности. Вернув себе этот статус в декабре 2016 года, комитет активно заработал, представив главные итоги и выводы на конференции, которая прошла с 21 по 23 июня в Ярославле.

Храм Николы Мокрого XVII в. может затеряться в новостройках. Ярославль. Фото: Анастасия Петракова
Храм Николы Мокрого XVII в. может затеряться в новостройках. Ярославль.
Фото: Анастасия Петракова

Форум неслучайно состоялся именно там: Ярославль — единственный древнерусский город, вошедший в список всемирного наследия в качестве целостного градостроительного ансамбля. О проблемах города, в частности о сохранении его панорамы, говорили в первую очередь. Несмотря на то что в 2005 году он был включен в список всемирного наследия, его исторический центр признали памятником федерального значения лишь спустя восемь лет. Главный архитектор Ярославля Аркадий Бобович рассказал, что положения законодательства, как и требования ЮНЕСКО, не соблюдаются. «В 2011 году регламенты законопроекта для застройщиков в Ярославле упростились, а в 2014 году Минкультуры РФ издало приказ о памятниках архитектуры, в котором требования международных документов вовсе редуцировались. Новая застройка нарушает историческую панораму», — заявил он, предложив ИКОМОС провести экспертизу приказа на соответствие требованиям ЮНЕСКО.

Прежде всего ситуация обострилась вокруг храма Николы Мокрого XVII века: в его конно-каретном дворике планируется строительство 10-этажного здания. Жилая застройка может испортить территорию Петропавловского парка. По словам Бобовича, администрация Ярославля несколько раз направляла в Общественную палату РФ просьбу о проведении экспертизы приказа Минкультуры о достопримечательных местах исторического центра Ярославля, но там соглашались лишь на словах.

Ярославль. Вид на Богоявленскую площадь. 1994 г. Sergei Metelitsa/TASS
Ярославль. Вид на Богоявленскую площадь. 1994 г. Sergei Metelitsa/TASS

Другая серьезная проблема Ярославля — утрата старинных храмовых фресок. В остро аварийном состоянии, по оценке экспертов, сейчас находятся росписи XVII века в церкви Рождества Христова, церкви Спаса на Городу, церкви Николы Мокрого. Какое-либо финансирование работ по реставрации этих шедевров монументальной живописи Дмитрия Семенова, Федора Игнатьева и других ярославских мастеров отсутствует. При этом заявки на финансирование, подаваемые по ФЦП «Культура России», ежегодно отклоняются, посетовала в беседе с корреспондентом TANR замдиректора ярославской мастерской «Реставратор» Татьяна Васильева.

О состоянии застройки Санкт-Петербурга, где также игнорируются международные обязательства ЮНЕСКО, доклад на конференции сделал вице-президент ИКОМОС Россия, историк архитектуры Сергей Горбатенко. «Здание Газпрома возведено еще только на две трети, но оно уже стало визуальной доминантой панорамы города, которая находится под охраной ЮНЕСКО. У нас был морской город, а теперь он почему-то стал газовым, хотя газ мы никогда тут не добывали», — отметил он.

Ярославль. Волжская набережная. 2016 г. Наталья Гарнелис/ТАСС
Ярославль. Волжская набережная. 2016 г. Наталья Гарнелис/ТАСС

Возмущен Сергей Горбатенко и строительством ЗАГСа на Таллинской улице: «Нелепо вдающееся в акваторию Невы здание портит визуальное восприятие города. Митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский благословил этот дворец, который расположится прямо напротив Александро-Невской Лавры. Член градостроительного совета Никита Явейн тоже выступил за». Все это, по словам Горбатенко, может привести к тому, что Санкт-Петербург вовсе исключат из списка всемирного наследия ЮНЕСКО. В комментарии TANR он добавил: «В международный ИКОМОС я направил достаточно радикальное письмо. Градостроительная политика города больше не может игнорироваться».

Мы уточнили у архитектора Никиты Явейна, который тоже выступал на конференции, почему еще один дворец бракосочетания в Петербурге важнее, чем сохранение панорамы города. «Я был рецензентом этого проекта, — ответил он, — и не вижу причин возмущаться, только если, нарисовав 12 метров, в итоге не построят 17. Хотя можно было бы сместить постройку вправо метров на 15–20».

Сам Никита Явейн представил на конференции концепцию развития исторического центра Калининграда, разработанную вместе с коллективом его «Студии 44». Архитектор предложил благоустроить пустырь между строившимся в 1970-х годах и до сих пор пустующим Домом Советов и руинами королевского замка XIII века, организовав тут музей, воссоздающий атмосферу старого Кенигсберга. В соответствии с мировым музейным опытом здесь также предлагается обустроить общественную зону с сувенирными магазинами и кафе, напоминающими о духе старой Пруссии. «Нужно поддерживать национальные мифы. Представьте: гости будут, как когда-то пруссы, отдыхать среди руин», — отметил он. Воскрешение мифов подразумевает также восстановление вокруг кафедрального собора на острове Кнайпхоф семи мостов, которые прежде были разводными и с которыми связана старинная задача кенигсбергского математика Леонарда Эйлера: как пройти по всем мостам, не проходя ни по одному дважды.

Деталь фасада церкви Иоанна Предтечи в Толчковской слободе. Ярославль. Фото: Анастасия Петракова
Деталь фасада церкви Иоанна Предтечи в Толчковской слободе. Ярославль.
Фото: Анастасия Петракова

На конференции стало известно, что ИКОМОС России предложит внести в список всемирного наследия ЮНЕСКО комплекс объектов, связанных с отечественными космическими достижениями. По мнению профессора МАРХИ, вице-президента ИКОМОС России Натальи Душкиной, сюда могут быть отнесены ракетные пусковые площадки, исторические здания аэропортов, объекты, связанные с развитием авиации, а также музеи космонавтики, в том числе Государственный музей истории космонавтики им. К.Э.Циолковского в Калуге, оставшийся без финансирования из-за «дела реставраторов». Пока для сохранения памятников эпохи освоения воздушного пространства предложено наладить контакт с госкорпорацией «Роскосмос» и развернуть общественную кампанию на национальном уровне.

Также планируется обратить внимание международной общественности на Беломорканал, остаются в силе планы по внесению в список всемирного наследия древних церквей Пскова, памятников конструктивизма в Екатеринбурге и острова Свияжск в Татарстане.

Стоит отметить, что о пренебрежении собственным историческим наследием на конференции говорилось немало. Например, директор департамента госохраны культурного наследия Минкультуры РФ Владимир Цветнов указал на то, что в списке всемирного наследия нет ни одного археологического памятника Москвы, а также на «слабое участие» российского комитета ИКОМОС в работе «по включению в список ЮНЕСКО новых объектов». А замминистра культуры РФ Олег Рыжков считает, что «нужно инкорпорировать нормы международного законодательства о сохранении наследия в национальное, чего до сих пор не случилось». «Наше законодательство больше направлено на новое строительство, чем на сохранение того, что было создано прежде», — подчеркнул он.

Самое читаемое:
1
Юлия Петрова: «Наши выставки — это не просто картины, развешанные по стенам»
Музей русского импрессионизма задумали в 2012 году. Четыре года спустя он обосновался в перестроенном для него здании — и с тех пор не позволяет о себе забывать. Мы поговорили с директором музея об успехах, проблемах и возможных перспективах
11.01.2023
Юлия Петрова: «Наши выставки — это не просто картины, развешанные по стенам»
2
Барельефы Сергея Меркурова остались на «Динамо»
Монументальные панно с исторического здания 1930-х годов сделали центром публичного арт-пространства
12.01.2023
Барельефы Сергея Меркурова остались на «Динамо»
3
Золотое кольцо неустановленного размера
Туристическому маршруту, а заодно и историко-культурному проекту под названием «Золотое кольцо России» исполнилось 55 лет. Рассказываем, кто его придумал и сколько городов в него входит
17.01.2023
Золотое кольцо неустановленного размера
4
В Малаге по-прежнему показывают русское искусство
В то время как Русский музей приостановил выдачу экспонатов в свой филиал в испанской Малаге, там впервые выставлена значимая частная коллекция русского искусства, собранная за два десятилетия лондонским предпринимателем Дженни Дуган-Чепмен Грин
19.01.2023
В Малаге по-прежнему показывают русское искусство
5
Роботы и художники: от Александры Экстер до Яёи Кусамы
Робот в обличье японской художницы Яёи Кусамы, пишущий картины в витрине бутика Louis Vuitton в Нью-Йорке, побудил нас вспомнить самые выразительные образы роботов в искусстве
13.01.2023
Роботы и художники: от Александры Экстер до Яёи Кусамы
6
Генрих Шлиман: человек, который во второй раз разрушил Трою
Имя Генриха Шлимана окружено мифами почти так же плотно, как история города, поискам которого он посвятил всю жизнь. Его юбилей отмечают во всем мире
12.01.2023
Генрих Шлиман: человек, который во второй раз разрушил Трою
7
Робот в образе Яёи Кусамы пишет картины в витрине магазина
Концерн LVMH, привлекший к сотрудничеству над коллекцией для Louis Vuitton Яёи Кусаму, стилизовал магазины бренда под миры японской художницы
10.01.2023
Робот в образе Яёи Кусамы пишет картины в витрине магазина
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+