Продажи искусства: посчитали — прослезились

№54, июнь 2017
№54
Материал из газеты

Опубликованные весной этого года противоречащие друг другу отчеты двух экономистов, специализирующихся на сфере арт-рынка, спровоцировали споры о методологии и результатах

Рой Лихтенштейн. «Плачущая девушка». 1963 / Courtesy of Christie'
Рой Лихтенштейн. «Плачущая девушка». 1963 / Courtesy of Christie'

Ярмарка классического искусства TEFAF (The European Fine Art Fair) ежегодно заказывает подробное исследование состояния художественного рынка. Толстый том с цифрами и графиками, характеризующими положение дел на арт-рынке за прошлый год, — один из основных источников информации для аналитиков всего мира. В этом году организаторы ярмарки сменили автора исследования — им стала Рейчел Паунелл. Экономист, доктор Клэр Макэндрю, занимавшаяся этим прежде, перешла в команду ярмарки искусства ХХ века Art Basel и представила свой отчет, подготовленный при поддержке UBS, на Art Basel Hong Kong. Опубликованные с разницей в несколько недель конкурирующие отчеты содержат противоречащие друг другу цифры и принципиально разную оценку ситуации. Мы предлагаем вам выдержки из отчетов и мнения некоторых участников арт-рынка о методиках и результатах исследований.

Сложность определения объемов арт-рынка широко известна. Согласно отчету TEFAF, в 2016 году объем аукционных и частных продаж в мире достиг $45 млрд, что на 1,7% больше, чем в 2015 году. Однако в выполненном по заказу Art Basel и UBS отчете Клэр Макэндрю объем того же рынка оценивается в $56,6 млрд, что на 11% меньше, чем годом ранее.

Авторы обоих отчетов стараются включить в свои исследования легальных дилеров древностей и произведений искусства со всего мира, а не только из общепризнанных художественных центров; обе работы позиционируются как представляющие точную, если не строго научную, оценку рынка. Откуда же столько противоречий?

По словам специализирующегося на рынке искусства предпринимателя Магнуса Реша, основная проблема — это «огромный пробел в данных», связанный с непрозрачностью сферы частных продаж, составляющих более половины объема рынка — до 62,5%, согласно подсчетам Рейчел Паунелл.

Стремясь сузить определение такого понятия, как «дилер древностей и произведений искусства», Паунелл, новая методология которой почти на треть уменьшила объемы рынка, опиралась на различные источники, в том числе на официальную статистику и финансовые базы данных (такие как Orbis). Однако, по мнению Реша (он проводит собственный опрос 8 тыс. галерей в США, Великобритании и Германии), официальные данные «крайне ненадежны», а Orbis отслеживает лишь компании с оборотом от £6,5 млн, то есть его информация искажена в пользу крупных игроков.

Оба отчета также частично основаны на сведениях, полученных из анонимных опросников для галерей, отличавшихся по объему и сложности. Из 7 тыс. дилеров, которых попыталась опросить Паунелл, ответы были получены от 5%. Макэндрю получила ответы от 17% из 6,5 тыс. дилеров, а в прошлом году, когда она составляла отчет для TEFAF, ответили 14%. Реш, получивший для своего «Мирового отчета о художественных галереях», опубликованного в марте издательством Phaidоn, ответы от 16% опрошенных, называет это «высоким показателем по сравнению с другими онлайн-опросами в исследовательских кругах».

Арт-экономист Роман Кройсль считает, что было бы полезнее узнать, кто именно отвечает на вопросы от лица галерей и кто утверждает эти цифры. «Необходимо, чтобы год за годом на вопросы отвечали одни и те же люди из одних и тех же галерей», — говорит он. Кройсль уверен, что участвовать в опросе должны все представленные на TEFAF и Art Basel дилеры, а его результаты нужно публиковать онлайн, пусть и анонимно.

Если аукционные продажи в 2016 году упали, то дилерские выросли — на 3%, по подсчетам Макэндрю, или на 20%, по версии Паунелл. Аналогичного мнения придерживается исполнительный директор лондонского арт-консультанта Beaumont Nathan Том Майу, который говорит, что в 2016 году частные продажи начали завоевывать популярность. «В периоды экономического спада такие сделки воспринимаются как менее рискованные», — объясняет он. При этом Майу охарактеризовал текущие оценки частного рынка как «в лучшем случае субъективные, а следовательно, не такие надежные, как оценки открытых сегментов рынка».

По мнению коллекционера и финансиста Алена Серве, одна из опасностей заключается в том, что представители других, не художественных отраслей, например потенциальные инвесторы в искусство, полагаются на общие показатели этих отчетов, игнорируя различия между сегментами и их объемом, что может привести к слишком оптимистичным прогнозам.

В конце концов, полагает директор нью-йоркской консалтинговой компании Levin Art Group Тодд Левин, этот рынок следует оценивать не количественно, а в первую очередь качественно. «Вот почему две работы Пикассо, написанные в один и тот же период и на одну и ту же тему, могут продаваться за разные суммы, — говорит он и вспоминает старый афоризм: — Статистику можно заставить говорить, о чем хочешь. А на таком непрозрачном рынке — тем более».

Самое читаемое:
1
В Испании на будущей плантации авокадо обнаружили большой мегалитический комплекс
Археологи, работающие на территории объекта, возраст которого составляет около 7 тыс. лет, каталогизировали более 500 менгиров
07.09.2022
В Испании на будущей плантации авокадо обнаружили большой мегалитический комплекс
2
Как королева Елизавета II управляла величайшей мировой коллекцией искусства
Во время своего правления Елизавета II открыла Королевскую коллекцию для публики. Одно из последних великих европейских королевских собраний, сохранившихся в неприкосновенности, представляет собой ретроспективу вкусов за более чем 500 лет
09.09.2022
Как королева Елизавета II управляла величайшей мировой коллекцией искусства
3
В окрестностях Багдада обнаружен древний город
Исторически сложилось так, что почти вся иракская археология сосредоточена на объектах в междуречье Тигра и Евфрата. А вот новая находка отсылает к истории Парфянского царства — и этот тренд выглядит не менее перспективным
16.09.2022
В окрестностях Багдада обнаружен древний город
4
Ученые рассмотрели новые детали на «Молочнице» Вермеера
Анализ полотна «Молочница» Яна Вермеера перед его большой выставкой в Рейксмузеуме показывает, что художник работал намного быстрее, чем предполагалось ранее, и жертвовал деталями в пользу лаконичности
09.09.2022
Ученые рассмотрели новые детали на «Молочнице» Вермеера
5
Третьяковка покажет проекты, посвященные Дягилеву, Рериху и Грабарю
Директор Третьяковской галереи Зельфира Трегулова вместе с коллегами рассказала о новых приобретениях и раскрыла подробности будущих выставок
21.09.2022
Третьяковка покажет проекты, посвященные Дягилеву, Рериху и Грабарю
6
Художественный музей Берна расскажет все, что узнал о коллекции Гурлитта
Таинственную коллекцию, которую десятилетиями прятал наследник нацистского арт-дилера, покажут на выставке в Швейцарии после подробного исследования
05.09.2022
Художественный музей Берна расскажет все, что узнал о коллекции Гурлитта
7
Материальная база отечественных киногрез: костюмы для героев
Рассказ о костюмах, которые создавала для классических советских фильмов художница Ольга Кручинина, открывает серию книг, посвященных представителям этой славной, но не всеми по достоинству ценимой профессии
16.09.2022
Материальная база отечественных киногрез: костюмы для героев
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+