Зельфира Трегулова: «Успех — это ведь не только посещаемость»

№53, май 2017
№53
Материал из газеты

Директор Третьяковки рассказала о предстоящих важных выставках, на которые тем не менее не будет очередей

Артем Геодакян/ТАСС
Артем Геодакян/ТАСС

Московская выставка Ивана Айвазовского вошла в десятку самых посещаемых в мире экспозиций за прошлый год. Что значит для Третьяковки это достижение? Можно ли вообще мерить успешность музея посещаемостью?

Вы представляете газету, которая как раз на основе посещаемости делает ежегодный рейтинг популярных выставочных проектов и музеев. Волей-неволей вы придерживаетесь точки зрения, что успех проекта определяется количеством людей, которые его посмотрели.

С одной стороны, это действительно так. Другой вопрос, что иногда очень интересные, достойные проекты недополучают своего зрителя. Это происходит в силу самых разных причин, которые часто с трудом поддаются какой-то систематизации и объяснению. В этом, по-моему, есть элемент непредсказуемости. Да, мы прекрасно понимали, что на выставку Ивана Айвазовского, в особенности после успеха выставки Валентина Серова, придет большое количество людей, но мы не рассчитывали, что будет почти 600 тыс. И конечно, мы не ожидали, что выставку Серова посетит около 500 тыс. человек. При этом я убеждена в том, что цифры посещаемости не могут быть единственным показателем успешности, хоть они и определяют очень многое, в том числе то, как музей работает со зрителем, как рассказывает о своих проектах, как их интерпретирует. Кроме посещаемости, важно обратить внимание на востребованность проекта в обществе, на реакцию СМИ, социальных сетей. Хороший пример — наша выставка Гелия Коржева, которая вызвала самые серьезные обсуждения. Проект «Оттепель» — из того же ряда. Хорошая выставка может и не повлечь за собой огромные очереди и толпы народа.

Вы говорите о посещаемости отдельно взятых проектов, но музей — это больше чем череда проектов…

Конечно, я ведь всегда именно об этом и говорю.

Как привлечь людей в музей? Насколько популярны параллельные программы в Третьяковке: лекции, кинопоказы и так далее?

Наши кинопрограммы в прошлом году посетило 16 тыс. человек — это, на мой взгляд, очень хорошая цифра. Лекции, которые мы проводим вместе с Московской биеннале современного искусства по субботним вечерам, сейчас собирают перед компьютерами аудиторию в 70 тыс. человек. Программе «Ваш ХХ век», которая с этого сезона транслируется на портале «Культура.рф», удается каждый четверг собирать у мониторов 300–400 тыс. человек.

Сколько всего человек посетили Третьяковку в прошлом году и к какому показателю музей стремится в этом?

Во-первых, рост прогнозируется Министерством культуры. Все музеи должны прибавлять каждый год 15% ко всем основным показателям, в том числе к посещаемости и доходу. Но я прекрасно понимаю, что с прошлым, 2016 годом, с выставками Серова, Айвазовского и «Шедеврами Пинакотеки Ватикана», в этом году нам будет очень сложно соревноваться. В первом квартале мы все планы: и по росту доходов, и по привлечению новых зрителей — выполнили. Но дальше, очевидно, нам придется задействовать какие-то иные механизмы привлечения зрителя на наши постоянные экспозиции и программы. Если мы паче чаяния не покажем этот рост в 15%, то в министерстве, думаю, нас поймут. Трудно планировать каждый следующий год таким, каким был исключительный 2016-й. Общее количество посетителей в 2016 году достигло почти 2,33 млн человек. Для сравнения, посещаемость в 2014 году составила 1,38 млн человек.

Складывается ощущение, что все блокбастеры вы уже показали. Как планируете удивлять?

Очень легко пойти по пути создания каждый год выставки, аналогичной показу Айвазовского. И безусловно, есть еще русские художники, которые привлекут огромное внимание ауди­тории. Выставка Василия Верещагина, которую мы делаем в следующем году, а также выставки Архипа Куинджи в Инженерном корпусе и Ильи Репина на Крымском Валу, которые пройдут в 2019 году, наверняка соберут очень много людей. При этом запланированы они были еще до успешной выставки Серова.

Но, повторюсь, наряду с этими большими проектами мы будем проводить те, которые не обречены на успех, но они не менее важны. Например, на выставке «Некто 1917‑й», которую мы откроем в сентябре этого года, будет представлена вся многоголосица, самые различные художественные позиции, отраженные в искусстве, созданном в 1917 году. Это, наверное, не будет выставка-блокбастер, но она важна.

В конце года вместе с Еврейским музеем и центром толерантности мы проведем выставку Эль Лисицкого. Будут показаны абсолютно уникальные работы из Европы и Баку. Впервые в Россию приедут живописные произведения Лисицкого, написанные им в Германии. Сложно в это поверить, но в России живописи Лисицкого нет. И опять же, эта выставка не будет обречена на успех. Но она, на мой взгляд, — одна из важнейших временных экспозиций 2017 года.

Как вообще вы относитесь к рейтингам, подобным тому, который делает The Art Newspaper Russia? Что вы видите за этими цифрами: сильного руководителя, интересные идеи?..

И то и другое. А еще тех людей, которые работали над продвижением проекта и преподнесением его публике. Кроме того, для меня совершенно понятно, что коллектив, достигающий высоких результатов, добивается этого путем невероятного напряжения всех своих сил. Такие люди работают не по должностной инструкции, они воодушевлены тем, что делают, и понимают, что их труд необходим и востребован.

Самое читаемое:
1
Иконы из музеев — в церкви: как повлияют на сохранность памятников изменения в законе
Нас ждет потрясение музейных основ: закон о Музейном фонде РФ могут изменить, чтобы облегчить церкви получение икон из государственных музеев. Их руководители прогнозируют, чем это может обернуться, и говорят о непременных условиях передачи
05.08.2022
Иконы из музеев — в церкви: как повлияют на сохранность памятников изменения в законе
2
От перемены мест картин их восприятие меняется
Для выставки «Брат Иван. Коллекции Михаила и Ивана Морозовых» Пушкинский музей создал в своих залах идеальный музей шедевров
02.08.2022
От перемены мест картин их восприятие меняется
3
Как Испанская республика спасла шедевры Прадо
Во времена гражданской войны испанские власти и международное сообщество создали уникальный прецедент по охране наследия в условиях вооруженного конфликта. Позже эту историю назвали «самой крупной в мире операцией по спасению произведений искусства»
29.07.2022
Как Испанская республика спасла шедевры Прадо
4
Игорь Сысолятин: «Я всегда стремлюсь к самым лучшим экземплярам»
В московском Музее русской иконы им. Михаила Абрамова проходит выставка «Россия в ее иконе. Неизвестные произведения XV — начала XX века из собрания Игоря Сысолятина». Мы поговорили с владельцем представленной коллекции о его страсти и любимых экспонатах
09.08.2022
Игорь Сысолятин: «Я всегда стремлюсь к самым лучшим экземплярам»
5
Умерла Наталья Нестерова, амазонка советского искусства
На 79-м году ушла из жизни Наталья Нестерова, известный московский художник, один из лидеров «левого МОСХА»
11.08.2022
Умерла Наталья Нестерова, амазонка советского искусства
6
«Архстояние»: «Шесть соток» и прочие символы счастья
В деревне Никола-Ленивец Калужской области прошел очередной фестиваль «Архстояние», от которого останется несколько монументальных произведений и масса впечатлений
01.08.2022
«Архстояние»: «Шесть соток» и прочие символы счастья
7
Технологии воссоздали кошмары Уильяма Блейка
Самые мрачные из видений художника, поэта и мистика воссозданы при поддержке Музея Гетти и Apple средствами дополненной реальности. Проект осуществил художественный дуэт Tin&Ed и озвучил хип-хоп-продюсер Just Blaze
02.08.2022
Технологии воссоздали кошмары Уильяма Блейка
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+