25 авторов одной «Оттепели»

№53, май 2017
№53
Материал из газеты

К самой большой выставке весны Третьяковская галерея выпустила сборник статей,таких же противоречивых, как и время, которое они описывают

Одним из символов выставочного проекта стала картина Юрия Пименова «Свадьба на завтрашней улице» (1962)
Одним из символов выставочного проекта стала картина Юрия Пименова «Свадьба на завтрашней улице» (1962)

Это одновременно и толстый том статей о советском времени больших надежд, и каталог выставки в Государственной Третьяковской галерее. Книга, эффектно выпущенная с закругленными углами, казалось бы, устроена по тому же принципу, что и экспозиция: представление нового стиля, проявившегося в разных визуальных искусствах и архитектуре, точнее, возвращение в СССР модернизма и, как следствие, нового мышления. Ну а новое мышление, как известно, было разрешено после смерти кровожадного диктатора и затронуло все области жизни, в том числе литературу и политику. Удивительно, но книга и выставка оставляют противоположные впечатления: в музейном пространстве — общей шумной скороговорки, в нарядном томе — исследовательского многоголосия.

Целых 25 авторов «Оттепели» написали очень разные статьи на смежные темы в силу не только своего таланта и знания предмета, но и прежде всего возраста. (Правда, в справочных данных он не указан, и я могу ошибиться, хотя большинство писавших — люди известные.) Для исследователей, не переживших это время, перемены в кино, например (автор статьи — Андрей Плахов), являются объектом изучения, и такие статьи по-ученому сдержанны.

Для людей старшего поколения 15 лет с 1953 по 1968 год остались ярчайшим воспоминанием, и холодно они о них рассказывать не могут. Два текста — «Проза оттепели» Мариэтты Чудаковой и «Воспоминания джазмена, пережившего все стадии оттепели» Алексея Козлова — замечательная мемуарная проза.

Воспоминания литературоведа Чудаковой объясняют, почему книги, сегодня заслуженно или незаслуженно забытые, 50 лет назад производили сильнейшее впечатление. Чудакова находит точные реплики, передающие тогдашние настроения, безысходность даже оттепельной советской жизни. «Дружба была единственной формой публикации: собирались, читали друг другу вслух», — приводит она слова Андрея Битова о жизни писателей в Ленинграде.

Для выставки «Оттепель» характерен бодрый оптимистический тон — в книге же достаточно критики шестидесятников и горечи. Александр Боровский пишет не об отрыве художников «сурового стиля» от предшественников, а о связи с ними, поскольку «стеклянная стена» между искусством и жизнью не была разрушена, герметизм искусства и устоявшиеся каноны не были преодолены, связь с властью — тоже.

Василий Островский. Эскиз плаката к фильму «Девять дней одного года». 1962. Собрание Е.В. и И.В.Островских
Василий Островский. Эскиз плаката к фильму «Девять дней одного года». 1962. Собрание Е.В. и И.В.Островских

По тому же поводу не в восторге от конформизма поэтов-шестидесятников, читающих свои стихи с нескольких экранов и на всю выставку, Владислав Кулаков. Отдавая должное собирателям поэтических стадионов, он спокойно отмечает их верность официальной идеологии «возвращения к ленинским нормам социализма» и рассказывает о неофициальной поэзии и «обращавшихся к Серебряному веку напрямую, без посредников». В общем, на выставке-дайджесте конфликта нет, а вот в статьях как раз оттепельная двойственность обозначена четко.

Ну и раз я заговорила о значении мемуаров, личных свидетельств, то, пользуясь названием одной из статей автора «Общества советского потребления» Ирины Глущенко — «Шестидесятые глазами ребенка», поделюсь и своими впечатлениями. Например, Светлана Аксенова, рассказывая об архитектуре общественных сооружений (давно ведь модно любить, а не критиковать советский модернизм), пишет: «Удивить посетителя размахом, изысканной пустотой могут интерьеры Дворца съездов». Так вот, никакой изысканности пустоты первые посетители кремлевского сундука не замечали — только его вопиющую, возмутительную несуразность.

Хотя, конечно, не обязательно вспоминать, ведь, даже поверхностно изучая это время, можно вполне поразить читателя. Валентин Дьяконов упоминает типично советскую форму знакомства с западным искусством — в пересказе партработников. «После включения электрического тока колесо с консервными банками начало вертеться, банки издавали дребезжащие и лязгающие звуки, полоски бумаги шуршали и извивались вокруг банок», — именно  так аудитории I съезда Союза художников СССР описал объект Жана Тэнгли секретарь ЦК КПСС Дмитрий Шепилов.

Самое читаемое:
1
Юлия Петрова: «Наши выставки — это не просто картины, развешанные по стенам»
Музей русского импрессионизма задумали в 2012 году. Четыре года спустя он обосновался в перестроенном для него здании — и с тех пор не позволяет о себе забывать. Мы поговорили с директором музея об успехах, проблемах и возможных перспективах
11.01.2023
Юлия Петрова: «Наши выставки — это не просто картины, развешанные по стенам»
2
Барельефы Сергея Меркурова остались на «Динамо»
Монументальные панно с исторического здания 1930-х годов сделали центром публичного арт-пространства
12.01.2023
Барельефы Сергея Меркурова остались на «Динамо»
3
В Малаге по-прежнему показывают русское искусство
В то время как Русский музей приостановил выдачу экспонатов в свой филиал в испанской Малаге, там впервые выставлена значимая частная коллекция русского искусства, собранная за два десятилетия лондонским предпринимателем Дженни Дуган-Чепмен Грин
19.01.2023
В Малаге по-прежнему показывают русское искусство
4
Роботы и художники: от Александры Экстер до Яёи Кусамы
Робот в обличье японской художницы Яёи Кусамы, пишущий картины в витрине бутика Louis Vuitton в Нью-Йорке, побудил нас вспомнить самые выразительные образы роботов в искусстве
13.01.2023
Роботы и художники: от Александры Экстер до Яёи Кусамы
5
Золотое кольцо неустановленного размера
Туристическому маршруту, а заодно и историко-культурному проекту под названием «Золотое кольцо России» исполнилось 55 лет. Рассказываем, кто его придумал и сколько городов в него входит
17.01.2023
Золотое кольцо неустановленного размера
6
Генрих Шлиман: человек, который во второй раз разрушил Трою
Имя Генриха Шлимана окружено мифами почти так же плотно, как история города, поискам которого он посвятил всю жизнь. Его юбилей отмечают во всем мире
12.01.2023
Генрих Шлиман: человек, который во второй раз разрушил Трою
7
Робот в образе Яёи Кусамы пишет картины в витрине магазина
Концерн LVMH, привлекший к сотрудничеству над коллекцией для Louis Vuitton Яёи Кусаму, стилизовал магазины бренда под миры японской художницы
10.01.2023
Робот в образе Яёи Кусамы пишет картины в витрине магазина
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+