Советы покупателю живописи

№52, апрель 2017
№52
Материал из газеты

Определенная тренировка, несколько подручных средств и внимательный взгляд помогут увидеть, что скрывает картина

Посетительница ярмарки TEFAF в Маастрихте 2017 г. изучает картину последователя Маринуса ван Реймерсвале. COURTESY OF TEFAF
Посетительница ярмарки TEFAF в Маастрихте 2017 г. изучает картину последователя Маринуса ван Реймерсвале. COURTESY OF TEFAF

Когда речь заходит о старых мастерах, и покупателей и продавцов больше всего тревожит одно — атрибуция. Все зависит от того, «правильная» ли картина. Но зачастую из виду упускается еще один важный момент — ее состояние. Картина может быть сколь угодно подлинной, но если она в ужасном состоянии или зареставрирована до полусмерти, то ее авторство может не иметь никакого значения.

Так какие же признаки подскажут покупателю, что за картиной плохо ухаживали? И как научиться сразу, с первого взгляда определять, какие ее части оригинальны, а какие нет?

Разумеется, ни одной картине не идет на пользу действие времени, огня и воды. Но самый большой урон живописи наносят две категории людей: те, кто продает искусство, и те, в чьи обязанности входит заботиться о нем.

Луи Леопольд Буальи. «Знатоки искусства». 1823–1828. Courtesy of METROPOLITAN MUSEUM OF ART
Луи Леопольд Буальи. «Знатоки искусства». 1823–1828. Courtesy of METROPOLITAN MUSEUM OF ART

Прежде всего, это дилеры.  Вот лишь несколько примеров. В XIX — начале ХХ века овальные картины были не в моде, поэтому дилеры либо обрезали, либо надставляли холсты, чтобы придать им прямоугольную форму. Если какие-то детали на картине казались им излишне чувственными или непривлекательными для потенциальных покупателей, их попросту закрашивали (в этой категории лидируют соски). Знаменитый дилер Джозеф Дювин (1869–1939) покрывал картины таким количеством лака, что его клиенты видели на их поверхности свое отражение. А другой британский дилер, Уиль­ям Бьюкенен (1777–1864), чистил картины перочинным ножиком.

И все же за всю историю больше всего вреда произведениям искусства, пожалуй, принесли «реставраторы» — да, здесь я использую это слово в уничижительном смысле. Поначалу многие реставраторы были художниками, которые имели однозначный ответ на вопрос о том, как следует поступать с поврежденными или пострадавшими от агрессивной очистки картинами: конечно же, надо щедро записать их поверх. По счастью, с тех пор техники реставрации сильно усовершенствовались. В общем и целом сейчас дела обстоят гораздо лучше, хотя иногда ошибки все же случаются. В отличие от прежнего желтевшего с годами традиционного органического лака, сегодня используют новые синтетические лаки. И они действительно прекрасно работают — в том смысле, что не желтеют со временем. Они сереют.

Но есть и хорошие новости: регулярно тренируясь, несложно научиться определять невооруженным глазом, какие повреждения картина могла получить в прошлом. Так, слишком грубое дублирование холста можно определить, просто чуть постучав по нему: если на ощупь холст твердый, как доска, значит, его дублировали при помощи воска. Но высший пилотаж в деле оценки состояния полотна — умение определять поздние записи. Истинное качество картины (а с ним и ее авторство) может скрываться под слоем поздних правок, внесенных другим художником или плохим реставратором.

В последнее время разного рода записи могут делаться для того, чтобы скрыть реальное состояние картины. Я не имею в виду, что аккуратное поновление поврежденных участков неправильно или неэтично. Вовсе нет. Но случается, что некоторые реставраторы — вероятно, под влиянием дилеров и владельцев, — так увлекаются, что покрывают значительную часть холста новым слоем краски, который бывает трудно распознать. Здесь важно не полагаться на ультрафиолетовые лампы: они показывают только совсем недавние слои ретуши, но и в этом случае, если при поновлении были использованы темные пигменты, ультрафиолетовое излучение не обнаружит их. Более того, известно, что некоторые реставраторы — возможно, не по своей воле — использовали «непроницаемый» лак, отражающий (как солнцезащитный крем) ультрафиолетовые лучи, что делает обнаружение поздних записей невозможным.

Чтобы увидеть, что скрывает картина, нужны всего три вещи: время, увеличительные стекла и хороший фонарик. Если вы готовы рассматривать картину достаточно пристально и долго, она обязательно раскроет перед вами свои секреты.

Самое читаемое:
1
«Пушкинская карта» назначена козырной
В России стартовала программа «Пушкинская карта»: с 1 сентября молодые люди в возрасте от 14 до 22 лет получат от государства деньги на приобщение к культуре
27.08.2021
«Пушкинская карта» назначена козырной
2
Главные выставки нового сезона
Выставка Врубеля под кураторством Аркадия Ипполитова, Жан-Юбер Мартен в ГМИИ, «Смолянки» Левицкого, Константин Мельников во всех видах, Ай Вэйвэй из дутого стекла, «Атомная Леда» Дали и многое другое в нашем списке самых любопытных проектов осени
01.09.2021
Главные выставки нового сезона
3
Дрезденский музей впервые показал «нового» Вермеера с расчищенным Купидоном
После реставрации знаменитая картина «Девушка, читающая письмо у открытого окна» настолько изменилась, что теперь в музее о ней говорят как о «новом» Вермеере
26.08.2021
Дрезденский музей впервые показал «нового» Вермеера с расчищенным Купидоном
4
В Москве появилась «Музейная четверка»: что это значит?
Четыре крупных столичных музея объявили о создании совместного проекта и представили свои маршруты
16.09.2021
В Москве появилась «Музейная четверка»: что это значит?
5
От Боттичелли до Пепперштейна: художники на экране
Криминальные истории из мира aрт-бизнеса, ностальгические путешествия, интервью в анимационном формате и поездка на старом автомобиле: на The ART Newspaper Russia FILM FESTIVAL 2021 представлены разные жанры современного кино об искусстве
02.09.2021
От Боттичелли до Пепперштейна: художники на экране
6
В Манеже открылась девятая ярмарка Cosmoscow
Участие в международной ярмарке современного искусства принимают 77 галерей
17.09.2021
В Манеже открылась девятая ярмарка Cosmoscow
7
Михаил Карисалов: «Тема частного музея, музея одного коллекционера мне не очень близка»
Меценат и потомственный коллекционер Михаил Карисалов рассказал о том, почему решил передавать в дар музеям обширные части своей коллекции и какие из принадлежащих ему произведений можно будет увидеть на выставке в фонде IN ARTIBUS с 7 сентября
06.09.2021
Михаил Карисалов: «Тема частного музея, музея одного коллекционера мне не очень близка»
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+