На семи холмах российского современного искусства

За неполных полтора года собрать выставку из 70 участников и 30 городов — в России такое под силу считаному числу культурных институций, поэтому первая Триеннале российского современного искусства, открывшаяся в музее «Гараж», уже стала событием

Фото: Музей современного искусства «Гараж»
Фото: Музей современного искусства «Гараж»
Фото: Музей современного искусства «Гараж»
Фото: Музей современного искусства «Гараж»
«33+1» — сообщество художников, работающих в городском пространстве Владивостока. Фото: Музей современного искусства «Гараж»
Ярослав Воловод и Снежана Крыстева
Ильгизар Хасанов.  «Красное» из трилогии  «Женское, мужское, красное». Фото: Музей современного искусства «Гараж»
Внутри инсталляции Ирины Кориной
Вид на инсталляцию Ирины Кориной. Фото: Музей современного искусства «Гараж»
Ирина Петракова. Фото: Музей современного искусства «Гараж»
Швейный кооператив  «Швемы». Фото: Музей современного искусства «Гараж»
Ирина Корина.  «Хвост виляет кометой». Фото: Музей современного искусства «Гараж»
Проект Владимира Селезнева  «Метрополис». Фото: Музей современного искусства «Гараж»
Фото: Музей современного искусства «Гараж»
Фото: Музей современного искусства «Гараж»
Фото: Музей современного искусства «Гараж»
Фото: Музей современного искусства «Гараж»
«33+1» — сообщество художников, работающих в городском пространстве Владивостока.
Фото: Музей современного искусства «Гараж»
Ярослав Воловод и Снежана Крыстева
Ильгизар Хасанов. «Красное» из трилогии «Женское, мужское, красное».
Фото: Музей современного искусства «Гараж»
Внутри инсталляции Ирины Кориной
Вид на инсталляцию Ирины Кориной.
Фото: Музей современного искусства «Гараж»
Ирина Петракова.
Фото: Музей современного искусства «Гараж»
Швейный кооператив «Швемы».
Фото: Музей современного искусства «Гараж»
Ирина Корина. «Хвост виляет кометой».
Фото: Музей современного искусства «Гараж»
Проект Владимира Селезнева «Метрополис».
Фото: Музей современного искусства «Гараж»

Организаторы отказались от общей кураторской идеи, определив семь сюжетов, названных «директориями», а команда из семи кураторов старалась не подвергать художественный материал давлению концепций. Но, несмотря на это, придуманные семь разделов выставки смотрятся искусственно: авторы практически в каждой директории взаимозаменяемы. Таус Махачева, определенная в «Верность месту», в такой же степени владеет «Общим языком», как и получившие его от кураторов краснодарцы ЗИП, которые заслуживают оказаться в директории «Мастер-фигура» гораздо больше, чем Павел Шугуров и его проект «33+1», доводящий до абсурда кабаковскую «персонажность». Наоборот, Александру Шишкину-Хокусаю, которого назначили по ведомству стрит-арта, повезло: за стенами «Гаража» известному театральному художнику досталась эффектная парковая руина предыдущего музейного здания, временного павильона Шигеру Бана, на крыше которого он расставил фанерные скульптуры, передав московскому ЦПКиО привет от петербургского Летнего сада. Одну из самых больших плоскостей за всю карьеру граффити-райтера официально получил в свое распоряжение Кирилл Кто: на стене административного корпуса появилась хорошо видная с Крымского моста яркая многоцветная надпись «Спасибо за внимание и попытку понимания». Гонорары, приглашение всех авторов в Москву, неограниченная техническая поддержка — все это по достоинству оценили многие участники триеннале.

Устроители ориентировались на созданное в отечественном искусстве последних лет, но в общей экспозиции нашли свое место работы с богатой и хорошо памятной всем выставочной историей — такие, как самодельные вещи из коллекции Владимира Архипова, или же очередная реплика эффектной инсталляции нижнетагильского художника Владимира Селезнева, люминесцентной росписью превращающего кучу мусора в городской ночной ландшафт, и не только они.

Самой связной частью выставки стали «Авторские мифологии». Концепция знаменитого куратора Харальда Зеемана по-прежнему остается наиболее подходящей для описания отечественного искусства, да и «мифотворцы» были собраны отличные. Это хорошо известные Павел Пепперштейн — с изящными стилизациями про воскрешение Пабло Пикассо в 3111 году, Евгений Антуфьев — с монументальной рубленой фигурой хтонического монстра, Александр Повзнер — со скульптурным циклом, комбинирующим предметное окружение и внутренний мир автора. Рядом с этими любимцами столичной публики — ничуть не уступающие им, но реже появляющиеся на выставочных площадках художники: Александр Баюн-Гнутов, перелистывающий рукописный гримуар; Анфим Ханыков, наполняющий удмуртским самогоном чашу фонтана в инсталляции «Камень»; Николай Панафидин, приводящий хромированный металл в сложное движение. На звание самого неожиданного художника триеннале легко может претендовать 66-летний Михаил Смаглюк из Краснодара: его кинетические объекты вызывают в искусствоведческой памяти выставку Марселя Дюшана 1942 года «Первые документы сюрреализма».

Искусство художников, собранных в директории «Авторские мифологии», противится актуальным ярлыкам. Такова и арт-группа «Нежные бабы»: каждый из четырех показанных на видео перформансов аранжирован на выставке не просто документацией действия, но набором вещей, тонко связанных с личной историей художниц и их родного города Калининграда, что выводит эти работы за пределы прямолинейной феминистской проблематики, делает их восприятие глубже.

Наоборот, произведения, объединенные в директории «Искусство действия», нуждаются в постоянной дискурсивной поддержке: концептуальный аппарат здесь органичен, в то время как пластическую убедительность хочется поставить под вопрос. Арт-активизм полностью невротизирован: сторонник классового подхода распознает в окружающем мире только знаки угнетения, а феминистки во всем видят постоянное насилие. Но как раз в этом разделе выставки уже в первые дни работы триеннале было заметно обилие публики — очевидно, среди обыкновенных зрителей растет желание разделить свой опыт и получить новый. Такой «спрос на партиципаторность» означает, что настает время, когда новому поколению может понадобиться новый язык, который способны дать современные художественные практики.

Если «Гараж», как планируется, войдет в положенный трехгодичный ритм, то триеннале ждут те же проблемы, что и всякую повторяющуюся выставку: на первой показали все лучшее и соответствующее концепции, и через три года опять придется искать в масштабах страны новых художников — а где их брать, пока непонятно. Но теперь надежду на появление новых имен внушает деятельность «Гаража»: сама триеннале превращается в электронную базу данных о художниках и будет функционировать как растущий архив современного российского искусства.

Самое читаемое:
1
Как смотреть работы Врубеля, или Рождение трагедии из духа узора
Грандиозная выставка в Новой Третьяковке призвана показать «новый взгляд» на Михаила Врубеля, трех «Демонов» сразу и графику, сделанную художником в больнице. По-новому взглянул на наследие Врубеля и арт-критик Михаил Боде
02.11.2021
Как смотреть работы Врубеля, или Рождение трагедии из духа узора
2
Побелевшие стены: зачем Пушкинский музей переделал постоянную экспозицию
Реэкспозиция живописи старых мастеров в главном здании ГМИИ им. А.С.Пушкина понемногу готовит нас к изменениям, которые ждут музей после глобальной реконструкции
01.11.2021
Побелевшие стены: зачем Пушкинский музей переделал постоянную экспозицию
3
«Качели» Фрагонара отреставрировали — и теперь они фривольны как никогда
После расчистки на знаменитом полотне в стиле рококо из Собрания Уоллеса обнаружились новые озорные детали
22.11.2021
«Качели» Фрагонара отреставрировали — и теперь они фривольны как никогда
4
Невероятные приключения итальянской статуи в России
Мраморная скульптура, сыгравшая важную роль в фильме «Формула любви», действительно подлинное произведение искусства, а не просто реквизит. Кто ее автор, каково настоящее название, где она сейчас и сколько у нее двойников — в нашем расследовании
19.11.2021
Невероятные приключения итальянской статуи в России
5
Критик Федор Ромер умер от ковида
Художественный критик Александр Панов, известный по своему псевдониму Федор Ромер, умер в Москве от ковида. Ему недавно исполнилось 50. Для арт-сообщества он был одной из ключевых фигур, успев написать о многих художниках
02.11.2021
Критик Федор Ромер умер от ковида
6
Жан-Юбер Мартен: «Пандемия подчеркнула, что музей — место, важное для социальной жизни»
Знаменитый куратор рассказал нам о том, чем живущие художники могут быть полезны музеям, о преимуществе чувств над знаниями и о грандиозном проекте для Пушкинского
09.11.2021
Жан-Юбер Мартен: «Пандемия подчеркнула, что музей — место, важное для социальной жизни»
7
«Бетонный шедевр»: одна из новелл в новом фильме Уэса Андерсона посвящена цене искусства
В прокат вышел фильм «„Французский вестник“. Приложение к газете „Либерти. Канзас ивнинг сан“» режиссера и художника Уэса Андерсона, рассказывающий о превратностях судеб художника и продавца искусства
18.11.2021
«Бетонный шедевр»: одна из новелл в новом фильме Уэса Андерсона посвящена цене искусства
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+