Как вырастить искусство

«Живое искусство» расцвело на арт-сцене задолго до того, как француз Филипп Паррено запустил в Тейт Модерн настоящий биореактор. Но именно сейчас художников активно потянуло в биологию

Проект Филиппа Паррено в Тейт Модерн. Hyundai Commission 2016: Philippe Parreno: Anywhen, 2016. Tate Photography
Проект Филиппа Паррено в Тейт Модерн. Hyundai Commission 2016: Philippe Parreno: Anywhen, 2016. Tate Photography

Мы живем в золотой век биотехнологий. Клонирование, редактирование ДНК, генная инженерия и ксенотрансплантация (пересадка органов, тканей и клеток одного биологического вида другому) — любимые темы научных фантастов и авторов готических романов начиная с Мэри Шелли и ее Франкенштейна — становятся нашей реальностью. Биологи и генные инженеры меняют мир вокруг нас, а художники чутко реагируют на дух времени и создают работы с живыми материалами, заостряя великие возможности и великие угрозы, которые несет эпоха стремительного прогресса.

Справка

Главные герои

Орон Каттс и Йонат Цурр

Художники стоят у истоков группы Tissue Culture & Art project (TC&A), которая занимается темой применения биоматерии в арт-практиках, она создана при поддержке SymbioticA — ультрасовременной художественной и научно-исследовательской лаборатории в Университете Западной Австралии в Перте. «Кожа без жертв» — проект TC&A, исследующий этические вопросы использования человеком других живых существ. Он иронически предлагает альтернативу шкурам животных — крошечные биокурточки, выращенные из стволовых клеток мышей. Одна из них в 2008 году была показана на выставке «Дизайн и пластическое сознание» в Музее современного искусства в Нью-Йорке.

Марта де Менезиш

«Внутреннее облако» (2003) португальской художницы Марты де Менезиш состоит из ее собственной ДНК, заключенной в заполненную  этанолом емкость и окутанную белыми клубами пара. Работа была создана под влиянием романа Жозе Сарамаго 1982 года «Воспоминание о монастыре. Бальтазар и Блимунда», в нем души людей, погибших от чумы, по легенде, превращались в облака.

Анна Думитриу

«Машина пневмоторакс» — часть проекта британской художницы Анны Думитриу «Болезнь романтиков: художественное исследование туберкулеза». Думитриу увлечена историей этого заболевания и связанных с ним романтических мифов. Она признается, что «ее страсть — коллекционирование старинных медицинских инструментов и лекарств, применявшихся для лечения туберкулеза». К примеру, на гаражных распродажах в Брайтоне она нашла пару антикварных аппаратов, которые использовались, чтобы предотвратить спадание легкого больных туберкулезом. Работа художницы — такой аппарат, обернутый в нечто, напоминающее ткани легкого; на металле художница выгравировала узор мокроты зараженного туберкулезом.

Еще…

В Лондоне французский художник Филипп Паррено попробовал себя в качестве биолога: в Турбинном зале Тейт Модерн он создал настоящий биореактор, кишащий бактериями и ставший живым сердцем его сложной инсталляции. Однако первооткрывателем биоискусства Паррено назвать сложно: многие художники уже давно работают в этом направлении.

Пионерами считаются Сюзанн Анкер, Кэти Хай и Эдуардо Кац, больше других известный своей работой 2000 года — флуоресцирующим кроликом, светившимся зеленым светом под ультрафиолетовыми лампами. Из нового поколения стоит особо отметить три имени — Джейден Хастингс, Хелен Пайнор и Шпела Петрич.

Термин «биоискусство» все еще горячо обсуждается, но, как правило, под ним понимают использование живых тканей, организмов и биопроцессов в произведениях искусства. Вот определение из книги Уильяма Майерса «Биоарт: измененная реальность» (2015): «Проще говоря, биоарт привлекает научные инструменты и методы для создания произведений искусства». Сам автор — художник и глава отделения изящных искусств Школы изобразительных искусств на Манхэттене, где имеется собственная биохудожественная лаборатория. Некоторые пуристы утверждают, что биоарт может создаваться только в «мокрой» лаборатории, там, где непосредственно ставятся опыты с биологической материей; другие возражают, что нелабораторные работы, являющиеся результатом научного исследования, также могут быть отнесены к биоискусству.

Хизер Барнетт, художница и преподаватель курса по искусству и науке в Центральном колледже искусства и дизайна святого Мартина в Лондоне, работает с бактериями, слизевиками и каракатицами. Она отмечает невероятный подъем биоарта, скачок разработок в области биотехнологий делает эту форму искусства особенно актуальной. Биоарт, по ее словам, «отражает чаяния и тревоги нашего времени».

Например, потенциалу клеточного роста, который может дать вечную молодость, посвящена работа «Наследственность» (2016) Джины Чарнецки и Джона Ханта, в которой трехмерные портреты дочерей Чарнецки созданы из клеток детей художницы. Работа будет показана на выставке «Вовсе не гравитация» в FACT (Фонд искусства и креативных технологий) в Ливерпуле с 11 ноября по 5 февраля. А художница Анна Думитриу, предпочитающая туберкулезные бактерии, отмечает: «В работе с микробиологическими объектами меня привлекает контраст между их красотой и вызываемым ими страхом и отвращением. Это неведомая могущественная сила — окружающие нас невидимые организмы, которые могут нас изменить или даже убить».

Коллекционеры за биоарт пока не дерутся, по крайней мере сейчас. «Арт-рынок всегда был консервативен, — говорит Хизер Барнетт. — Он не определяет тенденции, он пытается определить рыночную стоимость». В отличие от традиционного искусства, которое можно повесить на стену или поставить на пол, биоарт требует большей заботы. Кроме того, командный характер биоискусства размывает культ уникальности и идентичности художника, которого так жаждет арт-рынок, говорит Барнетт. «Биография художника не менее важна, чем сама работа, потому что в первую очередь продается имя, а потом уже произведение искусства. Арт-дилерам и аукционным домам потребовалось некоторое время, чтобы монетизировать инсталляции, перформансы и цифровое искусство, поэтому я думаю, что в будущем научатся продавать и биоарт».

Роберт Девчич, основатель и куратор организации GV Art London, более десяти лет убеждает крупные музеи в том, что биоарт достоин места в их экспозиции: «Я считаю, это действительно трудно — продать настоящий биохудожественный материал». Девчичу так и не удалось найти покупателя для «Свиных крыльев». Этот проект вывел английскую поговорку «если бы свиньи могли летать» на совершенно новый уровень: художники сконструировали и вырастили крылья, используя ткани живой свиньи. Идею реализовала Tissue Culture & Art project (TC&A), созданная Ороном Каттсом и Йонат Цурр. Сейчас GV Art London предлагает фотоотпечатки ограниченного тиража с изображением раскрашенных свиных крыльев, изготовленных TC&A в 2011 году, за £5 тыс.

Самое читаемое:
1
Иконы из музеев — в церкви: как повлияют на сохранность памятников изменения в законе
Нас ждет потрясение музейных основ: закон о Музейном фонде РФ могут изменить, чтобы облегчить церкви получение икон из государственных музеев. Их руководители прогнозируют, чем это может обернуться, и говорят о непременных условиях передачи
05.08.2022
Иконы из музеев — в церкви: как повлияют на сохранность памятников изменения в законе
2
От перемены мест картин их восприятие меняется
Для выставки «Брат Иван. Коллекции Михаила и Ивана Морозовых» Пушкинский музей создал в своих залах идеальный музей шедевров
02.08.2022
От перемены мест картин их восприятие меняется
3
Как Испанская республика спасла шедевры Прадо
Во времена гражданской войны испанские власти и международное сообщество создали уникальный прецедент по охране наследия в условиях вооруженного конфликта. Позже эту историю назвали «самой крупной в мире операцией по спасению произведений искусства»
29.07.2022
Как Испанская республика спасла шедевры Прадо
4
«Архстояние»: «Шесть соток» и прочие символы счастья
В деревне Никола-Ленивец Калужской области прошел очередной фестиваль «Архстояние», от которого останется несколько монументальных произведений и масса впечатлений
01.08.2022
«Архстояние»: «Шесть соток» и прочие символы счастья
5
Технологии воссоздали кошмары Уильяма Блейка
Самые мрачные из видений художника, поэта и мистика воссозданы при поддержке Музея Гетти и Apple средствами дополненной реальности. Проект осуществил художественный дуэт Tin&Ed и озвучил хип-хоп-продюсер Just Blaze
02.08.2022
Технологии воссоздали кошмары Уильяма Блейка
6
Клуб коллекционеров графики обзавелся аукционом
Новый аукционный дом, основанный коллекционером Сергеем Подстаницким и правнуком основателя музея Тропинина Степаном Вишневским и занимающийся только графикой, вот-вот проведет свои вторые торги
26.07.2022
Клуб коллекционеров графики обзавелся аукционом
7
Теплые вещи: чем хорош народный дизайн
Что такое народное творчество сегодня, как проявляются представления о красоте в бытовой жизни, что превращает наивные поделки в настоящие произведения искусства — на эти вопросы пытается ответить проект «Эстетика бриколажа» в Музее ДПИ
01.08.2022
Теплые вещи: чем хорош народный дизайн
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+