Елена Гагарина: «Символы государственной власти останутся в Кремле»

В Музеях Московского Кремля открылась выставка ювелирных изделий и костюмов ар-деко, сразу ставшая хитом. О ней и других выставочных проектах музея, а также о готовящемся в 2020 году переезде основной экспозиции из Оружейной палаты в Средние торговые ряды на Красной площади, где сейчас идет реконструкция, Каре Мискарян рассказывает генеральный директор музея Елена Гагарина

Елена Гагарина / Фото: Петр Титаренко
Елена Гагарина /
Фото: Петр Титаренко

Почему вы выбрали темой очередной выставки ар-деко, интернациональный стиль, практически не прижившийся в России, в отличие от, скажем, модерна или конструктивизма?

Что касается архитектуры, то да, стиль ар-деко у нас почти отсутствует, за редкими исключениями, ибо пришелся на время, когда в нашей стране мало что строилось. Первая мировая, затем революция, и мы перескочили из модерна сразу в конструктивизм. Тем не менее это очень важный интернациональный стиль, который как минимум надо знать.

Наша выставка посвящена не стилю ар-деко вообще, но только костюмам и драгоценностям, в российских собраниях практически отсутствующим. Музеи Кремля часто показывают вещи, которые в России не слишком известны, это уже стало традицией.

Выставка уникальна, хотя бы потому, что мы привезли из Института костюма в японском Киото коллекцию очень редких вещей, которые мало кто видел. Институт костюма не имеет собственной экспозиции, он довольно редко вывозит свои сокровища. И кроме того, он никогда ранее не показывал их в том составе, который отобрали мы.

Чем отличается ваш подбор костюмов ар-деко от тех, что периодически показывают в других мировых музеях?

Нас интересуют происхождение и эволюция стиля, его конструктивная новизна. Декорации и ткани вторичны. У костюма ар-деко совершенно другой абрис фигуры, чем, скажем, в модерне с его тонкой талией и, соответственно, узкими корсетами. В ар-деко корсеты делают фигуру плоской, утягивают живот и не акцентируют грудь. Мы даже заказывали специальные манекены для демонстрации этих вещей.

Следующий год — перекрестный Год России — Франции, и вы объявили, что готовите выставку, посвященную французскому королю Людовику Святому.

Выставка откроется в марте, мы уже начали готовить к перемещению вещи из Франции. Она не очень большая, ведь речь идет о XIII веке, от которого много предметов остаться не может в принципе. Покажем, например, витражи из парижской часовни Сент-Шапель, построенной Людовиком Святым специально для Тернового венца, который он привез из Святой земли, купив его в одном из крестовых походов. Там же хранятся и другие священные реликвии. Эти витражи еще в XV веке были извлечены из часовни и недавно отреставрированы, так что мы увидим их в первозданном виде. Французские коллеги сняли еще и хороший фильм о том, как шла их реставрация.

Кроме того, поскольку речь идет о Людовике Святом, очень важном персонаже в истории Франции, у нас, к сожалению, плохо известном, мы его представим и как заказчика различных хроник — в экспозиции будет много манускриптов с миниатюрами, а также артефакты из его сокровищницы.

Из каких собраний экспонаты приедут на выставку?

Это прежде всего Лувр, Музей Средневековья Клюни, Национальная библиотека в Париже, некоторые провинциальные музеи Франции и Российская национальная библиотека в Санкт-Петербурге.

У вас нет планов открыть свое постоянное пространство за пределами России, как это сделал Эрмитаж?

Наш музей очень маленький. В Эрмитаже более 3 млн экспонатов — у нас всего 160 тыс. Кроме того, музей наш очень специфический: это музей-сокровищница, и отдавать вещи надолго мы не можем. Кроме того, многие музеи обычно возят живопись, но представьте себе, как трудно делать выставку предметов из драгоценных материалов, расшитых тканей, икон с окладами. Даже по страховой оценке это стоит огромных денег.

Какие еще ожидаются выставки в следующем году?

После Людовика Святого мы планируем еще один необычный проект — выставку из собрания профессора Дэвида Халили, известного иранского коллекционера, живущего в Лондоне. Среди прочего, у него прекрасное собрание японских кимоно и эмалей эпохи Мэйдзи, второй половины XIX — начала ХХ века. А в конце года мы сделаем выставку о Португалии как империи, расскажем о великих португальских завоеваниях и о тех сокровищах, которые создавались на ее обширнейшей территории. Вещи приедут из португальских и британских собраний, будут предметы, относящиеся и к Индии, Японии, Макао.

Идея передать Музеям Московского Кремля Средние торговые ряды на Красной площади возникла в 2010 году. Насколько мне известно, одной из главных проблем там является то, что внутренняя планировка не соответствует требованиям к музейному пространству.

Не только внутреннее пространство, но и внешнее, ведь это же здание в историческом стиле конца XIX века. И хотя оно достаточно большое, но спланировано совершенно под другие цели. Там были магазины, причем разные, большие и маленькие, очень много переходов, ступеней, внутренних столбов. Так что разместить там экспозицию было бы непросто. Я уже не говорю о пространствах, которых требует современный музей: для приема посетителей, для передвижения инвалидов и так далее. Поэтому было решено построить внутри главного здания в форме каре новое помещение, где будет все необходимое — от фойе до выставочных залов. А наверху расположатся реставрационные мастерские.

На каком этапе там сейчас строительные работы?

Подходит к завершению отделка исторической части здания, практически готовы все внутренние помещения. Пока мы вышли на нулевой уровень и теперь взяли новую проектную организацию, «Проект Меганом», возглавляемую Юрием Григоряном, который сделал очень хороший проект собственно музейных площадей. Сейчас он проходит государственную экспертизу, и мы надеемся, что к концу года она будет пройдена и Управление делами Президента РФ приступит к строительству. Здание будет находиться во дворе и соединяться специальными перекидными мостиками с внешним каре.

Вы уже окончательно определились, что переедет в реконструированное здание из основной экспозиции?

Я лучше скажу, что останется в Оружейной палате. Здесь разместится то, что из Кремля выехать не может: коллекция символов государственной власти и государственных регалий. Все здания, где сейчас располагается экспозиция, так и останутся музейными, но мы расширим эти пространства и приведем их в порядок.

А за счет чего вы расширитесь в стенах Кремля?

Вывезем офисы, реставрационные мастерские, выставочные залы. Сейчас общая площадь музея всего 10 тыс. кв. м. И на таких крошечных площадях мы принимаем 2,2 млн посетителей в год!

Кроме Оружейной палаты, изменится концепция экспозиции и Патриаршего дворца. Она сейчас довольно странная — постоянная выставка, посвященная древнерусскому быту, много серебра, вышивки. Вместо этого нам хотелось бы открыть экспозицию об истории патриаршества.

Из соборов, Успенской звонницы, Филаретовой пристройки, примыкающей к ее северной стене, уедут библиотека, фондохранилища, выставочный зал. А поскольку внутри располагалась еще и церковь Святого Николая и сохранилось буквально все, от обшивки стен до утвари и иконостаса, мы ее восстановим. В нижней части, где сейчас выставочный зал, откроем маленький музей, посвященный Александру I, основателю музеев Кремля.

Когда это произойдет? Определены конкретные сроки?

Все зависит от завершения реконструкции Средних торговых рядов, которое обещают в 2019 году. Но это очень сложное помещение, и после окончания каждого этапа надо еще раз все просчитывать. Мы там будем принимать до 4 млн посетителей в год, поэтому с конструктивной точки зрения все должно быть идеально. А после переезда мы в первую очередь начнем ремонт в Оружейной палате.

Будем надеяться, что он не затянется надолго, как реконструкция Рейксмузеума в Амстердаме, которая длилась более десяти лет.

Рейксмузеум можно сравнить, скорее, со Средними торговыми рядами. Это такое же здание в стиле эклектики, большая территория. Другое дело, что Оружейная палата занимает всего 2,5 тыс. кв. м, и тут будет реставрация, а не реконструкция, хотя мы постоянно что-то здесь ремонтируем: меняем окна, обновляем фасады. Последняя экспозиция в Оружейной палате была сделана в 1986 году, она разместилась в витринах, изготовленных на одном из авиационных заводов, и с тех пор не менялась. Так что работы будет много.

Но ведь и реставрация Успенского собора идет уже десять лет?

Это очень сложный памятник, и время от времени там проходят патриаршие службы. Кроме того, все, кто посещает Кремль, из всех соборов в первую очередь хотят увидеть именно Успенский. Поэтому мы не можем закрыть его и вынуждены реставрировать частями. Полная единовременная реставрация стоит огромных денег, которых нет. Ведь мы тратим деньги, заработанные самим музеем.

Тем не менее Успенский собор нуждается в очень серьезных работах: здесь и кровля, и барабаны, и купола, и росписи. Все это мы делали, правда в меньшем масштабе, в Благовещенском и Архангельском соборах. Реставрация Архангельского собора сейчас почти закончена. Что касается Успенского, то невозможно сказать, когда это произойдет: например, идет реставрация фрески, как сейчас на одной из стен, — а под ней обнаруживается такая трещина, что приходится останавливать реставрацию и заниматься стеной.

Что происходит с археологическим парком, который недавно открылся на месте демонтированного 14-го административного корпуса Кремля?

Сейчас на Ивановской площади находятся два шурфа, которые будут закрыты стеклом, и можно будет посмотреть на обнаруженные фрагменты фундамента и кладки. Но, поскольку это особо охраняемая территория, посетители смогут попасть туда только в составе экскурсионной группы не более чем из 20 человек и по сеансам. На это уже есть договоренность с Федеральной службой охраны. Она также предусмотрела место для небольшого музея, где будут выставлены обнаруженные на этой территории находки. Надеюсь, что это произойдет в ближайшее время. А пока мы разрабатываем туристические маршруты и продумываем концепцию этого музея.

Вернемся к Оружейной палате. Что вы хотите извлечь из запасников на место переехавших на Красную площадь экспонатов?

У нас есть целые коллекции, которые ни разу не выставлялись. Например, коллекция знамен. Но они требуют серьезной реставрации, для которой, в свою очередь, нужны большие помещения, поскольку знамена огромные.

У нас большой отдел реставрации тканей. Недавно, кстати, мы закончили реставрацию византийского саккоса XIV века, принадлежавшего митрополиту Алексию, которая продолжалась 15 лет. Сохранилась легенда, что в этом саккосе Алексий был похоронен, а после чудесного обретения его нетленных мощей оказалось, что облачение его также не пострадало от тлена.

Саккос хранился в одном из помещений снесенного в начале 1930-х Чудова монастыря и, когда попал в музей, находился в очень плохом состоянии. Он будет выставлен в Средних торговых рядах; для его экспозиции нужны особые условия и специальная конструкция, ведь это вещь XIV века, вся покрытая вышивкой с жемчугом и металлом. Ткани в то время были очень дорогие, поэтому использовали сохранившиеся части от более древних одеяний митрополитов. Это уникальная вещь, таких саккосов в мире только три: два у нас и один в Ватикане.

Что для вас приоритетно из всех новых проектов?

Самое важное — новая экспозиция, что будет на Красной площади, Средние торговые ряды.

А что самое приятное в вашем насыщенном распорядке рабочего дня?

Когда заканчивается туристический сезон, очень приятно пройтись по территории Кремля, полюбоваться на памятники, почувствовать магию места, зайти в маленькую церковь Ризоположения, там какая-то особая атмосфера.

Самое читаемое:
1
Главные выставки нового сезона
Выставка Врубеля под кураторством Аркадия Ипполитова, Жан-Юбер Мартен в ГМИИ, «Смолянки» Левицкого, Константин Мельников во всех видах, Ай Вэйвэй из дутого стекла, «Атомная Леда» Дали и многое другое в нашем списке самых любопытных проектов осени
01.09.2021
Главные выставки нового сезона
2
В Москве появилась «Музейная четверка»: что это значит?
Четыре крупных столичных музея объявили о создании совместного проекта и представили свои маршруты
16.09.2021
В Москве появилась «Музейная четверка»: что это значит?
3
Зельфира Трегулова: «Сейчас в музее нам нужны более сильные эмоции и впечатления»
Директор Третьяковской галереи Зельфира Трегулова рассказала о том, каким видит музей в будущем, об идеальной выставке и почему картины Михаила Врубеля вызывают интерес у зрителей от Казани до Осло
22.09.2021
Зельфира Трегулова: «Сейчас в музее нам нужны более сильные эмоции и впечатления»
4
В Манеже открылась девятая ярмарка Cosmoscow
Участие в международной ярмарке современного искусства принимают 77 галерей
17.09.2021
В Манеже открылась девятая ярмарка Cosmoscow
5
От Боттичелли до Пепперштейна: художники на экране
Криминальные истории из мира aрт-бизнеса, ностальгические путешествия, интервью в анимационном формате и поездка на старом автомобиле: на The ART Newspaper Russia FILM FESTIVAL 2021 представлены разные жанры современного кино об искусстве
02.09.2021
От Боттичелли до Пепперштейна: художники на экране
6
Как проектировали упаковку Триумфальной арки
В Париже открылся последний грандиозный проект Христо и Жанны-Клод — упакованная Триумфальная арка. Оказывается, работа над ним шла полвека. Показываем, как это было
24.09.2021
Как проектировали упаковку Триумфальной арки
7
Михаил Карисалов: «Тема частного музея, музея одного коллекционера мне не очень близка»
Меценат и потомственный коллекционер Михаил Карисалов рассказал о том, почему решил передавать в дар музеям обширные части своей коллекции и какие из принадлежащих ему произведений можно будет увидеть на выставке в фонде IN ARTIBUS с 7 сентября
06.09.2021
Михаил Карисалов: «Тема частного музея, музея одного коллекционера мне не очень близка»
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+