18+
Материалы нашего сайта не предназначены для лиц моложе 18 лет.
Пожалуйста, подтвердите свое совершеннолетие.

Как попасть в число лучших современных художников

Почему Никас Сафронов опередил Фриду Кало, а Вася Ложкин — Михаила Ларионова и Марка Ротко?

Отгадайте, про творчество какого художника А. и К.Тенишевы (полных имен своих авторов издательство не сообщает) написали следующий проникновенный абзац: «Рассматривать его работы, посвященные разным направлениям живописи, — все равно что читать полюбившиеся много лет назад книги, заново переписанные для тебя с новыми подробностями и перипетиями. Так, например, при всей нашей любви к импрессионистам настает момент, когда мы не можем не отметить, с некоторым объяснимым разочарованием, что все это мы так или иначе уже видели и перечувствовали и максимум, на что можем рассчитывать, — это еще раз восхититься досконально изученным шедевром. И Никас, несомненно, порадовал не одного ценителя, расширив список шедевров импрессионизма своими работами…»

Никас в российском арт-мире один, поэтому особенно сложной загадка не вышла. Да, я взял эти строки (практически наугад, оно там все такое) из альбома о художнике Никасе Сафронове, открывающего книжную серию «Лучшие современные художники», запущенную издательством «Директ-Медиа» (главный редактор А.Барагамян, руководитель проекта Д.Афанасьева, редактор-искусствовед М.Гордеева) по заказу издательского дома «Комсомольская правда» (КП). Это те самые альбомы, что продаются в каждом киоске «Роспечати» по всей стране. Если их собрать на полке, то корешки, поставленные встык, образуют законченную картинку, из-за чего отдельные выпуски не пропустишь, ведь иначе итоговая мозаика не сложится. Новые выпуски появляются каждую неделю, уже вышло несколько десятков альбомов, отпечатанных в Латвии и не перестающих удивлять странностью своего отбора — как самих художников, так и текстов о них.

Видимо, создание таких проектов — прибыльные дело, если КП занимается выпуском общедоступных художественных альбомов лет пять или шесть. Перед «Лучшими современными художниками» вышло 100 томов «Великих музеев мира» (2011–2013), а еще раньше — 100 «Великих художников» (2009–2011), от Рафаэля и Ивана Айвазовского до Союза русских художников и Кукрыниксов.

Странности отбора начались уже в самой первой серии, куда под видом «окончательно великого» воткнули Илью Глазунова, поместив его альбом между Федором Рокотовым и Тинторетто. С ныне живущими художниками всегда сложно, и непонятно, останутся ли они в истории или нет. Но еще больше странностей вышло с серией «Великие музеи мира», куда наравне с безусловными грандами типа Прадо и Уффици вошли собрания сугубо регионального значения. Московский Данилов монастырь, которым серию завершили. Или Национальный музей антропологии в Мехико. Или Художественный музей Нельсона — Аткинса в Канзасе. Или Художественный музей Уолтерса в Балтиморе. Или Дарвиновский, опять же в Москве. Не имею ничего против ни мексиканской антропологии, ни прекрасных коллекций Дарвиновского, но можно ли сравнивать Национальный музей в Джакарте с Лувром, а Денверский художественный музей — хотя бы с Брера?

Выпуски серии явно путали разные лиги, а вступительные тексты были попросту переписаны с сайтов. Апофеозом такого подхода становятся подписи к фотографиям с одним и тем же текстом «В залах музея», что, очевидно, и не несет никакой информации. Просто для того, чтобы сделать подписи, заложенные в макет, адресными и разнообразными, нужно потратить лишнюю копеечку. Точно так же, экономии ради, можно воткнуть подборки из Данилова монастыря или из Дарвиновского музея, чтобы не платить лишнюю валюту за использование прав.

Про качество текстов я говорить не стану, они в художественных альбомах не самое главное — куда существеннее цветопередача и подбор репродукций. Хотя в то же время понятно, что недорогой и массовый проект автоматически выполняет просветительскую функцию. Дешевые альбомы по умолчанию предназначены людям, не сильно сведущим в искусствоведении и безоговорочно доверяющим печатному слову. Если сказано, что Илья Глазунов велик, как Рокотов, а Никас Сафронов заменяет нам поднадоевших импрессионистов, то так, значит, оно и есть.

Кстати, академию на базе бывшего Московского училища живописи, ваяния и зодчества, основанную Глазуновым, окончил и Борис Клементьев, 1972 года рождения, получивший свой том в серии «Лучшие современные художники» ровно между выпусками, посвященными Максу Эрнсту и Джорджии О’Кифф. Последующие тома этой серии анонсируются на задней стороне обложки, поэтому книга с репродукциями бездуховного сюрреалиста Эрнста объясняет все про Клементьева: «Мастер одинаково успешно пишет портреты и натюрморты, пейзажи и сюжетные картины. Он работает пастелью, в графике, маслом. Его работы на церковную тему проникнуты глубоким религиозным чувством, что отмечают и священнослужители, а пейзажи отражают бесконечную любовь к родине и ее природе».

Внутри книги, написанной Е.Б.Клементьевой (неужели однофамильцы? в альбомах серии авторские инициалы почему-то не раскрываются, видимо, авторы не заслужили полных имен), тексты еще эффектнее. Там просто не знаешь, какой абзац цитировать, так как ни Рафаэль, ни Тинторетто таких эпитетов и интонаций не удостаивались ни при жизни, ни спустя века. Я не стану обсуждать и оценивать работы Бориса Клементьева, процитирую лишь подпись к одной из картин, чтобы стало понятно, как еще, помимо просвещения широких масс, можно использовать альбомы серии.

«Портрет русского молодого человека, обучающегося в Лондоне, написан во время британского турне художника. Благодаря свободной и естественной позе модели, опершейся на подлокотник кресла, Борис Клементьев подчеркивает индивидуальность заказчика, его внутреннюю пластику. Выразительный взгляд карих глаз портретируемого полон задумчивости и внимания. Точными мазками художник „лепит“ заостренное лицо юноши, стремясь отразить присущее модели духовное содержание, напряженную работу мысли, „внутренний огонек“».

По макету на некоторых страницах альбомов серии «Лучшие современные художники» есть выноски с заголовком «факт» или «цитата», точно основная фактура не способна поместиться в самом тексте или в нем маловато цитат и фактов. Вот факт из альбома Фриды Кало (автор текста М.Н.Гордеева): «Великая художница увлекалась психоанализом и собирала работы Фрейда. Она стала первым человеком в Мексике, который испытал психоанализ». А вот факт из подборки работ Васи Ложкина (разумеется, он назван «культовым в Интернете»), удостоенного своего альбома между Михаилом Ларионовым и Джорджо Де Кирико, написанные П.Нюрец: «Сюжеты Ложкин берет из головы, подсознания и глобальной информационной сферы, что вокруг нас в космосе и под землей. Как художника его мало интересуют злободневность и окружающий мир. Персонажей и сюжеты он берет из выпусков новостей или увиденного на улице. В каком-то смысле оно так и есть, но все это как бы пропущено через подсознание».

Есть в серии относительно качественные альбомы (Рауля Дюфи или Пауля Клее), а есть и такие факты, например о Марке Ротко (автор А.И.Карасевич): «Из того, что мастер считал свои картины независимой от него формой жизни, следует, что живопись уже тогда была для него медитацией, нежели действием». Если что-то следует из утверждения, то это, кажется, уже не объективный факт, но мнение или утверждение. Или другой факт из этой же книги: «По свидетельству некоторых, когда рассматриваешь картины Марка Ротко вблизи, как настоятельно советовал художник, появляются сильные чувства одиночества и страха, а особенно впечатлительные зрители могут и заплакать».

Рубрика «цитата» выглядит еще более колоритно, возьмем ли мы общепризнанных классиков или нижегородского художника Валентина Губарева, ныне проживающего в Минске (его альбом вышел между выпусков, посвященных Эдварду Мунку и Пьеру Боннару). Однако процитировать мне хочется вице-спикера Государственной Думы РФ И.И.Мельникова, обращающегося к художнику Клементьеву: «Уважаемый Борис Дмитриевич! Ваша живопись развивает лучшие традиции отечественной художественной школы, а в каждой из Ваших работ чувствуется собственный взгляд на жизнь и на искусство. Взгляд широкий и по-настоящему творческий. Среди Ваших работ и вечерний Париж, и русская природа, и проникновенная «Исповедь», и замечательная галерея портретов!» Книгу отзывов о творчестве нашего современника (там есть еще, например, и председатель Комитета по науке, культуре, образованию, здравоохранению и экологии Совета Федерации, и патриарх Московский и всея Руси Алексий II, и, конечно же, патриарх Московский и всея Руси Кирилл, и много кто еще), но, боюсь, что рекламный отдел TANR просто взбунтуется.

С цитатами и фактами, равно как и со всеми прочими составляющими каждой книги «Директ-Медиа», все понятно: в макете есть пятно, цель которого — хоть немного разнообразить верстку, вот его и забивают чем ни попадя. Руководствуясь не творческой сообразностью, но коммерческими соображениями.

Мне, конечно, по душе широкий подход «Директ-Медиа» к созданию своей собственной табели о рангах. Мол, не боги горшки обжигают: когда-то и Пит Мондриан, и Марианна Веревкина, прежде чем висеть в самых «великих музеях мира», были такими же «рядовыми» художниками своей эпохи, как Вася Ложкин или Валентин Губарев. Классиками авангарда и модерна этих мастеров сделали время и культурные институции — экспертное сообщество, задача которого как раз и заключается в отделении мух от котлет, а божьего дара — от яичницы на постном масле.

И я готов уже согласиться с тем, что Вася Ложкин вполне достоин попасть на одну полку с Диего Ривера или Жоржем Браком, с Рене Магриттом и Энди Уорхолом. А если для меня проходим Ложкин, то вполне вероятно, что есть такие люди (причем не только в Госдуме или Совете Федерации), которым нравится творчество Клементьева. Однако очевидная халтура, с которой сделана текстовая часть, перемалывающая общие места и штампы со странными утверждениями, которые остаются на совести их авторов, не позволяет поверить, что нынешние «мастера резца и кисти» попали в серию «Лучшие современные художники» именно из-за широты души и безбрежности искусствоведческого подхода. Для начала с самим понятием современности разобрались бы, что ли. Иначе непонятно, что может объединить Васю Ложкина 1976 года рождения и все ту же Марианну Веревкину, умершую в 1938-м.

Конечно, можно закрыть глаза на несовершенства этих книгоиздательских инициатив, разглядывать картинки и дожидаться следующих, более зрелых проектов. Однако отечественный бизнес устроен таким монопольным образом, что наличие одной серии автоматически закрывает тему музеев или же современного искусства, в котором, если по уму, столько всего разнообразного и интересного, что целого книжного шкафа не хватит. Но в ближайшее время другой такой серии (хотели, как лучше, — вышло, как всегда, и более всего жаль потенциальных, но упущенных возможностей, очевидных любому честному профессионалу) по понятным причинам попросту не случится. Поэтому со всевозрастающим нетерпением ожидаем следующих выпусков библиотечки.

Самое читаемое:
1
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
Смерть вдовы Элия Белютина Нины Молевой актуализировала вопрос, кому отойдет коллекция старых мастеров. Вспоминаем нашу статью 2015 года, так как новых фактов за это время не появилось
14.02.2024
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
2
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
Даже те, кому не понравился фильм, не отрицают, что в нем создана особая реальность, параллельная тексту Михаила Булгакова. Мы поговорили с участниками съемочной группы о визуально-пластическом языке фильма: вторых планах, цвете и важных деталях
09.02.2024
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
3
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
Выставка «Герои и современники Серебряного века» представляет «наиболее объективный и выразительный портрет эпохи». Это уже четвертая часть цикла, посвященного рубежу XIX–XX веков, времени журналов, манифестов и художественных группировок
14.02.2024
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
4
Импрессионизм как источник света в условиях нехватки воздуха
Произведения из коллекций 27 музеев России, представленные на выставке в Санкт-Петербурге, отдают дань традициям и эстетике импрессионизма, которые находили отражение в советском изобразительном искусстве разных лет
27.02.2024
Импрессионизм как источник света в условиях нехватки воздуха
5
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
Одна из самых больших выставок Павла Филонова в Москве проходит в Медиацентре «Зарядье». О своих впечатлениях рассказывает писатель Дмитрий Бавильский — и приходит к выводу, что восприятие художника сильно зависит от оптимизма или пессимизма зрителя
15.02.2024
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
6
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
Эрмитаж приобрел почти полторы сотни предметов из собрания покойного мецената Юрия Абрамова, который при жизни был почетным другом музея. В их числе — прижизненный скульптурный портрет Микеланджело Буонарроти и посмертный бюст Александра I
20.02.2024
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
7
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Ярославский художественный музей — неоднократный лауреат премии ИКОМ России, номинант и победитель ряда международных конкурсов. С 2008 года им руководит Алла Хатюхина, которую мы расспросили о необычном проекте «Три стихии» и о достижениях музея вообще
26.02.2024
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Подписаться на газету

Сетевое издание theartnewspaper.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-69509 от 25 апреля 2017 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Учредитель и издатель ООО «ДЕФИ»
info@theartnewspaper.ru | +7-495-514-00-16

Главный редактор Орлова М.В.

2012-2024 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+