В голосе «Архстояния» зазвенел металл

В парке «Никола-Ленивец» прошел 11-й международный фестиваль ленд-арта «Архстояние». Заявленная тема «Убежище» была воплощена из нетрадиционных для «природного» фестиваля металла и полимера

Белые ворота. Николай Полисский/ Фото: Анастасия Китель
Внефестивальный проект «Лабиринт»/ Фото: Анастасия Китель
Мост. WOWHAUS/ Фото: Анастасия Китель
Походная пагода. Комитет Аполлона и Patkonen Projects/ Фото: Анастасия Китель
«Обитаемое вещество». Дмитрий и Елена Каварга/ Фото: Анастасия Китель
«Дом бомжа». Павел Суслов/ Фото: Анастасия Китель
Теневой павильон. Ирина Корина и Илья Вознесенский/ Фото: Анастасия Китель
Личная Вселенная № 5 . Дмитрий Жуков/ Фото: Анастасия Китель
Белые ворота. Николай Полисский/
Фото: Анастасия Китель
Внефестивальный проект «Лабиринт»/
Фото: Анастасия Китель
Мост. WOWHAUS/
Фото: Анастасия Китель
Походная пагода. Комитет Аполлона и Patkonen Projects/
Фото: Анастасия Китель
«Обитаемое вещество». Дмитрий и Елена Каварга/
Фото: Анастасия Китель
«Дом бомжа». Павел Суслов/
Фото: Анастасия Китель
Теневой павильон. Ирина Корина и Илья Вознесенский/
Фото: Анастасия Китель
Личная Вселенная № 5 . Дмитрий Жуков/
Фото: Анастасия Китель

Маленькая деревушка Никола-Ленивец в Калужской области уже пережила долгий период безвестности и краткий период расцвета, будучи усилиями художника Николая Полисского превращена в центр ленд-арта. Теперь в жизненном цикле «Архстояния» наступил явный спад, который виден уже невооруженным взглядом. С 2014 года фестиваль испытывает проблемы с финансированием: предприниматель Максим Ноготков, создавший управляющую компанию «Архполис», которая занималась развитием инфраструктуры фестиваля, потерял половину активов и приостановил в Никола-Ленивце свою деятельность. На сей раз сложная смысловая нагрузка многих инсталляций — они должны были соответствовать теме «Убежище» — поневоле навевала воспоминания о прежних объектах, таких как «Бобур» или «Вселенский разум», которым не нужны были лишние слова. А широко разрекламированный внефестивальный объект «Самый большой лабиринт в мире» оказался невыразительной изгородью из наскоро сколоченных деревянных палет.

Всего в этом году посетители увидели десяток новых объектов (плюс внефестивальный «Лабиринт»). Все инсталляции делятся на две группы: физические и духовные убежища. К первым относится, например, закопанный в землю «Мерседес-Гелендваген» — «Убежище G-500». В определенные часы (которые не были объявлены организаторами) через люк в крыше можно попасть внутрь, в салон, где предусмотрена подача воздуха, включить свет и послушать радио. Очевидная незавершенность объекта, к сожалению, бросалась в глаза: рядом с «мерседесом» лежала гора земли, выкопанная трактором, а траву на крыше машины к открытию высадить не успели. Другое укрытие называется «Голова бомжа» — дом из холстов на подрамниках, в котором поселился художник Павел Суслов. Форма ее легко опознавалась архитекторами и художниками: это так называемая «обрубовка» — модель человеческой головы упрощенной формы, которую используют на начальных этапах обучения академическому рисунку. «Дом» состоит из 254 полотен, и когда все холсты будут написаны, его демонтируют.

Ирина Корина и Илья Вознесенский предложили укрыться в «Теневом павильоне» — гигантской металлической шишке, установленной в лесу. Почувствовать себя в комфорте и безопасности там очень легко: защитные металлические спецназовские щиты, расходящиеся вверх, как чешуйки у настоящей шишки, и спасают от ветра, и гарантируют естественное освещение.

Другая группа объектов условно объединена темой убежища для души. Это «Личная вселенная № 5» Дмитрия Жукова — металлическая ракушка, которая отрезает человека от внешнего мира; «Обитаемое вещество» Дмитрия и Елены Каварги — биоморфный объект из полимеров, внутри которого, по задумке авторов, забываешь о суете и осознаешь себя существом духовным. Но скульптура так понравилась детям, что из-за их заливистого смеха думать об «оторванности от земной тверди» у посетителей не получалось.

Психологический перформанс «Клетка» Наиля Гареева остался недооцененным гостями фестиваля. В клетке из арматуры, где на экранах телевизоров транслируются международные новости, зритель должен был буквально противостоять информационному шуму, отделить свое «я» от навязанной СМИ реальности и обрести внутреннюю свободу. То ли большинство посетителей парка привыкло к «понятным» статичным деревянным объектам на «Архстоянии», то ли думать под тридцатиградусным солнцем о «неконгруэнтной идентичности» никому не хотелось — объект обходили стороной. Мало кто наткнулся и на «Секретный перформанс» Ольги Кройтор, примотавшей себя к стволу дерева, и «Зону комфорта» Ольги Козманидзе, с шеи которой надо было отомкнуть замок.

Команда «Комитет Аполлона и Patkonen Projects» представила объект «Русская походная пагода». Убежище для медитации, где можно обрести гармонию с природой и философией Востока, на деле оказалось четырехъярусной палаткой.

Единственное, что напоминает о прежнем «Архстоянии» — объекты Николая Полисского. В прошлом году это была скульптура из деревянных блоков «Сельпо», в нынешнем — триумфальная арка «Белые ворота». Арка, как и построенный этим летом мост от деревни Звизжи до ландшафтного парка «Версаль» (бюро Wowhaus), призвана активировать в ленд-парке новый маршрут — теперь через болотистый парк можно напрямую пройти.

Материалы по теме:
Архстояние 2016: убежище
Самое читаемое:
1
Генрих Семирадский и античная красота: выставка в Третьяковке
Очередная крупная выставка в Государственной Третьяковской галерее расскажет о полузабытом академисте и любви XIX века к античности, а также о том, насколько эта любовь остается стойкой и в наши дни
26.04.2022
Генрих Семирадский и античная красота: выставка в Третьяковке
2
Море уничтожает любимую церковь импрессионистов
Любимая импрессионистами церковь Сен-Валери в Нормандии, которую писал Клод Моне и рядом с которой похоронен Жорж Брак, рискует соскользнуть в море: меловые скалы неумолимо осыпаются
26.04.2022
Море уничтожает любимую церковь импрессионистов
3
«Голубая простреленная Мэрилин» Уорхола — теперь самая дорогая картина ХХ века
Серия аукционов искусства ХХ–ХХI веков Christie’s в Нью-Йорке принесла аукционному дому $420,9 млн и 18 новых рекордов цен на современных художников. В торгах участвовали покупатели из 29 стран, 2,3 млн зрителей со всего мира следили за ходом аукционов онлайн
11.05.2022
«Голубая простреленная Мэрилин» Уорхола — теперь самая дорогая картина ХХ века
4
Коллекция Морозовых наконец вернулась в Россию
Транспортировка из Франции 167 работ из собраний четырех ведущих музеев Москвы и Петербурга — Государственного Эрмитажа, Третьяковской галереи, ГМИИ им. А.С.Пушкина и Русского музея — заняла почти 20 дней
05.05.2022
Коллекция Морозовых наконец вернулась в Россию
5
Кошмары и грезы Венецианской биеннале
Что привлекает особое внимание на начавшей работу 59-й Венецианской биеннале современного искусства? Cвоими впечатлениями делится московская галеристка и куратор Елена Крылова, побывавшая на открытии
27.04.2022
Кошмары и грезы Венецианской биеннале
6
Как быть и что делать: отвечают лидеры российского арт-рынка
Мнениями о текущем состоянии российского арт-рынка и его перспективах поделились крупные московские и петербургские антиквары, галеристы и представители аукционного бизнеса
06.05.2022
Как быть и что делать: отвечают лидеры российского арт-рынка
7
В московских музеях разрешили продавать алкоголь. Но не во всех
Приятное нововведение коснется только учреждений, подведомственных московскому департаменту культуры. Посетителям федеральных музеев и музеев-заповедников придется остаться трезвыми
12.05.2022
В московских музеях разрешили продавать алкоголь. Но не во всех
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+