18+
Материалы нашего сайта не предназначены для лиц моложе 18 лет.
Пожалуйста, подтвердите свое совершеннолетие.

Больше да лучше: как Art Basel ответил на кризис

В воскресенье 19 июня в Базеле завершилась 47-я ярмарка Art Basel, которая каждый год собирает в Швейцарии профессионалов в области искусства XX века со всего мира. В этом году было традиционно много «голубых фишек» и произведений музейного уровня, а также видео, перформанса и фотографии, и еще меньше, чем обычно, молодого искусства.

На стендах 286 галерей-участниц Art Basel было представлено около 4 тыс. художников, а выставочная часть ярмарки с говорящим названием Unlimited, где галереи показывают гигантские произведения, выходящие за рамки стенда, разрослась до размеров ангара, включив в себя рекордное число таких работ — 88. Грандиозность события характеризует число посетителей — 95 тыс. человек за шесть дней. Несмотря на то что аукционы демонстрируют некоторый спад в сфере цен на современное искусство, а снять даже скромный уголок на ярмарке стоит как минимум €11 тыс., не говоря о сопутствующих тратах (большой стенд обойдется в €50 тыс.), по-прежнему не было отбоя от желающих поучаствовать в крупнейшем мировом базаре, где музеи и коллекционеры тратят миллионы на пополнение своих коллекций.

В первые несколько дней работы ярмарка традиционно открыта только для прессы и обладателей ВИП-карт. Говорят, что в этом году многие коллекционеры жаловались на сложности в получении карты, тем не менее на открытие Unlimited в первый день превью я пыталась прорваться вместе с как минимум несколькими тысячами человек. По замыслу бессменного куратора Джанни Джетцера, экспозиция Unlimited отразила эклектичный характер современной художественной сцены, где перформанс и видео соседствуют на равных с живописью и скульптурой. Выставки такого масштаба можно обыкновенно увидеть только в музее, да и то не каждый музей позволит себе собрать столько разных и великих авторов в одном помещении, так что Unlimited — уникальное событие.

На входе гостей впервые в истории ярмарки просили сдавать крупные сумки и рюкзаки в гардероб и просвечивали даже самые маленькие сумочки и клатчи. Утешиться после утомительной очереди и усиленных мер безопасности можно было шампанским, которое через пару часов после начала наливали уже по-простому в бокалы для сока и чуть ли не в кофейные чашки.

Обойти всю экспозицию Unlimited за раз оказалось невозможно. Первой бросалась в глаза новая инсталляция японской художницы Тихару Сиоты, которая стала любимицей публики после Венецианской биеннале 2015-го и здесь тоже приковала к себе внимание. Десятки свисающих на красных нитях чемоданов напоминали о том, что путешествие может ждать нас в любой момент, и, хотя концепция серьезно уступала исполнению, Сиота вновь стала звездой Instagram. Немецкий фотограф Вольфганг Тильманс посвятил свою инсталляцию маленьким сообществам, среди которых оказались и российские геи, а французский художник Кадер Аттиа выставил на стеллажах журналы конца XIX и начала XX века, в которых чернокожие мужчины изображаются как насильники и убийцы. По мнению автора, современный страх перед беженцами с Востока и мигрантами есть не что иное, как новое издание колониальных комплексов. Китайский диссидент Ай Вэйвэй выставил настоящий каркас аристократического дома династии Цин (XVII–XIX век), покрашенный белой краской, как стены модного лофта, и напоминающий посетителям о бренности земного богатства. Этой теме вторила работа бельгийского художника Ханса Оп де Бека «Дом коллекционера», гипсовая модель апартаментов с книжными стеллажами, картинами и скульптурой, современный аналог помпейской виллы. Поражало обилие старых работ заслуженных художников, таких как Джозеф Кошут, Христо, Майк Келли, Сол Левит, Фрэнк Стелла и Аниш Капур. Гигантскую монохромную серо-черную инсталляцию «Стена восьми оттенков серого» из восьми рядов по четыре серые картины разных тонов показал британец Алан Чарлтон, представленный на ярмарке сразу пятью галереями. Не слишком известный художник упражняется в монохромной живописи с 1970-х годов, и эта ярмарка, несомненно, стала его бенефисом.

Наконец, в этом году на Unlimited можно было увидеть беспрецедентное число видеоработ и перформансов. Самым ярким стал проект гонконгского автора Самсона Янга «Пушка». На протяжении всех дней работы экспозиции художник стоял на специальной вышке посреди выставочного зала и с помощью звуковой пушки, используемой как для разгона демонстраций, так и для отпугивания птиц в частных усадьбах, посылал в разные части экспозиции звуки пения птиц. Эта работа стала своеобразным итогом его сотрудничества с инициативой BMW Art Journey, в рамках которой он изучал пушки и колокола в разных частях света. Художника заворожила тема трансформации одних в другие: во времена войны все колокола переливали в пушки, тогда как в мирное время от пушек избавлялись, превращая их обратно в колокола. Его работа со звуковой пушкой стала одной из самых ярких метафор на ярмарке. Заслуженная ветеранка движения Fluxus художница Алисон Ноулз повторила на выставке хеппенинг 1962 года, в рамках которого она с помощниками готовила салат и угощала им посетителей. Американец Калил Джозеф показал потрясающее видео m.A.A.d.: под одноименную песню популярного рэпера Кендрика Ламара камера следует за чернокожими жителями Калифорнии в уличных перестрелках, на вечеринках у бассейна и в других стереотипных ситуациях, создавая яркий портрет сообщества и одновременно раскрывая новые возможности современного кинематографа.

Если на Unlimited масштаб позволял отдохнуть от интенсивных зрительных впечатлений, изучая подолгу каждую работу, то в основной части ярмарки насыщенность стендов искусством почти изнуряла. На первом этаже традиционно сконцентрировались самые крупные игроки, такие как David Zwirner Gallery, Hauser&Wirth, Pace, White Cube, Mitchell-Innes & Nash, и другие интернациональные галереи первого ряда. Второй этаж заняли галереи поскромнее, многие из которых в этом году сосредоточились на фотографии. О продажах поступали самые противоречивые сведения, но общим знаменателем стало единение всех участников рынка перед финансовыми трудностями. Несмотря на кризис и тревожную атмосферу на последних аукционах современного искусства, галерея joségarcía ,mx, дебютант этого года, отчиталась о продаже работы Марио Гарсии Торреса за $35 тыс., Hauser&Wirth успешно продала шесть рисунков Луиз Буржуа, а со стенда Van de Wegne Limited ушли две картины Жан-Мишеля Баскиа за $4 млн и $5,5 млн. Все эксперты отметили, что молодых художников в этом году было еще меньше, чем обычно и немного не хватало смелых экспериментов. Галеристы в этот раз рассчитывали в первую очередь на внимание частных коллекционеров и постарались привезти 100-процентные хиты.

Нью-йоркская галерея Pace/MacGill Gallery, торгующая современной фотографией, впервые официально участвует в ярмарке Art Basel. «Мы всех здесь знаем, и все знают нас. Это так естественно для нас, ведь мы одна большая семья, один клуб», — сказал в разговоре с TANR основатель галереи Питер Макгилл. Российских художников и галеристов никто не исключал из международного клуба современного искусства, но сейчас они предпочитают приезжать в Базель как гости, а не как участники. Редкие русские имена на стендах позволяют как-то связать нашу художественную жизнь с мировыми трендами, но их здесь не более десятка, включая Василия Кандинского, Казимира Малевича, Александру Экстер. Из живых представляют Россию лишь Павел Пепперштейн (€50–60 тыс. за большую работу) да чета Кабаковых (чьи картины последних лет стоят по полмиллиона долларов) на стендах галерей из Европы и Америки.

По словам Екатерины Ираги из галереи Iragui, Россия выключена из европейского рынка по нескольким причинам, одна из которых — малоизвестность российских художников за пределами страны. Есть надежда, что эта ситуация может измениться. С учетом того, каким успехом пользуется проект Евгения Антуфьева на проходящей по соседству с Базелем биеннале Manifesta, у молодого художника есть шансы на большой коммерческий успех. Сама Екатерина планирует в следующем году впервые подать заявку на участие в Art Basel и считает, что попытка должна себя оправдать: «Русские галереи не ездят в Базель потому, что с трудом могут себе это позволить. С государственной поддержкой было бы куда легче. Но этот кризис, возможно, пойдет на пользу рынку. Время зрелищного яркого искусства осталось в прошлом — сейчас на первый план выходит искусство интеллектуальное, оно дешевле, и это именно то, чем славится Восточная Европа, и наши концептуалисты в частности». Подтверждая свои слова, Екатерина Ираги вспомнила работу французского художника Давида Балулы, «мимическая скульптура» которого открывала раздел Unlimited: на протяжении всех дней работы ярмарки профессиональные мимы сосредоточенно очерчивали руками контуры невидимых произведений искусства.

Самое читаемое:
1
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
Смерть вдовы Элия Белютина Нины Молевой актуализировала вопрос, кому отойдет коллекция старых мастеров. Вспоминаем нашу статью 2015 года, так как новых фактов за это время не появилось
14.02.2024
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
2
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
Даже те, кому не понравился фильм, не отрицают, что в нем создана особая реальность, параллельная тексту Михаила Булгакова. Мы поговорили с участниками съемочной группы о визуально-пластическом языке фильма: вторых планах, цвете и важных деталях
09.02.2024
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
3
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
Выставка «Герои и современники Серебряного века» представляет «наиболее объективный и выразительный портрет эпохи». Это уже четвертая часть цикла, посвященного рубежу XIX–XX веков, времени журналов, манифестов и художественных группировок
14.02.2024
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
4
Импрессионизм как источник света в условиях нехватки воздуха
Произведения из коллекций 27 музеев России, представленные на выставке в Санкт-Петербурге, отдают дань традициям и эстетике импрессионизма, которые находили отражение в советском изобразительном искусстве разных лет
27.02.2024
Импрессионизм как источник света в условиях нехватки воздуха
5
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
Одна из самых больших выставок Павла Филонова в Москве проходит в Медиацентре «Зарядье». О своих впечатлениях рассказывает писатель Дмитрий Бавильский — и приходит к выводу, что восприятие художника сильно зависит от оптимизма или пессимизма зрителя
15.02.2024
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
6
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
Эрмитаж приобрел почти полторы сотни предметов из собрания покойного мецената Юрия Абрамова, который при жизни был почетным другом музея. В их числе — прижизненный скульптурный портрет Микеланджело Буонарроти и посмертный бюст Александра I
20.02.2024
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
7
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Ярославский художественный музей — неоднократный лауреат премии ИКОМ России, номинант и победитель ряда международных конкурсов. С 2008 года им руководит Алла Хатюхина, которую мы расспросили о необычном проекте «Три стихии» и о достижениях музея вообще
26.02.2024
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Подписаться на газету

Сетевое издание theartnewspaper.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-69509 от 25 апреля 2017 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Учредитель и издатель ООО «ДЕФИ»
info@theartnewspaper.ru | +7-495-514-00-16

Главный редактор Орлова М.В.

2012-2024 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+