Олимпийское спокойствие

№43, май 2016
№43
Материал из газеты

Марина Лошак, директор ГМИИ им. А. С. Пушкина, специально для The Art Newspaper Russia

Эдуард Мане. Олимпия / ГМИИ им. А.С. Пушкина
Эдуард Мане. Олимпия / ГМИИ им. А.С. Пушкина

«Хотел бы я, чтобы Вы были здесь. Ругательства сыпались на меня как град. Мне бы хотелось знать Ваше мнение о моих картинах, так как я оглох от этих криков», — писал Эдуард Мане своему другу, поэту Шарлю Бодлеру.

1865 год. Парижский салон. Критики в пух и прах разносят ту, за чье внимание сегодня сражаются все музеи мира, — Олимпию. Публика была тогда настолько агрессивна, что потребовалось приставить к картине двух стражей, чтобы уберечь ее от физических посягательств. Мало того что эта «современная Венера» весьма сомнительной нравственности претендовала, по замыслу автора, на то, чтобы явить собой переосмысленную образную и пластическую форму знаменитой величественной Венеры Урбинской Тициана, — именно эту холодную насмешливую женщину Эдуард Мане не побоялся представить публике как эталон любви и красоты.

Результатом стало дальнейшее 25-летнее заточение Олимпии в его собственной мастерской, пока в 1889 году она вновь не блеснула на выставке в Лувре, посвященной Французской революции. Но это, казалось, зарождающееся осознание подлинного места Олимпии вышло слишком зыбким. Публика не хотела принимать тот факт, что какая-то самоуверенная кокотка с именем, навевающим аналогии с одной из героинь Дамы с камелиями Александра Дюма-младшего, может иметь хоть что-то общее с Венерой Урбинской Тициана.

Исключением стал, разве что, один богатый американский коллекционер — его желание купить Олимпию поневоле сыграло роль опоры, позволившей перевернуть мир. Мир Эдуарда Мане и всего мирового искусства как минимум. Нет, в тот момент угроза потери Олимпии для Франции ничуть не озаботила ни общество, ни прессу, ни музейные институции. Такая перспектива взволновала только друзей самого Мане. Клод Моне, Джон Сарджент, Огюст Ренуар и еще целый круг сочувствующих приобрели Олимпию по подписке за 20 тыс. франков, возлагая большие надежды на действовавший в тот момент закон: он гласил, что любое произведение искусства, подаренное музею, должно быть выставлено на обозрение публики.

Но Лувр по-прежнему считал, что Олимпия для него недостаточно хороша — и следующие 16 лет работа прожила в Люксембургском музее. Только в 1907 году — почему-то под покровом ночи и почему-то на личном фиакре сторожа музея — картина переехала в Лувр и поселилась в Большом зале, напротив Большой одалиски Энгра. И лишь в 1947 году она заняла достойное место в контексте великой живописи XIX–XX веков.

«Чему ты удивляешься? Вспомни тех людей, которые тебе предшествовали», — успокаивали Мане и Шарль Бодлер, и Эмиль Золя, имея в виду не только художников, но и музыкантов, которым пришлось пройти подобный путь. Нам трудно поверить во все эти сложности, потому что когда мы сегодня приезжаем в Париж и нам хочется посмотреть нечто подлинное, волнующее и вызывающее сильные чувства, то, конечно, мы идем в Музей д’Орсе, чтобы увидеть Олимпию Эдуарда Мане.
Ожидание встречи с этой прекрасной невозмутимой красавицей никогда не оставляет нас равнодушными. Ощущение приближенности к тому времени и способности оценить шаги, которые большой художник делает навстречу нам — но не тем, кто живет сегодня, а тем, кто будет жить после нас, — это очень важное состояние и очень важная эмоция. И я рада, что в течение трех месяцев эти эмоции можно испытать в стенах ГМИИ им. А.С.Пушкина, куда приехала Олимпия, во второй раз в жизни покинув родной Париж.

Самое читаемое:
1
Иконы из музеев — в церкви: как повлияют на сохранность памятников изменения в законе
Нас ждет потрясение музейных основ: закон о Музейном фонде РФ могут изменить, чтобы облегчить церкви получение икон из государственных музеев. Их руководители прогнозируют, чем это может обернуться, и говорят о непременных условиях передачи
05.08.2022
Иконы из музеев — в церкви: как повлияют на сохранность памятников изменения в законе
2
От перемены мест картин их восприятие меняется
Для выставки «Брат Иван. Коллекции Михаила и Ивана Морозовых» Пушкинский музей создал в своих залах идеальный музей шедевров
02.08.2022
От перемены мест картин их восприятие меняется
3
Умерла Наталья Нестерова, амазонка советского искусства
На 79-м году ушла из жизни Наталья Нестерова, известный московский художник, один из лидеров «левого МОСХА»
11.08.2022
Умерла Наталья Нестерова, амазонка советского искусства
4
Игорь Сысолятин: «Я всегда стремлюсь к самым лучшим экземплярам»
В московском Музее русской иконы им. Михаила Абрамова проходит выставка «Россия в ее иконе. Неизвестные произведения XV — начала XX века из собрания Игоря Сысолятина». Мы поговорили с владельцем представленной коллекции о его страсти и любимых экспонатах
09.08.2022
Игорь Сысолятин: «Я всегда стремлюсь к самым лучшим экземплярам»
5
Как Испанская республика спасла шедевры Прадо
Во времена гражданской войны испанские власти и международное сообщество создали уникальный прецедент по охране наследия в условиях вооруженного конфликта. Позже эту историю назвали «самой крупной в мире операцией по спасению произведений искусства»
29.07.2022
Как Испанская республика спасла шедевры Прадо
6
«Архстояние»: «Шесть соток» и прочие символы счастья
В деревне Никола-Ленивец Калужской области прошел очередной фестиваль «Архстояние», от которого останется несколько монументальных произведений и масса впечатлений
01.08.2022
«Архстояние»: «Шесть соток» и прочие символы счастья
7
Умер художник Дмитрий Врубель
В Берлине на 63-м году жизни скончался художник Дмитрий Врубель. Он был автором символа конца холодной войны — граффити с поцелуем двух престарелых лидеров, Брежнева и Хонеккера, написанного им на руине Берлинской стены
15.08.2022
Умер художник Дмитрий Врубель
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+