Без права на ошибку

№42, апрель 2016
№42
Материал из газеты

Новая услуга — страхование эксперта от ошибки — поможет стабилизировать российский антикварный рынок Хотя панацеей, скорее всего, не станет

Портрет девушки с косами Зинаиды Серебряковой одним из первых был застрахован от экспертной ошибки / Центр Художественной Экспертизы имени И.Е. Репина
Портрет девушки с косами Зинаиды Серебряковой одним из первых был застрахован от экспертной ошибки / Центр Художественной Экспертизы имени И.Е. Репина

Московский Центр художественной экспертизы им. И.Е.Репина (ЦХЭ) заключил с компанией «АльфаСтрахование» договор страхования экспертизы художественных произведений. Это важный шаг на пути к стабилизации арт-рынка, ведь именно ошибка эксперта (намеренная или случайная) превращает подделку в дорогостоящий подлинник и является камнем преткновения в частных разборках или в суде (можно вспомнить историю с Красавицей псевдо-Бориса Кустодиева, купленной фондом «Аврора» на Christie’s, или В ресторане Бориса Григорьева, по которой суд идет уже около года).

Виктор Шпенглер, генеральный директор ЦХЭ им. И.Е.Репина, пояснил, что страхуются произведения, оцененные не менее чем в $50 тыс., для которых проведены все необходимые исследования, согласованные с ЦХЭ: стилистическое искусствоведческое, комплексное технико-технологическое, химическое и химико-технологическое, а также есть подтверждение авторства общепризнанным экспертом по данному автору или направлению. Суммарная стоимость экспертизы и страховки будет составлять от 45 тыс. до 80 тыс. руб.

Конечно, для коллекционеров-покупателей самое важное — при каких условиях страховой случай считается наступившим и насколько реально получить выплату. Как рассказал Денис Зенка, директор департамента страхования финансовых рисков и ответственности «АльфаСтрахования», «чтобы говорить о наступлении страхового случая, как минимум кому-то должен быть причинен вред». «Если заключение экспертного центра было основой сделки по приобретению картины, очевидно, что покупатель несет убытки в размере цены приобретения. Но если экспертизу заказывал текущий владелец, который оставляет картину в своей коллекции, то никакого материального ущерба действия экспертов не причиняют. Учитывается только стоимость самой экспертизы, которую ЦХЭ должен вернуть клиенту самостоятельно», — уточняет он. Выплата не может превышать $1 млн.

Списка экспертов, чье мнение принимается как основание для установления страхового случая, в ЦХЭ им. И.Е.Репина нет. В «АльфаСтраховании» сообщили, что при необходимости проведения дополнительной экспертизы в спорной ситуации кандидатура эксперта будет согласовываться с заинтересованными сторонами, в крайнем случае всегда есть возможность ориентироваться на судебное решение. «Должны быть предоставлены доказательства, опровергающие результаты наших выводов, — говорит Виктор Шпенглер. — Например, химик-технолог докажет, что время создания данного произведения не соответствует указанной в экспертизе дате. Или будут показаны публикации той же картины, но с измененной подписью, как некоторое время назад в скандальном случае с переписанными под наших художников недорогими картинами западных живописцев».

Проблема ошибок при экспертизе актуальна для антикварных рынков всех стран, и, по словам Ольги Мазур, лондонского консультанта по правовым вопросам оборота культурных ценностей, в международной практике «страховка эксперта от ошибки» может покрывать расходы, связанные с ответственностью эксперта в случае возмещения убытков заказчика экспертизы. Но судебные процессы по таким делам, как правило, длятся годами, а иногда судьи отказывают в слушании на том основании, что спор сводится к оценке сугубо субъективных мнений экспертов в отношении предмета искусства. «Иногда суд не то место, где решают, что искусство, а что нет, — рассказала Ольга Мазур. — Еще 100 лет назад в ходе американского процесса Bleistein против Donaldson Lithographing Co судья Холмс заметил: „Было бы опасно возлагать обязанность принимать окончательное решение о том, является ли предмет искусства подлинным, на людей, образованных только в правовых вопросах... В этом случае многие работы гениев оказались бы непризнанными».

О распространенности на западном рынке услуги страхования экспертов от ошибок и упущений при проведении экспертиз — Errors and Omission Policy — говорит и Ольга Серавкина, вице-президент компании Marsh McLennan / ЗАО «Марш — страховые брокеры», директор департамента культурных ценностей. Но, по ее мнению, такой вид страхования в России может быть доступен только для локального рынка, то есть перестраховать его на западном рынке невозможно. Редким исключением тут является «Арт Консалтинг», чью оценку и экспертные заключения стала принимать компания Lloyd (Лондон). Именно компанией «Арт Консалтинг» и создан прецедент страхования профессиональной ответственности экспертов, еще в 2004 году — в связи с необходимостью страховать картины, вывозимые за рубеж. Денис Лукашин, генеральный директор «Арт Консалтинга», считает, что любой страховой договор будет содержать оговорки, минимизирующие риски страховой компании, и, скорее всего, чтобы доказать убыток и наступление страхового случая, клиенту придется идти в суд. Кроме того, уязвимым местом договора является его краткосрочность: обычно между фактами покупки-продажи картины проходит больше, чем три года (на которые пока рассчитан полис ЦХЭ). Впрочем, ЦХЭ им. И.Е.Репина предполагает постепенно увеличивать и длительность страхового договора, и сумму страховой выплаты.

В свое время рассматривала различные варианты «страхования экспертов от ошибки» и компания «Научно-исследовательская независимая экспертиза им. П.М.Третьякова» (НИНЭ). По словам ее административного директора Александра Попова, преимущества недорогих страховых полисов с крупной страховой суммой нивелируются формулировками договора со страховой компанией, требованиям которого трудно соответствовать: допустим, наступление страхового случая (ошибки в экспертизе) должны подтвердить все специалисты, изучающие творчество определенного автора. Дорогие полисы с более низкими страховыми выплатами и с более реальными требованиями существенно повышают стоимость экспертизы. По мнению Александра Попова, действительно серьезные гарантии участникам рынка может дать страхование не «эксперта от ошибки», а непосредственно самих сделок с произведениями. В настоящее время НИНЭ им. П.М.Третьякова совместно со страховой компанией готовит предложения в этой области.

Но самое главное, что может свести на нет любые усилия по страхованию искусства, — документирование сделок. Клиенту, рассчитывающему получить возмещение, необходимо предоставить страховой компании (или суду) договор купли-продажи произведения искусства, сопровождаемый расписками или чеками, подтверждение уплаты авторских вознаграждений (права следования) и так далее. К сожалению, официальными документами в России пока сопровождается не так много сделок.

Самое читаемое:
1
Главные выставки нового сезона
Выставка Врубеля под кураторством Аркадия Ипполитова, Жан-Юбер Мартен в ГМИИ, «Смолянки» Левицкого, Константин Мельников во всех видах, Ай Вэйвэй из дутого стекла, «Атомная Леда» Дали и многое другое в нашем списке самых любопытных проектов осени
01.09.2021
Главные выставки нового сезона
2
В Москве появилась «Музейная четверка»: что это значит?
Четыре крупных столичных музея объявили о создании совместного проекта и представили свои маршруты
16.09.2021
В Москве появилась «Музейная четверка»: что это значит?
3
В Манеже открылась девятая ярмарка Cosmoscow
Участие в международной ярмарке современного искусства принимают 77 галерей
17.09.2021
В Манеже открылась девятая ярмарка Cosmoscow
4
От Боттичелли до Пепперштейна: художники на экране
Криминальные истории из мира aрт-бизнеса, ностальгические путешествия, интервью в анимационном формате и поездка на старом автомобиле: на The ART Newspaper Russia FILM FESTIVAL 2021 представлены разные жанры современного кино об искусстве
02.09.2021
От Боттичелли до Пепперштейна: художники на экране
5
Зельфира Трегулова: «Сейчас в музее нам нужны более сильные эмоции и впечатления»
Директор Третьяковской галереи Зельфира Трегулова рассказала о том, каким видит музей в будущем, об идеальной выставке и почему картины Михаила Врубеля вызывают интерес у зрителей от Казани до Осло
22.09.2021
Зельфира Трегулова: «Сейчас в музее нам нужны более сильные эмоции и впечатления»
6
Михаил Карисалов: «Тема частного музея, музея одного коллекционера мне не очень близка»
Меценат и потомственный коллекционер Михаил Карисалов рассказал о том, почему решил передавать в дар музеям обширные части своей коллекции и какие из принадлежащих ему произведений можно будет увидеть на выставке в фонде IN ARTIBUS с 7 сентября
06.09.2021
Михаил Карисалов: «Тема частного музея, музея одного коллекционера мне не очень близка»
7
Еврейский музей и центр толерантности покажет Рембрандта и расскажет о каббале
В свой юбилейный год московский музей реконструирует еще одно крыло Бахметьевского гаража и устроит выставки крупнейших художников, в том числе Рембрандта и Клюна
02.09.2021
Еврейский музей и центр толерантности покажет Рембрандта и расскажет о каббале
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+