Куратор Жан-Юбер Мартен вновь играет без правил, смешав на выставке в Гран-пале все эпохи и жанры

№41, март 2016
№41
Материал из газеты

От первобытного искусства и сатиры XVI века до кино, комиксов и арт-объектов

Аноним. Сатирический диптих. 1527–1530. Фландрия. Доска, масло
Аннет Мессаже. Маска-перчатка. 1999. Перчатки, цветные карандаши
Аноним. Сатирический диптих. 1527–1530. Фландрия. Доска, масло
Череп Асмат. Ириан-Джая, Индонезия. XIX–XX вв. © Photo François Doury
Аноним. Сатирический диптих. 1527–1530. Фландрия. Доска, масло
Аннет Мессаже. Маска-перчатка. 1999. Перчатки, цветные карандаши
Аноним. Сатирический диптих. 1527–1530. Фландрия. Доска, масло
Череп Асмат. Ириан-Джая, Индонезия. XIX–XX вв. © Photo François Doury

Что может быть общего у «глазастого идола» из Месопотамии, насквозь пробитой брони, которая не уберегла офицера в Ваграмской битве в 1809 году, и изящно изрезанного холста Лучо Фонтаны? Ничего, разве что дырки.

Дырки так дырки. Но в случае выставки Карамболяж в Гран-Пале неправильных ответов быть не может, потому что куратор Жан-Юбер Мартен предоставляет зрителям, да и себе тоже, полную свободу: его кураторская концепция заключается в ее отсутствии. Никаких тем и хронологий. Смотрите, фантазируйте, восхищайтесь, негодуйте. Словом, получайте удовольствие от искусства.

«Карамболяж» — это французский бильярд без луз, где главное — ударить своим шаром в два других. Примерно по тем же правилам устроена и выставка. Произведения искусства у Мартена взаимодействуют по формальному принципу. Идут одно за другим, как кадры в нарративном фильме. Никакого родства культур, жанров или стилей. Более того, куратор старался отбирать работы, нетипичные для своего времени. Как, например, вынесенный на афишу выставки фламандский сатирический диптих XVI века неизвестного автора. Во Франции в нем сразу бы разглядели, скорее всего, раблезианские традиции, но у Фландрии хватает и своих скабрезностей, которые питали местную иконографию. От саркастической кисти художников не уходила ни одна человеческая слабость.

Экспрессивность — главный пропуск на выставку Юбера. Помимо этого смотрел куратор и на актуальность произведения искусства, чтобы оно перекликалось с днем сегодняшним. На выставке нет даже привычных табличек с названием и краткой аннотацией — они перенесены на отдельную стену, чтобы не отвлекать от «здесь и сейчас». Так, по соседству оказались Франсуа Буше и Альберто Джакометти, Рембрандт и Ман Рэй, Альбрехт Дюрер и современная французская художница Аннетт Мессаже и еще более 150 работ, начиная с железного века и заканчивая веком уже XXI.

Жан-Юбер Мартен, один из первооткрывателей московского авангардиста Ильи Кабакова для европейской арт-сцены, специалист по современному искусству и ценитель африканских художников, а кроме прочего, автор проекта Шанель. По законам искусства в ГМИИ им. А.С.Пушкина и куратор 2-й Московской биеннале, с этой выставкой идет ва-банк.

Мартен уверен, что прежняя выставочная модель, которая опиралась на историю искусства, устарела. Сегодняшний зритель, его вкусы формируются под влиянием кино, комиксов, медиа и Интернета, поэтому необходимо найти новый формат, новую выставочную структуру, которая апеллировала бы к эмоциям. Музейщики наверняка будут журить Мартена за потакание вкусам массового зрителя, но его идея наверняка придется по вкусу коллекционерам-любителям. Ведь Карамболяж — это, по сути, и есть богатое хаотичное собрание, про которое обычно говорят: «Покупаю все, что нравится».

Самое читаемое:
1
Как смотреть работы Врубеля, или Рождение трагедии из духа узора
Грандиозная выставка в Новой Третьяковке призвана показать «новый взгляд» на Михаила Врубеля, трех «Демонов» сразу и графику, сделанную художником в больнице. По-новому взглянул на наследие Врубеля и арт-критик Михаил Боде
02.11.2021
Как смотреть работы Врубеля, или Рождение трагедии из духа узора
2
Побелевшие стены: зачем Пушкинский музей переделал постоянную экспозицию
Реэкспозиция живописи старых мастеров в главном здании ГМИИ им. А.С.Пушкина понемногу готовит нас к изменениям, которые ждут музей после глобальной реконструкции
01.11.2021
Побелевшие стены: зачем Пушкинский музей переделал постоянную экспозицию
3
«Качели» Фрагонара отреставрировали — и теперь они фривольны как никогда
После расчистки на знаменитом полотне в стиле рококо из Собрания Уоллеса обнаружились новые озорные детали
22.11.2021
«Качели» Фрагонара отреставрировали — и теперь они фривольны как никогда
4
Невероятные приключения итальянской статуи в России
Мраморная скульптура, сыгравшая важную роль в фильме «Формула любви», действительно подлинное произведение искусства, а не просто реквизит. Кто ее автор, каково настоящее название, где она сейчас и сколько у нее двойников — в нашем расследовании
19.11.2021
Невероятные приключения итальянской статуи в России
5
Критик Федор Ромер умер от ковида
Художественный критик Александр Панов, известный по своему псевдониму Федор Ромер, умер в Москве от ковида. Ему недавно исполнилось 50. Для арт-сообщества он был одной из ключевых фигур, успев написать о многих художниках
02.11.2021
Критик Федор Ромер умер от ковида
6
Жан-Юбер Мартен: «Пандемия подчеркнула, что музей — место, важное для социальной жизни»
Знаменитый куратор рассказал нам о том, чем живущие художники могут быть полезны музеям, о преимуществе чувств над знаниями и о грандиозном проекте для Пушкинского
09.11.2021
Жан-Юбер Мартен: «Пандемия подчеркнула, что музей — место, важное для социальной жизни»
7
«Бетонный шедевр»: одна из новелл в новом фильме Уэса Андерсона посвящена цене искусства
В прокат вышел фильм «„Французский вестник“. Приложение к газете „Либерти. Канзас ивнинг сан“» режиссера и художника Уэса Андерсона, рассказывающий о превратностях судеб художника и продавца искусства
18.11.2021
«Бетонный шедевр»: одна из новелл в новом фильме Уэса Андерсона посвящена цене искусства
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+