План реконструкции Михайловского дворца тревожит профессиональное сообщество

(с) Мастерская Михаила Филиппова
(с) Мастерская Михаила Филиппова
(с) Мастерская Михаила Филиппова
(с) Мастерская Михаила Филиппова
(с) Мастерская Михаила Филиппова
(с) Мастерская Михаила Филиппова
(с) Мастерская Михаила Филиппова
(с) Мастерская Михаила Филиппова
(с) Мастерская Михаила Филиппова
(с) Мастерская Михаила Филиппова
(с) Мастерская Михаила Филиппова
(с) Мастерская Михаила Филиппова
(с) Мастерская Михаила Филиппова
(с) Мастерская Михаила Филиппова
(с) Мастерская Михаила Филиппова
(с) Мастерская Михаила Филиппова
(с) Мастерская Михаила Филиппова
(с) Мастерская Михаила Филиппова
(с) Мастерская Михаила Филиппова
(с) Мастерская Михаила Филиппова

Вот уже десять дней возможное закрытие Государственного Русского музея в связи с реконструкцией Михайловского дворца, основы музейного комплекса, как и сам проект реконструкции, будоражат культурную общественность обеих столиц. Ситуация освещается всеми отечественными изданиями, в целом одинаково излагающими историю, которая «разморозилась» спустя более чем десять лет. Между тем дворец, построенный Карлом Росси для великого князя Михаила Павловича в 1819–1825 годах, уже переживал однажды большую перестройку, когда в 1895–1898 годах был приспособлен архитектором Василием Свиньиным под общедоступный музей национального искусства.

Справка

Михайловский дворец построен для младшего сына Павла I великого князя Михаила в 1819–1825 годах согласно повелению императора Александра I. В начале апреля 1819 года была создана Комиссия для построения дворца великому князю Михаилу Павловичу. Архитектор Карл Росси начал работать над проектом с 1817 года и спланировал не только дворец, но и площадь перед ним и две улицы — Инженерную и Михайловскую, а также сад со стороны Марсова поля.

В 1895–1898 годах дворцовые интерьеры были частично перестроены по проекту архитектора Василия Свиньина для нужд общедоступного музея национального искусства, который был открыт в здании 19 марта 1898 года как Русский музей императора Александра III.

В советское время, в первой половине прошлого века, по сторонам парадной лестницы были устроены две лестницы в подвальные помещения, где сейчас размещаются гардероб и кассы музея.

Еще…

Автор проекта реконструкции, выполненного еще в 2002 году и тогда же одобренного Советом по сохранению культурного наследия Санкт-Петербурга, — известный московский архитектор Михаил Филиппов, чье предложение предусматривает перекрытие двух внутренних дворов здания. Свой замысел он описывает в следующих словах: «В основу проектной концепции Михайловского дворца положена идея „проявления“ в нем образа классического палаццо, который несомненно являлся для Росси основой построения композиции. Отступления от этого образа продиктованы особенностями русского климата. Тем не менее он содержится в Михайловском дворце как идея, как некий метафизический экспонат, составляющий сердцевину коллекции Русского музея. Концепция декорации внутренних дворов комплекса основана на идее выстраивания „разреза“ здания, проявляющего его внутреннюю структуру».

Кроме того, в проекте Михаила Филиппова планируется использовать чердачные помещения, где можно устроить крытую галерею, замаскировав необходимые световые окна под печные трубы, имевшиеся во дворце. По мнению архитектора, воссоздавая эту деталь в прежних формах и объемах, но с новой функцией, он возвращается к историческому силуэту дворца с акварели Василия Садовникова.

О предстоящей реконструкции, связанным с этим закрытием существенной части экспозиции и переезде отделов и фондов упомянул на музейном совещании 2 февраля заведующий отделом живописи XVIII–XIX веков Григорий Голдовский, на время отлучек замдиректора по научной работе Евгении Петровой исполняющий ее обязанности. Новость, вызвавшая волнение всего коллектива музея, практически сразу распространилась в прессе. Одиннадцатого февраля эта информация была подтверждена музеем официально. В разосланном пресс-службой письме было, в частности, сказано: «В настоящее время в музее действительно идет обсуждение организационных и технических вопросов, связанных с возможностью реализации проекта, но конкретная информация будет непременно предоставлена СМИ в том случае, если вопрос о финансировании работ будет решен Всемирным банком, Министерством культуры и Министерством финансов РФ. В случае реализации, как это неоднократно отмечалось, абсолютно никаких изменений не претерпит ни внешний вид, ни интерьеры уникального памятника архитектуры К.И.Росси».

Оказывается, все прошедшие годы проект шел своим чередом. Так, еще в 2013 году Министерство финансов согласовало с Международным банком реконструкции и развития (Всемирным банком) условия займа в $200 млн, из которых на реконструкцию Михайловского дворца полагалось $50 млн, а Министерство культуры должно оплатить из бюджета временное перемещение музейных фондов и доработку проекта.

Как пояснили TANR в пресс-службе Министерства культуры, «проект „Реконструкции внутренних дворов комплекса зданий Михайловского дворца Государственного Русского музея“ в 2014 году был изменен ЗАО „Ленполпроект“ по заказу Государственного Русского музея за счет средств, выделенных Министерством культуры Российской Федерации, в соответствии с современными требованиями музея и с учетом его более эффективного и безопасного использования при сохранении объекта — памятника федерального значения.

Общая площадь зоны реконструкции (части) здания составляет около 4300 кв. м из общей площади здания 12100 кв. м. В процессе проектирования была проведена историко-культурная экспертиза проекта реконструкции внутренних дворов, получены положительные заключения и необходимые согласования. В настоящее время проектная документация по данному объекту рассматривается ФАУ „Главгосэкспертиза России“».

В ближайшие дни должна состояться встреча директора Русского музея Владимира Гусева с министром культуры Владимиром Мединским, где будет обсуждаться финансирование переезда музейных коллекций из Михайловского дворца, не входящее в смету на реконструкцию и составляющее порядка 200 млн руб. Вполне возможно, что директор не горит желанием затевать такие существенные преобразования, учитывая, что их конца на своем посту он может не дождаться: ремонт займет не меньше пяти лет, а министерство в 2017 году может не продлить на следующий срок контракт с 71-летним Гусевым.

Внезапность предстоящих изменений и их неопределенность усиливают опасения сотрудников Русского музея. Заведующий отделом новейших течений Александр Боровский смог прокомментировать ситуацию корреспонденту TANR только в нескольких словах: «Конечно, реконструкция нужна — как любому музею в теле дворца. Проект Михаила Филиппова мне запомнился как яркий и вполне профессиональный. Когда, как, с каким бюджетом — это уже тактические вопросы».

Справка

Мария Элькина
Архитектурный критик

Михаил Филиппов как архитектор является приверженцем неоклассической идеи, и кажется очень странным, что он предлагает такой резкий, технологичный ход в отношении старого здания. Проект относится к началу 2000-х, когда еще была свежа слава купола Нормана Фостера над Британским музеем и над берлинским Рейхстагом, и в проекте Филиппова явно ощущается желание повторить этот успех. Только кажется, что стеклянный купол прост — на самом деле тот же Фостер невероятно деликатен, тонок в деталях, и только благодаря этому его вторжение в исторические постройки столь органично. Я с большим уважением отношусь к Филиппову как рисовальщику, но с такой практической задачей ему точно не справиться. Если Михайловский и реконструировать, то только силами мировой звезды вроде того же Фостера или, скажем, Сергея Чобана, который входит в число лучших архитекторов в своем поколении в мире и в то же время хорошо понимает Петербург.

Совершенно очевидно однако, что Русскому музею никакие переделки не нужны: проблем со слишком большим потоком посетителей, для решения которых они обычно затеваются, в нем нет. Если есть желание сделать музей ближе к людям, то стоит поставить в Михайловском саду летние кафе и разрешить валяться на траве. Петербуржцы скажут спасибо. Деньги Всемирного банка, между прочим, можно было бы потратить на сохранение Конюшенного ведомства, состояние которого сейчас близко к катастрофическому.

Еще…

Противники предлагаемой реконструкции высказываются гораздо резче, указывая не просто на возможность финансовых хищений, а опасаясь за судьбу самих музейных фондов: перед глазами уже маячит призрак их разграбления в процессе переезда, — но все же в нынешних условиях строгой инвентаризации и тотальных проверок после случаев музейных краж такое представляется невозможным. Надо иметь в виду, что бюрократическая музейная система — одна из самых неповоротливых: выдачу или перемещение даже одной единицы хранения сопровождает многостраничная переписка. Насколько известно, на стол Евгении Петровой пока не ложились никакие бумаги, связанные с переездом коллекции.

Тем временем 17 февраля группа депутатов Законодательного собрания Санкт-Петербурга подготовила проект обращения к премьер-министру Дмитрию Медведеву с призывом остановить «преступные и коррупциогенные действия Министерства культуры по уничтожению Русского музея».

Нет сомнения, многие были бы рады обновленному Русскому музею, где есть все то, о чем говорится в проекте Михаила Филиппова: удобная входная зона, новые экспозиционные площади и общественные пространства, лифт и прочие средства доступности для маломобильных посетителей — в общем, музей стал бы более friendly. Но главный вопрос: какой ценой?

Архитектор Михаил Филиппов пояснил в интервью 16 февраля, что фактически отстранен от работы над проектом: «Ленполпроект» представил на научно-методический совет по культурному наследию при Министерстве культуры альтернативный вариант проекта и будет отстаивать его реализацию в более простых и дешевых материалах и формах, что, разумеется, нарушит исходный замысел и отрицательно скажется на качестве работ.

В четверг 18 февраля на сайте Lifenews в Петербурге опубликованы в цвете эскизы проекта реконструкции музея, имеющие мало общего с предложением Михаила Филиппова. Так, атриумы в нем перекрываются стеклянными колпаками, по типу неотличимыми от тех, что есть в любом торговом центре.

Складывающая ситуация начинает походить на 2004 год, когда девелопер «С-Корпорация» хотел построить на охраняемом участке в Михайловском саду позади здания музея апарт-отель, отдав часть постройки под музейный депозитарий, и имя московского архитектора было использовано на первом этапе согласований в качестве «ширмы». Тогда проект вызвал возмущение общественности и был похоронен.

Охраняемый российским и международным законодательством исторический центр Петербурга в последние годы регулярно несет утраты. Как правило, под маркой «реконструкции», «приспособления к новому использованию», «восстановления исторического облика» уничтожаются подлинные здания, сохранившаяся с XIX века рядовая застройка города. В этих условиях никто не имеет права рисковать таким архитектурным памятником, как Михайловский дворец.

Самое читаемое:
1
«Пушкинская карта» назначена козырной
В России стартовала программа «Пушкинская карта»: с 1 сентября молодые люди в возрасте от 14 до 22 лет получат от государства деньги на приобщение к культуре
27.08.2021
«Пушкинская карта» назначена козырной
2
Главные выставки нового сезона
Выставка Врубеля под кураторством Аркадия Ипполитова, Жан-Юбер Мартен в ГМИИ, «Смолянки» Левицкого, Константин Мельников во всех видах, Ай Вэйвэй из дутого стекла, «Атомная Леда» Дали и многое другое в нашем списке самых любопытных проектов осени
01.09.2021
Главные выставки нового сезона
3
Дрезденский музей впервые показал «нового» Вермеера с расчищенным Купидоном
После реставрации знаменитая картина «Девушка, читающая письмо у открытого окна» настолько изменилась, что теперь в музее о ней говорят как о «новом» Вермеере
26.08.2021
Дрезденский музей впервые показал «нового» Вермеера с расчищенным Купидоном
4
«ГЭС-2» — это не только «Глина», это Дом культуры
Грандиозный шум вокруг «Большой глины № 4» Урса Фишера не должен затмевать главное: в центре Москвы усилиями фонда V–A–С появилось новое общественное пространство, возрождающее идею советских домов культуры, — «ГЭС-2»
24.08.2021
«ГЭС-2» — это не только «Глина», это Дом культуры
5
В Москве появилась «Музейная четверка»: что это значит?
Четыре крупных столичных музея объявили о создании совместного проекта и представили свои маршруты
16.09.2021
В Москве появилась «Музейная четверка»: что это значит?
6
Выставка «Константин Коровин. Шедевры из частных собраний» проходит в галерее «Артефакт»
В экспозиции показывают около 50 графических и живописных работ художника из частных собраний. Некоторые из них выставляются впервые
25.08.2021
Выставка «Константин Коровин. Шедевры из частных собраний» проходит в галерее «Артефакт»
7
От Боттичелли до Пепперштейна: художники на экране
Криминальные истории из мира aрт-бизнеса, ностальгические путешествия, интервью в анимационном формате и поездка на старом автомобиле: на The ART Newspaper Russia FILM FESTIVAL 2021 представлены разные жанры современного кино об искусстве
02.09.2021
От Боттичелли до Пепперштейна: художники на экране
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+