Аркадий Пластов как он есть: почвенник и фанат Ван Гога, отшельник в миру и икона соцреализма

courtesy государственный русский музей
courtesy государственный русский музей

Ретроспектива советского классика в Русском музее раскрывает новые стороны его творчества.

Выставку в Русском музее, приуроченную к 120-летию Аркадия Пластова (1893–1972), назвали просто и емко — пастернаковскими словами «почва и судьба». Она про путь художника. Семья Пластовых, крестьян села Прислониха Симбирской губернии, была художественно одаренной. Прадед будущего художника был иконописцем, по чертежам деда построили местную церковь, отец в юности был подмастерьем-иконописцем, но сына определил в духовную семинарию. Пробыл там младший Пластов недолго: бросил все, едва почуяв запах свежесваренной олифы. Проучившись же в Московском училище живописи, ваяния и зодчества (1914–1917), он добровольно сослал себя на малую родину, где и провел всю жизнь, бывая в столице лишь наездами.

Пластов удачно подходит на роль главного русского живописца ХХ века. «Почвенник», не припадавший каждую минуту к стопам власти. Иконописец и одновременно поклонник Ван Гога, державший на столе его Письма. Отшельник, предпочитавший городской суете жизнь в глуши. «Нельзя все время жить в Москве, там правды не увидишь», — заметил как-то Пластов, отвечая на предложение зажить наконец столичным художником, сообразно своим регалиям академика и лауреата, удостоенного отдельной цветной вкладки в Большой советской энциклопедии. Советский министр культуры Екатерина Фурцева могла вызвать к себе любого писателя или художника. Сама же ездила только к двоим — Пластову и Шолохову. Официальное признание к художнику пришло с Колхозным праздником, созданным в 1937 году к выставке «Индустрия социализма». Брызжущее избыточным оптимизмом монументальное полотно, где среди фантастического обилия кренделей и фруктов тщательно выписаны счастливые колхозники. Один — с рюмкой, другой, соблюдая этикет, неуверенно держит вилку левой рукой. Где же здесь правда? Не следует понимать слова художника буквально, под «правдой» видя лишь его «почвенничество», почти наверняка вынужденное. Деревенские мужики звали его Аркашей, он не обижался. Они были его моделями, героями его «крестьянской саги», начатой буквально с чистого листа, после того как страшный пожар 1931 года в его доме в Прислонихе уничтожил все произведения художника.

Пластов работал во всех жанрах: в тематической картине, портрете, пейзаже, книжной иллюстрации. Все это подробно представлено на выставке, куда, помимо работ из Русского музея, привезено все лучшее из Третьяковской галереи, Ульяновского областного художественного музея (там самое большое собрание работ Пластова после столичных), других региональных музеев. И удивительное дело: с детства знакомые соцреалистические полотна здесь вдруг открываются с неожиданной стороны. В середине войны Пластов написал Трактористок (1943–1944): две крепкие девушки собираются искупаться в жаркий день под присмотром пожилого механизатора. Чем не советская версия классического сюжета с новым названием — Сусанны и старец? Вот нежно-лирический Первый снег (1946), по настроению на десятилетие опередивший хрущевскую оттепель. Тогда же появились эскизы к Весне (1954) — самой знаменитой картине Пластова, ставшей чуть ли не эротическим хитом, растиражированным журналом «Огонек». Пластов — художник увлекающийся, в ходе работы отклонявшийся то от правды жизни, то от темы. Поэтому хохломская ложка в руке едока в Жатве (1945–1946) слишком красива для прозаической паузы в ежедневной борьбе за кусок хлеба. В Партизанах интереснее лес с пестрой осенней листвой, чем скачущие всадники. Графика его, в частности портрет сына Николая, любимой модели Пластова, выдает уверенную тренированную руку. Ключ же к Почве и судьбе — автопортреты Пластова. Юношеский 1910-х годов, по меткому замечанию Владимира Леняшина, куратора выставки, напоминает Алексея Турбина из Дней Турбиных Михаила Булгакова, трагический образ русского интеллигента в водовороте Гражданской войны. С автопортретов 1930-х годов на нас смотрит человек, оседлавший судьбу, а поздний Автопортрет при закатном солнце (1969–1971) демонстрирует убежденность автора в своей причастности к сонму великих. Уникальная по нынешним временам история.

Самое читаемое:
1
Зельфира Трегулова: «Сейчас в музее нам нужны более сильные эмоции и впечатления»
Директор Третьяковской галереи Зельфира Трегулова рассказала о том, каким видит музей в будущем, об идеальной выставке и почему картины Михаила Врубеля вызывают интерес у зрителей от Казани до Осло
22.09.2021
Зельфира Трегулова: «Сейчас в музее нам нужны более сильные эмоции и впечатления»
2
Топ-50 самых дорогих ныне живущих художников России
Представляем новый рейтинг наших современников, высоко котирующихся на рынке. Спустя шесть лет после того, как мы опубликовали его впервые, он заметно обновился в нижней части. Ротации в верхней части списка мало. Зато рекорды теперь ставятся не только в Лондоне, но и в Москве
18.10.2021
Топ-50 самых дорогих ныне живущих художников России
3
Выставка Врубеля в Третьяковке соединит разрозненные циклы и разрезанные картины
Гигантская монографическая выставка Михаила Врубеля в Новой Третьяковке станет важным этапом в познании его наследия. На ней встретятся три «Демона» и впервые будет показано такое количество поздней графики
05.10.2021
Выставка Врубеля в Третьяковке соединит разрозненные циклы и разрезанные картины
4
Как проектировали упаковку Триумфальной арки
В Париже открылся последний грандиозный проект Христо и Жанны-Клод — упакованная Триумфальная арка. Оказывается, работа над ним шла полвека. Показываем, как это было
24.09.2021
Как проектировали упаковку Триумфальной арки
5
Жан-Юбер Мартен перемешает коллекцию ГМИИ
Перед реконструкцией главного здания Пушкинского музея в нем решились на большой эксперимент
07.10.2021
Жан-Юбер Мартен перемешает коллекцию ГМИИ
6
Как появляются на арт-рынке работы Боттичелли и за сколько продаются
Сандро Боттичелли сейчас второй среди старых мастеров по цене после Леонардо да Винчи. Как правило, главные шедевры таких гениев давно в музеях, и каждое появление их произведений на рынке становится сенсацией
08.10.2021
Как появляются на арт-рынке работы Боттичелли и за сколько продаются
7
Sotheby’s выставил на аукцион позднюю картину Боттичелли
«Муж скорбей» появится на январских торгах с предварительной оценкой в $40 млн. Картина обрела авторство Боттичелли благодаря недавней переатрибуции, а до этого считалась работой его учеников
07.10.2021
Sotheby’s выставил на аукцион позднюю картину Боттичелли
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+