Долгоиграющее шинуазри. Вкусы на «китайское» менялись, но мода на Поднебесную не проходит

№39, декабрь 2015 — январь 2016
№39
Материал из газеты

В Музее-заповеднике «Царицыно» собрали более 600 предметов из ведущих музейных собраний Москвы и Петербурга

Рекламный плакат «Чай. Торг. Пром. Товарищества». 1898.
Рекламный плакат «Чай. Торг. Пром. Товарищества». 1898.
Рекламный плакат «Чай. Торг. Пром. Товарищества». 1898.
Ваза. 1800–1833. Россия, завод Батенина. Фарфор,позолота, полихромная роспись. ГМЗ «Петергоф»
Фердинанд Перро. Вид Китайского павильона (Скрипучей беседки) в Царском Селе. Первая половина XIX в. Холст, масло. ГМЗ «Царское Село»
Парные вазы формы гуань. СПб Императорский стеклянный завод, 1840-е гг. Многослойное кобальтовое стекло, золотая и серебряная роспись. ГМЗ «Петергоф»
Игрушка заводная «Ладья небесная». Китай, первая половина XVIII в. Белая жесть, слоновая кость, янтарь, краситель растительный, дерево, позолота, выколотка, резьба, роспись, золочение. Кунсткамера (МАЭ РАН)
Сосуд для вина в виде чайника. Китай, Кантон (Гуанчжоу), XVIII в. Медь, эмаль, роспись. Государственный Эрмитаж
Рекламный плакат «Чай. Торг. Пром. Товарищества». 1898.
Ваза. 1800–1833. Россия, завод Батенина. Фарфор,позолота, полихромная роспись. ГМЗ «Петергоф»
Фердинанд Перро. Вид Китайского павильона (Скрипучей беседки) в Царском Селе. Первая половина XIX в. Холст, масло. ГМЗ «Царское Село»
Парные вазы формы гуань. СПб Императорский стеклянный завод, 1840-е гг. Многослойное кобальтовое стекло, золотая и серебряная роспись. ГМЗ «Петергоф»
Игрушка заводная «Ладья небесная». Китай, первая половина XVIII в. Белая жесть, слоновая кость, янтарь, краситель растительный, дерево, позолота, выколотка, резьба, роспись, золочение. Кунсткамера (МАЭ РАН)
Сосуд для вина в виде чайника. Китай, Кантон (Гуанчжоу), XVIII в. Медь, эмаль, роспись. Государственный Эрмитаж

Как следует из названия — Воображаемый Восток: Китай по-русски. XVIII — начало XX века, — выставка в Музее-заповеднике «Царицыно» не претендует на титул сугубо научно-исследовательского проекта. Ее можно отнести к ныне популярному жанру занимательной культурологии, то есть к такому типу показа искусства, при котором зрителю не скучно от обилия экспонатов (а их собрано более 600 из 13 музеев Москвы и Петербурга).

Уже сам экзотический материал должен вызывать живой интерес посетителей выставки. Так же, как некогда он удивлял первых посетителей Кунсткамеры, которых Петр I обязывал смотреть приобретенные им в Европе диковинки, в том числе китайские поделки из резного камня и механические игрушки. В дальнейшем в России вслед за Западной Европой обратили внимание на изящество декоративных изделий из Поднебесной. Что было в духе утонченной эпохи рококо, пустившей такой стилевой отросток, как шинуазри (от франц. chinois — китайский), или же «китайщина». Императорские загородные резиденции — Китайский дворец Екатерины II в Ораниенбауме, дворцы и павильоны в Царском Селе и Петергофе — стали наполняться китайскими изделиями из бронзы, резной кости, лаками и, разумеется, знаменитым китайским фарфором. Впрочем, не все «китайское» было китайским: предметы в стиле шинуазри начали производить на многих мануфактурах Западной Европы и России.

За внешней модой на все китайское, которая пережила еще один всплеск примерно в середине XIX века (в эпоху «второго рококо»), наступило время более пристального изучения дальневосточного искусства. Благодаря дипломатическим миссиям и торговым связям постепенно сложились серьезные знаточеские собрания. Такие как коллекция известного мецената, покровителя Училища технического рисования А.Штиглица Александра Половцова, статс-секретаря Александра III. Ставший со временем экспертом в китайском декоративно-прикладном искусстве, Половцов расширил свое и без того объемное собрание, купив замечательную коллекцию Александра Влангали, русского посланника в Пекине в 1860–1870‑х годах. С начала 1920‑х годов она украшает собой Государственный Эрмитаж.

Собрание предметов восточного искусства князя Эспера Ухтомского, хотя и отличалось эклектичностью, носило печать оригинальности: князь слыл поэтом и фантазером. По воспоминаниям современника, «его квартира на Шпалерной походила на какой-то храм: занавески, идолы, драконы, бронза, яшма, нефрит, лак; в аквариуме — крокодил». В конце 1880-х Ухтомский неоднократно бывал с дипломатическими поручениями в Монголии и Китае, привозя оттуда немало интересных вещей. После революции они вошли в состав фондов Эрмитажа и Музея антропологии и этнографии.

Московский государственный музей искусства народов Востока во многом обязан своей коллекцией китайского искусства Дмитрию Мельникову, служащему чайно-торговой фирмы «Токмаков, Молотков и К» в городе Ханькоу. Собирать, как он сам говорил, «редкости китайской культуры» (а среди них были и резные нефриты, и керамика V–III веков до н.э.) он не перестал и после закрытия компании в ­1920-х. Всего же в Китае он прожил 64 года.

Свое собрание, насчитывавшее около полутора тысяч произведений, Мельников по возвращении на родину передал в 1948–1949 годах музею.

Художники начала XX века смотрели на искусство Поднебесной уже без эстетского лорнета, «редкостям китайской культуры» они больше предпочитали простую народную картинку — родную сестру русского лубка. Что и явствует из Китайского натюрморта 1910 года Наталии Гончаровой. Может, это и был настоящий «Китай по-русски»?

Самое читаемое:
1
Как смотреть работы Врубеля, или Рождение трагедии из духа узора
Грандиозная выставка в Новой Третьяковке призвана показать «новый взгляд» на Михаила Врубеля, трех «Демонов» сразу и графику, сделанную художником в больнице. По-новому взглянул на наследие Врубеля и арт-критик Михаил Боде
02.11.2021
Как смотреть работы Врубеля, или Рождение трагедии из духа узора
2
Побелевшие стены: зачем Пушкинский музей переделал постоянную экспозицию
Реэкспозиция живописи старых мастеров в главном здании ГМИИ им. А.С.Пушкина понемногу готовит нас к изменениям, которые ждут музей после глобальной реконструкции
01.11.2021
Побелевшие стены: зачем Пушкинский музей переделал постоянную экспозицию
3
«Качели» Фрагонара отреставрировали — и теперь они фривольны как никогда
После расчистки на знаменитом полотне в стиле рококо из Собрания Уоллеса обнаружились новые озорные детали
22.11.2021
«Качели» Фрагонара отреставрировали — и теперь они фривольны как никогда
4
Невероятные приключения итальянской статуи в России
Мраморная скульптура, сыгравшая важную роль в фильме «Формула любви», действительно подлинное произведение искусства, а не просто реквизит. Кто ее автор, каково настоящее название, где она сейчас и сколько у нее двойников — в нашем расследовании
19.11.2021
Невероятные приключения итальянской статуи в России
5
Критик Федор Ромер умер от ковида
Художественный критик Александр Панов, известный по своему псевдониму Федор Ромер, умер в Москве от ковида. Ему недавно исполнилось 50. Для арт-сообщества он был одной из ключевых фигур, успев написать о многих художниках
02.11.2021
Критик Федор Ромер умер от ковида
6
Жан-Юбер Мартен: «Пандемия подчеркнула, что музей — место, важное для социальной жизни»
Знаменитый куратор рассказал нам о том, чем живущие художники могут быть полезны музеям, о преимуществе чувств над знаниями и о грандиозном проекте для Пушкинского
09.11.2021
Жан-Юбер Мартен: «Пандемия подчеркнула, что музей — место, важное для социальной жизни»
7
«Бетонный шедевр»: одна из новелл в новом фильме Уэса Андерсона посвящена цене искусства
В прокат вышел фильм «„Французский вестник“. Приложение к газете „Либерти. Канзас ивнинг сан“» режиссера и художника Уэса Андерсона, рассказывающий о превратностях судеб художника и продавца искусства
18.11.2021
«Бетонный шедевр»: одна из новелл в новом фильме Уэса Андерсона посвящена цене искусства
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+