Мирослав Балка: «Я почувствовал стыд»

Алёна Лапина
Алёна Лапина

В Москве открывается выставка специального гостя 5 Московской биеннале современного искусства знаменитого польского художника Мирослава Балки «Фрагмент». Выставка проходит на двух площадках: в Государственном центре современного искусства и в центре современного искусства «Винзавод». Выставка задумана для трех стран – Польши, Германии и России, и уже с успехом была продемонстрирована в Польше и Германии. Выставка состоит из 16 видеоработ 1998-2010 годов. «Фрагмент» посвящен теме взаимодействия личной памяти и памяти исторической, депортации евреев и концентрационным лагерям во время II Мировой войны. Организовал выставку Государственный центр современного искусства.

В вашем творчестве II Мировая война играет огромную роль, к этой теме вы постоянно обращаетесь, но не были ее свидетелем, отчего это так важно для вас? 

То, что я начал заниматься  именно этой темой - следствие того, что я очень мало об этом знал. Все началось с конкретного события – депортация евреев из моего родного городка Отвоцк, где я вырос. В один день в 1942 году из Отвоцка вывезли 8 тысяч евреев единовременно, это 75 процентов населения.  Когда я был школьником, нам об этом не рассказывали. И только после 1989 года об этом начали говорить открыто. Я почувствовал стыд, что я так мало знаю об этом событии, стыд за своих родителей, которые никогда не говорили об этом со мной. Поэтому мне, как художнику, было необходимо высказаться, уделить внимание этой истории. И именно поэтому я занялся тем, что сам не пережил.

Почему именно Варшава, Германия и Россия были выбраны для презентации проекта «Фрагмент»? 

Есть особая историческая и географическая линия – Берлин-Варшава-Москва. Я занимаюсь только тем, что мне близко, а Россия и Германия -- соседи Польши. Во времена Отечественной войны 1812 года войска Наполеона проходили через Белоруссию и Украину, но конечным пунктом была Москва.  Какие-то более или менее исторически значимые события происходили на трассе «Москва-Берлин», а Варшава как бы между ними. С исторической точки зрения обозначить эти места чрезвычайно важно. Не только со стороны Второй Мировой войны, а еще с точки зрения смешения крови. Очень много немцев погибло на территории России, русских на территории Польши и Германии. Происходит некоторая кровная связь между нашими странами. 

Проекты в Варшаве, Берлине и в Москве отличаются по композиции или, может, произведениями?

За каждым местом, где проводится выставка, стоит история, каждый раз это новое прочтение и новое видение проекта, история «Фрагмента» объединяется с историей места и начинает работать. В Варшаве выставка была представлена в 2011 году в Центре современного искусства «Уяздовский замок», в нем раньше была больница. В Берлине в 2012 году выставка проводилась в Академии искусств, в которой работал Альберт Шпеер, личный архитектор Гитлера, позже, в эпоху Восточной Германии, там была тюрьма. «Винзавод» тоже очень историческое место. Когда мы готовили «Фрагмент», места в здании Государственного центра современного искусства не хватило, нам предложили пространство «Винзавода». В ГЦСИ вместилось всего лишь три работы, но мне было важно показать больше, так как выставка в России у меня впервые. То есть мой проект состоит из двух фрагментов, таким образом еще раз подчеркивается мысль о том, что все является фрагментом.

Были же еще исторические события, которые произошли при вашей жизни уже, и может стоило отразить их в творчестве, как взаимодействие именно вашей памяти и исторической?

Я думаю, что этот опыт так непосредственно не переносится на искусство. Я считаю, что живу в интересные времена, родился в 58 году прошлого века. В эпоху другого взгляда на продукт, на товар, в системе непотребительской. Позже я был свидетелем движения «Солидарность», потом я видел «открытие» Европы, падение Берлинской стены. Так что на моих глазах происходило очень многое, чему очень завидует мой сын, родившейся в начале 90-х. И этот опыт в какой-то степени переносится на мое искусство. Сначала опыт экстремально пустого пространства, теперь опыт пространства, которое заполняется экстремально.

Самое читаемое:
1
«Качели» Фрагонара отреставрировали — и теперь они фривольны как никогда
После расчистки на знаменитом полотне в стиле рококо из Собрания Уоллеса обнаружились новые озорные детали
22.11.2021
«Качели» Фрагонара отреставрировали — и теперь они фривольны как никогда
2
Невероятные приключения итальянской статуи в России
Мраморная скульптура, сыгравшая важную роль в фильме «Формула любви», действительно подлинное произведение искусства, а не просто реквизит. Кто ее автор, каково настоящее название, где она сейчас и сколько у нее двойников — в нашем расследовании
19.11.2021
Невероятные приключения итальянской статуи в России
3
Жан-Юбер Мартен: «Пандемия подчеркнула, что музей — место, важное для социальной жизни»
Знаменитый куратор рассказал нам о том, чем живущие художники могут быть полезны музеям, о преимуществе чувств над знаниями и о грандиозном проекте для Пушкинского
09.11.2021
Жан-Юбер Мартен: «Пандемия подчеркнула, что музей — место, важное для социальной жизни»
4
«Бетонный шедевр»: одна из новелл в новом фильме Уэса Андерсона посвящена цене искусства
В прокат вышел фильм «„Французский вестник“. Приложение к газете „Либерти. Канзас ивнинг сан“» режиссера и художника Уэса Андерсона, рассказывающий о превратностях судеб художника и продавца искусства
18.11.2021
«Бетонный шедевр»: одна из новелл в новом фильме Уэса Андерсона посвящена цене искусства
5
Нью-йоркская галерея ABA показывает в Москве русскую живопись
Анатолий Беккерман, коллекционер и владелец нью-йоркской галереи русского искусства ABA, выставляет в Москве подборку работ от Ивана Айвазовского и Николая Дубовского до Роберта Фалька и Олега Целкова
15.11.2021
Нью-йоркская галерея ABA показывает в Москве русскую живопись
6
«Нам нужна новая красота»: папа римский открыл в Ватикане галерею современного искусства
Первой выставкой в новом пространстве стал проект «Все: человечество в пути», соединивший работы современного художника Пьетро Руффо и сокровища из папской коллекции
12.11.2021
«Нам нужна новая красота»: папа римский открыл в Ватикане галерею современного искусства
7
Эрнст Кирхнер не покончил с собой, его могли убить, считают эксперты
Немецкий экспрессионист, несомненно, пребывал в депрессии, которая могла спровоцировать самоубийство. Однако, согласно новой версии современных экспертов, дважды выстрелить в себя из браунинга он не мог
08.11.2021
Эрнст Кирхнер не покончил с собой, его могли убить, считают эксперты
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+