Фундаментальный аукцион

В Москве показали фильм о легендарном аукционе русского искусства Sotheby’s 1988 года.

Определение «легендарный» прилипло к аукциону Sotheby’s, который прошел в московском Центре международной торговли в июле 1988 года, уже давно и вполне заслуженно. Этот аукцион впервые показал западному покупателю вместе с авангардом русское современное искусство и буквально толкнул художников в лапы (или объятия) арт-рынка. Все о нем слышали, но мало кто знает подробности: видел каталог или помнит работы и цены, кроме топ-лота — «Фундаментального лексикона» Гриши Брускина (молоток был £242 тыс., или $500 тыс.). Аукцион фигурирует среди событий «Мемориального зала» выставки «В поле зрения. Эпизоды художественной жизни 1986–1992», которая сейчас идет в фонде «Екатерина», среди таких же принципиально важных для наших 1990-х явлений, как выставки клуба КЛАВА или акция в Сандунах. И фильм об аукционе, который показали в «Екатерине», оказался очень интересным.

Фильм USSR ART был снят продюсером Барбарой Хербих в 1988–1989 годах в английской версии, а русский вариант был сделан специально для единственного показа по телевидению в программе Татьяны Диденко «Тишина #9» в начале 1990-х. VHS-кассету — не исключено, что единственную копию русскоязычного варианта, — в архиве своей студии Art via Video нашла Юлия Овчинникова, одна из кураторов выставки «В поле зрения».

«Это была революция в умах, а не в деньгах», — сказал глава «Сотбис. Россия» Михаил Каменский, перед началом фильма предъявляя публике свой каталог знаменитого аукциона. Лента состоит из кадров торгов, на которых видно совершенно юных аукциониста Симона де Пюри, а в толпе — куратора Иосифа Бакштейна и художника и литератора Дмитрия Пригова. Потом — постаукционная вечеринка, которая проходила на теплоходе, где все, кажется, совершенно пьяные. А потом идут короткие интервью с художниками — сразу после аукциона и примерно через год. Спрашивают их об одном и том же: что почувствовали, когда ваши работы продали так дорого? И все отвечают примерно одинаково, и очевидно, что совершенно искренне: не в деньгах дело. Брускин говорит, что просто не понимает такой огромной суммы, Ирина Нахова — что вся эта суета с деньгами ее просто отвлекает от работы (треть Минкульт должен был забирать себе по условиям организации торгов, потом еще всякие запреты и отчисления, в итоге до художников должно было дойти около 10% суммы, но практически никто денег так и не получил). Однако, как заключает в фильме Дмитрий Пригов в стильно расстегнутой на груди рубашке, «деньги сдули слой самых талантливых художников на Запад». Через год мы видим тех же персонажей в Нью-Йорке, Берлине и Париже, выброшенных из привычного, «квартирного» образа жизни и узкого круга друзей. Эдуард Штейнберг грустно повторяет, что не сможет работать на Западе, — однако он ведь так и остался в Париже. Иван Чуйков, напротив, вроде рад, что русское современное искусство «вышло из изоляции», а сам он в Германии. Илья Кабаков уже просто как рыба в воде.

В целом ощущение от фильма оказалось каким-то щемящим, ведь прошло почти 30 лет — не говоря о том, что это вообще был первый и последний коммерческий аукцион, организованный западным домом на нашей территории.

Самое читаемое:
1
Юлия Петрова: «Наши выставки — это не просто картины, развешанные по стенам»
Музей русского импрессионизма задумали в 2012 году. Четыре года спустя он обосновался в перестроенном для него здании — и с тех пор не позволяет о себе забывать. Мы поговорили с директором музея об успехах, проблемах и возможных перспективах
11.01.2023
Юлия Петрова: «Наши выставки — это не просто картины, развешанные по стенам»
2
Барельефы Сергея Меркурова остались на «Динамо»
Монументальные панно с исторического здания 1930-х годов сделали центром публичного арт-пространства
12.01.2023
Барельефы Сергея Меркурова остались на «Динамо»
3
В Малаге по-прежнему показывают русское искусство
В то время как Русский музей приостановил выдачу экспонатов в свой филиал в испанской Малаге, там впервые выставлена значимая частная коллекция русского искусства, собранная за два десятилетия лондонским предпринимателем Дженни Дуган-Чепмен Грин
19.01.2023
В Малаге по-прежнему показывают русское искусство
4
Роботы и художники: от Александры Экстер до Яёи Кусамы
Робот в обличье японской художницы Яёи Кусамы, пишущий картины в витрине бутика Louis Vuitton в Нью-Йорке, побудил нас вспомнить самые выразительные образы роботов в искусстве
13.01.2023
Роботы и художники: от Александры Экстер до Яёи Кусамы
5
Золотое кольцо неустановленного размера
Туристическому маршруту, а заодно и историко-культурному проекту под названием «Золотое кольцо России» исполнилось 55 лет. Рассказываем, кто его придумал и сколько городов в него входит
17.01.2023
Золотое кольцо неустановленного размера
6
Генрих Шлиман: человек, который во второй раз разрушил Трою
Имя Генриха Шлимана окружено мифами почти так же плотно, как история города, поискам которого он посвятил всю жизнь. Его юбилей отмечают во всем мире
12.01.2023
Генрих Шлиман: человек, который во второй раз разрушил Трою
7
Робот в образе Яёи Кусамы пишет картины в витрине магазина
Концерн LVMH, привлекший к сотрудничеству над коллекцией для Louis Vuitton Яёи Кусаму, стилизовал магазины бренда под миры японской художницы
10.01.2023
Робот в образе Яёи Кусамы пишет картины в витрине магазина
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+