Лос-Анджелес переполняется искусством

№37, октябрь 2015
№37
Материал из газеты

С Музеем Брод художественная среда Лос-Анджелеса достигла нового уровня

Немецкий драматург Бертольд Брехт чувствовал себя несчастным в «Городе ангелов», где его окружали «розовые люди, пришедшие из ниоткуда, едущие в никуда». Со стороны человека, изгнанного из нацистской Германии, это довольно-таки необдуманная критика.

Лос-Анджелес всегда привлекал людей из других мест. Центр знаменитостей, солнца и пляжей, он в то же время может похвастать куда большим числом музеев и театров, чем какой-либо другой город США. Для каждого стереотипа о Лос-Анджелесе найдется много исключений. Этот многополярный и многонациональный город, лежащий в тени Голливуда, имеет репутацию поверхностного и суетливого. Отрицательный образ Лос-Анджелеса культивируют средства массовой информации самого города.

Отсутствие застывшего канона взрастило в городе множество разнообразных художественных проектов, в том числе настенную живопись «чиканос», граффити и поп-арт Западного побережья. Особый рецепт этого города, приправленный мексиканскими специями и вызревший под жарким калифорнийским солнцем, привлек сюда Эда Руша из Небраски, Криса Бердена из Бостона и Дэвида Хокни из британского Йоркшира. Художники «местного производства», такие как Джуди Бак, Марк Брэдфорд и Джеймс Таррелл, продолжают снабжать этот коктейль доморощенными ингредиентами. После десятилетий не слишком обоснованных сравнений с культурной сценой Нью-Йорка наступил период экспериментирования и творчества, который привлек к городу внимание всего мира.

Соты нового здания музея Бродов стали столпом преобразований в центре Лос-Анджелеса. Издательство Taschen открыло в Голливуде новое художественное пространство. Тем временем галереи из Европы, Азии и Южной Америки стекаются в Калвер-Сити и Леймерт-Парк — районы, которые всего десять лет назад не пользовались популярностью.

За пределами региона известны только крупные музеи города, однако именно маленькие и средней руки институции в значительной степени оживляют его ландшафт.

Часто говорят, что в Лос-Анджелесе у каждого есть свой проект. Среди культурных стартапов — Центр интерпретации использования земли, сочетающий исследования окружающей среды с художественным вмешательством, и Художественный музей «Эль-Сегундо» (ESMoA) — арт-лаборатория, ставшая важнейшим местом встреч кураторов и музейных работников.

Для этих небольших и молодых институций, в том числе для моего собственного Wende Museum (нем. «музей поворота»), отсутствие громоздких попечительских комитетов и много­уровневой бюрократии означает возможность ускорить введение новаций.

Наши собрания замечательно разнообразны, а в богатую разностороннюю программу входят театр, изобразительное искусство, музыка, кино и история. Размытость границ и мультикультурное влияние создают множество возможностей в Лос-Анджелесе — в парадоксальном краю розовых людей, пришедших из ниоткуда, едущих в никуда...

Искусство здесь повсюду — и говорит на многих языках

Михаэль Систиг. Антиковчег. 2013
Мэтью Браннон. Из серии Certain Snake
Результаты программы  Art + Practice
Джуди Бак. Ударяя стену. 1984
Михаэль Систиг. Антиковчег. 2013
Мэтью Браннон. Из серии Certain Snake
Результаты программы Art + Practice
Джуди Бак. Ударяя стену. 1984

Художественный музей «Эль Сегундо» (ESMoA), основанный коллекционерами Евой и Брайаном Суини, — на удивление модное художественное пространство, затерявшееся в той части города, которая славится апокалиптическими пейзажами с трубами нефтеперерабатывающего завода («segundo» по-испански означает «второй», он был назван в честь второго завода компании Chevron). С момента своего основания в 2013 году ESMoA громко заявил о себе в арт-сообществе Лос-Анджелеса инсталляцией немецкого художника Михаэля Систига Anti Ark (Антиковчег, 2013) и интерактивными проектами, затрагивающими такие темы, как тишина или устойчивость.

В Лос-Анджелесе на дорогах, куда ни глянь, все сплошь рекламные щиты, расхваливающие гламурные товары водителям и их пассажирам, застрявшим в бесконечных пробках. Мэтью Браннон решил разбавить похожие друг на друга плакаты своей остроумной серией стилизаций Certain Snakes. Наряду с Джоном Балдессари и Евой Фаулер, Браннон — один из десяти художников, участвующих в создании рекламных щитов для проекта Manifest Destiny Billboard, организованного по инициативе некоммерческой общественной организации «Кочевой отряд Лос-Анджелеса».

Марк Брэдфорд вернулся в ставший центром афроамериканского искусства в Лос-Анджелесе район Леймерт-Парк, где прошло его детство, чтобы совместно с меценатом Эйлин Нортон, активистом Алланом Ди Кастро и Музеем Хаммера основать Art + Practice. Благодаря этой организации молодые люди из неблагополучных семей могут получить художественное образование, устраиваются выставки местных художников, развивается программа арт-резиденций в самом благосклонном к искусству «цветных» художников районе Лос‑Анджелеса.

Когда Google в 2011 году переехал в здание-«бинокль», спроектированное известным архитектором Фрэнком Гери, район Венеция в Лос-Анджелесе прозвали «Кремниевым пляжем». Теперь компания создает базу произведений стрит-арта, которая откроет доступ к работам интернет-пользователям по всему миру в рамках проекта Google Art Project. Каталог расширяется, охватывая все больше образцов уличного искусства Лос-Анджелеса (например, Ударяя стену Джуди Бак); его составители активно сотрудничают с Музеем калифорнийского искусства в Пасадине, Wende Museum и лос-анджелесским Комитетом по сохранению росписей.  При участии Кристофера Вирика

Самое читаемое:
1
Как королева Елизавета II управляла величайшей мировой коллекцией искусства
Во время своего правления Елизавета II открыла Королевскую коллекцию для публики. Одно из последних великих европейских королевских собраний, сохранившихся в неприкосновенности, представляет собой ретроспективу вкусов за более чем 500 лет
09.09.2022
Как королева Елизавета II управляла величайшей мировой коллекцией искусства
2
Ученые рассмотрели новые детали на «Молочнице» Вермеера
Анализ полотна «Молочница» Яна Вермеера перед его большой выставкой в Рейксмузеуме показывает, что художник работал намного быстрее, чем предполагалось ранее, и жертвовал деталями в пользу лаконичности
09.09.2022
Ученые рассмотрели новые детали на «Молочнице» Вермеера
3
В окрестностях Багдада обнаружен древний город
Исторически сложилось так, что почти вся иракская археология сосредоточена на объектах в междуречье Тигра и Евфрата. А вот новая находка отсылает к истории Парфянского царства — и этот тренд выглядит не менее перспективным
16.09.2022
В окрестностях Багдада обнаружен древний город
4
Третьяковка покажет проекты, посвященные Дягилеву, Рериху и Грабарю
Директор Третьяковской галереи Зельфира Трегулова вместе с коллегами рассказала о новых приобретениях и раскрыла подробности будущих выставок
21.09.2022
Третьяковка покажет проекты, посвященные Дягилеву, Рериху и Грабарю
5
Российский исследователь расшифровал письменность острова Пасхи
Последователь Юрия Кнорозова предложил свою версию чтения языка кохау ронго-ронго, используя экспонаты из петербургской Кунсткамеры
29.09.2022
Российский исследователь расшифровал письменность острова Пасхи
6
Материальная база отечественных киногрез: костюмы для героев
Рассказ о костюмах, которые создавала для классических советских фильмов художница Ольга Кручинина, открывает серию книг, посвященных представителям этой славной, но не всеми по достоинству ценимой профессии
16.09.2022
Материальная база отечественных киногрез: костюмы для героев
7
Один (не)посредственный взгляд на очень (не)плохую выставку
В галерее XL на «Винзаводе» открылась «Самая плохая выставка на свете». Авторы проекта, Авдей Тер-Оганьян и Художественное объединение «Красный кружок», исследуют природу плохого искусства — и плохого зрителя
16.09.2022
Один (не)посредственный взгляд на очень (не)плохую выставку
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+