Только молодые и швейцарские

№36, сентябрь 2015
№36
Материал из газеты

Куратор корпоративной коллекции современного искусства Credit Suisse Андре Роггер рассказал, зачем швейцарский банк собирает работы молодых художников

На фото серия фотографий из коллекции Credit Suisse: Диас/Ридвег, Peñas de Pena — El Garbanzo (2010)
На фото серия фотографий из коллекции Credit Suisse: Диас/Ридвег, Peñas de Pena — El Garbanzo (2010)
Справка

БИОГРАФИЯ

Андре Роггер
Глава художественной коллекции банка Credit Suisse, историк искусства

Образование Университет Базеля
1994 назначен куратором коллекции Музея искусств Люцерна
2000-е работал над диссертацией по эстетике британского пейзажа около 1800 года в университетах Великобритании и США
С 2003 преподает в Университете прикладных наук и искусств Люцерна
2007 становится главой художественной коллекции Credit Suisse (Цюрих)
Публикации Landscapes of Taste: The Art of Humphry Repton’s Red Books (Routledge, 2007), Credit Suisse Collection: Art in a Business Context (Scheidegger & Spiess, Berne, 2011)

Еще…

Расскажите, пожалуйста, когда вы стали куратором корпоративной коллекции Credit Suisse. Чем вы занимались до этого?

Я историк искусства, окончил Базельский университет, а затем работал в художественном музее в Люцерне, где был куратором основного собрания. Позже я занимался различными вещами, включая журналистику и преподавание в художественном колледже. И наконец, в 2007 году я был назначен на должность главы коллекции Credit Suisse. Я уже имел опыт работы в музее и знал, как курировать коллекции. Пригодилось также умение рассказывать и писать об искусстве, проводить экскурсии, объяснять те или иные вещи при показе коллекции посетителям. В целом, я считаю себя искусствоведом, который работает в банке.

Однако искусствоведы, даже эксперты, проработавшие много лет в музеях, могут оценить подлинность произведения или определить его художественную ценность, но не могут назвать стоимость. А как вы ориентируетесь на рынке?

Рынок для нашей коллекции не так важен. Мы не покупаем очень дорогие произведения. Мы работаем с современным искусством, стараемся продвигать молодых художников, приобретая работы в самом начале их карьеры. Для нас важна художественная сила произведения и наше участие в поддержке художественного образования. Мы не стремимся заполучить работы звезд, чьи картины с самого начала продаются по взвинченным ценам.

Мы покупаем в галереях, и, конечно, нам приятно, когда мы видим, что сделали правильный выбор и цены на наших художников растут. Но, поскольку у нас нет цели продать свою коллекцию, мы не приобретаем работы в качестве инвестиций — мы просто хотим поддержать молодых художников и с помощью их картин привнести интеллектуальную ценность в наши здания, а не продать их лет через пять и получить финансовую прибыль.

Итак, вы собираете коллекцию для крупного швейцарского банка, но не ради денег. Для чего тогда?

Это вопрос социальной ответственности. Мы хотим принимать участие в культурной жизни Швейцарии, поощрять молодых художников. Мы хотим, чтобы наши сотрудники знакомились с новыми именами, видели и открывали для себя новое искусство, обсуждали новые вещи, — это делает жизнь интереснее. И конечно, мы хотим содействовать развитию культуры. Большинство работ из нашей коллекции висит в помещениях для встреч с клиентами, поэтому и наши посетители могут получать от них пользу.

Когда Credit Suisse предложил вам стать куратором корпоративной коллекции, поставили ли вам задачу поощрять молодое искусство или предоставили свободу выбора?

Вы мне льстите. Как будто Credit Suisse пришел именно ко мне и что-то сказал! Я всего лишь один из многих кураторов. Собранию Credit Suisse уже 40 лет, до меня им занимались пять или шесть человек. На сайте нашей коллекции есть официальная формулировка ее целей, и в своей работе я должен ими руководствоваться. Там сказано, что следует поощрять молодые таланты, покупать работы начинающих художников, причем швейцарских; произведения должны быть во всех возможных техниках, что очень важно, то есть нам нужна не только живопись, не только рисунки или фотографии, но и видео, и по возможности другие новые медиа. Эти задачи стоят перед нами уже 20 лет. Я продолжаю дело своих предшественников, а мой преемник будет продолжать наши текущие проекты.

Вы один заведуете корпоративной коллекцией или у вас есть команда?

У меня есть один постоянный сотрудник. Кроме того, мы привлекаем людей со стороны: они пишут тексты, занимаются логистикой хранения работ, транспортом, установкой.

Где вы приобретаете произведения искусства для банковской коллекции?

Для нас очень важно, например, просматривать выставки дипломных работ в училищах. Кроме того, мы посещаем такие известные выставки, как Swiss Art Awards (которые дают возможность победителям получать правительственные гранты). Вручается 20 или 30 премий ежегодно, хотя заявок подается гораздо больше. Их вручают молодым художникам, и мы стремимся открывать там новые имена.

Галереи также сообщают нам о молодых мастерах, и у нас хорошие контакты с ними.

И еще возможность находить новые таланты дают выставки в рамках конкурса Manor Art Prize, проходящие по всей Швейцарии.

То есть все работы вы покупаете в Швейцарии?

Да, в Швейцарии, поскольку мы сосредоточены на швейцарском искусстве. Но некоторые швейцарские художники живут за пределами родной страны или у них есть галереи в других странах, таких как Германия, Франция, Австрия, поэтому иногда мы покупаем работы и там.

Просматривая ваш каталог, я вижу, что все работы скорее продолжают истории и традиции XX века, а не идут в авангарде «провокационного» искусства. Это тоже часть стратегии банка?

Я понимаю, что вы имеете в виду. Мы стараемся быть настолько «авангардными», насколько возможно, но это все-таки корпоративная среда, и нам нужно быть уверенными, что в окружении этих произведений всем сотрудникам будет комфортно и они оценят их. С помощью искусства мы стараемся взаимодействовать с сотрудниками и клиентами банка, стремимся побудить людей думать о новых идеях и концепциях.

Вот, кстати, пример работы из нашей коллекции, бросающей вызов традиционным способам восприятия. Это отличная работа Сопротивляемость (2013) Самоа Реми, художницы из Тичино, из южной части Швейцарии, — ведь мы стремимся представить все регионы страны. Она иллюстрирует книги. Это из ее книги по естественным наукам, своего рода эксперимент с растениями, где она как бы перефразирует главную тему в рисунке. Здесь изображена аномалия — дерево, растущее из другого дерева.

А вот эта серия фотографий Peñas de Pena — El Garbanzo (2010) дуэта Диас и Ридвег относится к перформансам. Один из них был устроен в Испании, в клубе фламенко; там много фотографий выступавших артистов, так что были сделаны фото на фоне других фото, чтобы показать срез истории.

А сколько всего работ в вашей коллекции?

6 тыс. У нас в Швейцарии 200 зданий, но мы также выставляем работы и в других офисах, за рубежом. Конечно, у нас есть и хранилище, но большинство произведений все-таки экспонируется.

Предоставляете ли вы предметы искусства на международные и швейцарские выставки? Сотрудничаете ли с музеями?

Да. Обычно у нас просят на выставки одну-две работы, реже — больше. Конечно, по возможности мы их даем. Но мы никогда не проводили специальной выставки в музее, потому что приобретаем произведения искусства для своих помещений и стараемся, чтобы они там хорошо смотрелись, и проводим экскурсии у себя, а не в музеях. У нас есть ежемесячные экскурсии для сотрудников, мы также организуем специальные мероприятия для клиентов. Правда, у меня очень маленькая команда, и каждый из нас уже проводит примерно по три мероприятия в месяц, в большинстве случаев по вечерам, так как клиентские зоны в дневное время заняты.

У вас есть годовой бюджет на приобретение новых работ?

Да.

Какой?

Он не разглашается. Но он меньше, чем вы думаете.

Вы можете покупать по своему выбору или каждое приобретение обсуждается, например, с советом директоров?

У нас есть комитет по искусству, и на каждом ежегодном заседании мы обсуждаем общее направление приобретений. В год мы приобретаем около 150 работ, включая рисунки и фото. Однажды, например, было отмечено, что мы покупаем слишком много фотографий, и это действительно было так. Поэтому на следующий год мы стали покупать больше живописи, скульптур и графики.

Члены комитета — очень занятые люди, и у них нет  времени обсуждать детали. У нас достаточно быстрый процесс принятия решений, так что мы не заставляем художников ждать месяцами, когда проекты исчезают, потому что прошло слишком много времени. У нас практичный подход — обсуждать главное, в большей степени стратегию и направление коллекции. Есть список художников, и мы с ним сверяемся, но отдельные покупки делаем по своему усмотрению. Мы также консультируемся, что позволяет быть более уверенными при выборе. Так, например, мы приобрели работы из Тичино, итальянской части Швейцарии, которая далеко от Цюриха; я недостаточно хорошо знал специфику региона и советовался с другим куратором.

Каковы, на ваш взгляд, особенности корпоративной коллекции по сравнению с частной?

У частных коллекционеров, разумеется, весьма широкий выбор, они могут покупать где угодно и кого угодно. А я, например, ограничен Швейцарией и не могу приобретать ничего больше. Как указано в наших официальных целях, искусство должно присутствовать в наших рабочих пространствах. Но, как я говорил, нужно избегать чрезмерных расходов. Я должен заботиться о соблюдении баланса во всех аспектах, например в гендерном вопросе. Это более политический подход.

Важно и другое. Когда вы ходите по музею, самое интересное — смотреть, как работы перекликаются друг с другом. Наши работы, как это ни грустно звучит, обычно представлены по одной в каждой комнате. Поэтому каждая работа должна говорить сама за себя. В последнее время мы особенно увлеклись большими рисунками, купили несколько листов по 2 или 3 метра. В музеях вы не увидите такие вещи в рамах. Их могут выставить на пару месяцев, а потом убирают на хранение. Но мы их вставляем в рамы, помещаем под защитное стекло и выставляем, даем «постоянный дом» в наших офисах.

Самое читаемое:
1
Иконы из музеев — в церкви: как повлияют на сохранность памятников изменения в законе
Нас ждет потрясение музейных основ: закон о Музейном фонде РФ могут изменить, чтобы облегчить церкви получение икон из государственных музеев. Их руководители прогнозируют, чем это может обернуться, и говорят о непременных условиях передачи
05.08.2022
Иконы из музеев — в церкви: как повлияют на сохранность памятников изменения в законе
2
От перемены мест картин их восприятие меняется
Для выставки «Брат Иван. Коллекции Михаила и Ивана Морозовых» Пушкинский музей создал в своих залах идеальный музей шедевров
02.08.2022
От перемены мест картин их восприятие меняется
3
Умерла Наталья Нестерова, амазонка советского искусства
На 79-м году ушла из жизни Наталья Нестерова, известный московский художник, один из лидеров «левого МОСХА»
11.08.2022
Умерла Наталья Нестерова, амазонка советского искусства
4
Игорь Сысолятин: «Я всегда стремлюсь к самым лучшим экземплярам»
В московском Музее русской иконы им. Михаила Абрамова проходит выставка «Россия в ее иконе. Неизвестные произведения XV — начала XX века из собрания Игоря Сысолятина». Мы поговорили с владельцем представленной коллекции о его страсти и любимых экспонатах
09.08.2022
Игорь Сысолятин: «Я всегда стремлюсь к самым лучшим экземплярам»
5
Как Испанская республика спасла шедевры Прадо
Во времена гражданской войны испанские власти и международное сообщество создали уникальный прецедент по охране наследия в условиях вооруженного конфликта. Позже эту историю назвали «самой крупной в мире операцией по спасению произведений искусства»
29.07.2022
Как Испанская республика спасла шедевры Прадо
6
Умер художник Дмитрий Врубель
В Берлине на 63-м году жизни скончался художник Дмитрий Врубель. Он был автором символа конца холодной войны — граффити с поцелуем двух престарелых лидеров, Брежнева и Хонеккера, написанного им на руине Берлинской стены
15.08.2022
Умер художник Дмитрий Врубель
7
«Архстояние»: «Шесть соток» и прочие символы счастья
В деревне Никола-Ленивец Калужской области прошел очередной фестиваль «Архстояние», от которого останется несколько монументальных произведений и масса впечатлений
01.08.2022
«Архстояние»: «Шесть соток» и прочие символы счастья
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+