18+
Материалы нашего сайта не предназначены для лиц моложе 18 лет.
Пожалуйста, подтвердите свое совершеннолетие.

В плену у вечности и пропасти: Константин Фокин меняет картину уральского модернизма

Константин Фокин. "Казнь Степана Разина". Фрагмент. Фото: Культурно-просветительский Центр Эрмитаж-Урал
Константин Фокин. "Казнь Степана Разина". Фрагмент.
Фото: Культурно-просветительский Центр Эрмитаж-Урал

Большая посмертная ретроспектива челябинского художника Константина Фокина в екатеринбургском выставочном центре «Эрмитаж-Урал», возможно, потребует пересмотра устоявшегося представления об уральском модернизме

В выставочном зале центра «Эрмитаж-Урал» в Екатеринбурге открылся «Поединок с вечностью» — эффектная ретроспектива челябинского художника Константина Фокина (1940–2023), одного из главных мастеров уральской культурной сцены второй половины XX — начала XXI века. На первой посмертной ретроспективе художника, собранной по инициативе Екатеринбургского музея изобразительных искусств, показано 76 холстов, предъявляющих практически весь творческий путь Фокина длиной в шесть десятилетий. Правда, с преобладанием работ последних лет, раз уж главной начинкой нынешней экспозиции стало содержание его мастерской. Тем не менее «Поединок с вечностью» вполне репрезентативен — от самых ранних и программных работ Фокина, приобретенных свердловскими искусствоведами еще в СССР («Не спи, художник», 1977; «Казнь Степана Разина», 1980; «Самозванца везут», 1987; «Страсти шоу», 1988), и вплоть до последней его широкомасштабной картины — историософской «фрески» «Рождение нового мира» (2011–2022), представленной в атриуме центра «Эрмитаж-Урал» — если уж под громадные масштабы этого многофигурного полотна 6 на 4 м места в обычных выставочных пространствах не отыскалось.

Выставка Константина Фокина «Поединок с вечностью». Фото: Культурно-просветительский Центр Эрмитаж-Урал
Выставка Константина Фокина «Поединок с вечностью».
Фото: Культурно-просветительский Центр Эрмитаж-Урал

Из мастерской никогда ранее не выставлявшееся «Рождение нового мира» извлекали с помощью подъемного крана, через окно последнего этажа фокинской пятиэтажки, специально для выставки сделав главному творению художника новый подрамник и раму. Здесь, на Лысой горе, по версии Фокина олицетворяющей русскую Голгофу, в притчеобразном виде изображена история России, состоящая из символически насыщенных групп — от безмолвствующего народа и средневековых иконописцев, включая Андрея Рублева и Даниила Черного, до исторических и культурных персонажей ХХ века. В том числе последнего царя, революционеров и великих поэтов рубежа веков, генсеков и палачей. От Христа до вполне узнаваемого Дзержинского. Фокин гордился загадками и перекличками, которыми намеренно насытил «Рождение нового мира». Первая ассоциация, возникающая с этой картиной, отсылает, разумеется, к эмблематичным толпам Ильи Глазунова, хотя у живописи Константина Фокина, прямого наследника Серебряного века, двоюродного внука известного балетмейстера, истоки иные. Во-первых, это ренессансные фрески и панорамная классическая живопись, во-вторых, русский авангард «органического», матюшинско-филоновского типа с аккуратными прививками советского сезаннизма, временами плавно переходящего в «суровый стиль». Помимо прочего, творчество Фокина ведь ценно еще и тем, с какой методологической наглядностью (совсем «как в учебнике») оно позволяет проследить странную, непрямую эволюцию советского станковизма, постоянно балансирующего на границе разрешенной ортодоксии и самонадеянного нонконформизма. Чужими стилями Фокин пользуется точно палитрой методов и приемов для создания собственного извода модернизма.

Выставка Константина Фокина «Поединок с вечностью». Слева - картина "Не спи, художник". Фото: Культурно-просветительский Центр Эрмитаж-Урал
Выставка Константина Фокина «Поединок с вечностью». Слева - картина "Не спи, художник".
Фото: Культурно-просветительский Центр Эрмитаж-Урал

Надо сказать, что больших, выше среднего, картин у Фокина подавляющее большинство, и это первое, что бросается в глаза на нынешней выставке в Екатеринбурге (позже она, говорят, в усеченном составе переедет в питерский музей «Эрарта», а на Урале начнут готовить следующий выставочный проект, связанный с фокинской графикой). «Рождение нового мира» символически вышло незаконченным, хотя незадолго до смерти художник делился планами еще более грандиозной фрески, обобщающей его наблюдения за историей и искусством. В центре нее должны были встать судьба и сцена гибели Зои Космодемьянской. Правда, Фокин постоянно откладывал начало работы: в мастерской под вечно протекающей крышей не хватало места на два монументальных полотна.

Константин Фокин. «Страсти-шоу». Фото: Фото: Екатеринбургский музей изобразительных искусств
Константин Фокин. «Страсти-шоу».
Фото: Фото: Екатеринбургский музей изобразительных искусств

Более полувека, до самой своей смерти на прошлое Рождество, Константин Фокин, выдающийся станковист, замечательный художник-монументалист и педагог, определял стиль и облик южноуральской арт-сцены. Это не метафора, не преувеличение, но четкое и точное обозначение роли Фокина, на протяжении десятилетий бывшего главным челябинским «гением места». Его мастерская на улице Молодогвардейцев многие годы являлась альтернативным культурным центром столицы Южного Урала. Именно здесь Фокин, озабоченный «тщетой материи» этого «промышленного и научного центра», детально конструировал собственный художественный универсум. В «тоске по мировой культуре» создавал самодостаточный и детально продуманный мир, способный подменить, а то и заменить собою реальность за окном с видом на унылые панельные общежития.

Выставка Константина Фокина «Поединок с вечностью». Фото: Культурно-просветительский Центр Эрмитаж-Урал
Выставка Константина Фокина «Поединок с вечностью».
Фото: Культурно-просветительский Центр Эрмитаж-Урал

Фокин был известным в городе меломаном (свой «опус магнум» он писал, например, под симфонические поэмы Рихарда Штрауса) и книгочеем. В его мастерской, которой теперь, скорее всего, лишится муза, а ныне вдова художника Анастасия Худякова, любили гостей. Провинциальный живописец, приходящий на пустое место (пермяк Фокин приехал в Челябинск осознанно в начале 1970-х), должен с нуля и от себя создавать образ этого места, в котором пока еще вообще ничего нет. Особый уральский модернизм, насыщенный отсылками к классике мирового искусства, сплющенной и словно бы пережитой, пережеванной творческим нутром (наставниками Фокина в Свердловском художественном училище в 1957–1962 годах были известные деформаторы фигуративной фактуры с многочисленными пластическими реминисценциями Миша Брусиловский и Геннадий Мосин), как раз и служил наполнению мира, окружающего живописца, опытом и знаниями, накопленными всем человечеством сразу.

Выставка Константина Фокина «Поединок с вечностью». Картина "1905". Фото: Культурно-просветительский Центр Эрмитаж-Урал
Выставка Константина Фокина «Поединок с вечностью». Картина "1905".
Фото: Культурно-просветительский Центр Эрмитаж-Урал

Уральский модернизм вынужденно универсален, открыт веяниям и влияниям, отличается вниманием к чужим достижениям. Неслучайно один из холстов, представленных на нынешней выставке, называется «Художественное исследование картин Сурикова» (2015). Одним из важнейших референсов для Фокина всегда был Рембрандт. Последний вариант его эрмитажного «Возвращения блудного сына» (а их у Фокина существует более пяти) художник создал незадолго до своего ухода. Другим важнейшим источником вдохновения был «суровый стиль», слегка ослабивший хватку соцреализма в годы фокинской молодости. Правда, в отличие от коллег по упражнениям в суровости, Фокин — художник светлый и яркий, светоносный и более свободный, что ли, раз уж застал не только оттепель, но и перестройку. «Витражных дел мастер», не замкнутый на темной стороне экзистенциальной палитры, Фокин поражает (буквально ведь поражает) посетителей нынешней ретроспективы не только разнообразием пластических подходов, менявшихся от периода к периоду, но и умением аккумулировать внутренний свет. А потом щедро раздаривать его не только в самих холстах, но и в окружающем пространстве. Тот случай, когда «репродукции не передают». Первые отклики на проект «Эрмитаж-Урала» выдают нешуточное смятение: эх, какого же мастера мы проглядели! Аннотация на сайте музея так и говорит о человеке, «экзистенциально заброшенном в Челябинск», как будто между двумя этими ближайшими городами расстояние не 200 км, но пропасть.

Константин Фокин. “Художник и его картина”. Фото: Екатеринбургский музей изобразительных искусств
Константин Фокин. “Художник и его картина”.
Фото: Екатеринбургский музей изобразительных искусств

Да нет же, Фокин всегда был на виду — у тех, кто хотел и мог видеть! Жил «на миру», не прятался, делал то, что хотел. Творческие и педагогические задачи стояли у него на первом месте, задвигая быт и желание «посмертной славы» на запасные места. Фокину важна была его сосредоточенность на безостановочном процессе творения, поэтому по сторонам смотрел он редко. Тщеславие не понукало его к жестам, необходимым деланию карьеры.

Нельзя сказать, что Константин Фокин жил замкнуто. Его знаменитый социальный темперамент был взрывным и неформатным, человеком он казался сложным и неуживчивым, но добрым и открытым — талант позволял ему быть щедрым и общительным. Неоднократно звучали отзывы учеников о мастере в самых превосходных степенях, доходящих до поклонения. Но за границы Челябинска и области (Фокин создал несколько комплексов монументальных росписей в Златоусте и Магнитогорске) слава его, столь очевидная и естественная для земляков, не распространялась. Ему жаль было тратить силы и время впустую. На отапливание чужой территории, тем более когда так многодельно и подробно обустроена своя собственная. Жил словно бы по Виктору Шкловскому: важно «пережить деланье вещи, а сделанное в искусстве не важно».

Выставка Константина Фокина «Поединок с вечностью». Фото: Культурно-просветительский Центр Эрмитаж-Урал
Выставка Константина Фокина «Поединок с вечностью».
Фото: Культурно-просветительский Центр Эрмитаж-Урал

Такие приоритеты Константин Фокин расставлял в течение всей жизни. Теперь же в текстах екатеринбургского музея неслучайно возникает фраза о, «возможно, крупнейшем уральском художнике конца ХХ века»: после явления Фокина во всей его мощи и неизвестном доселе разнообразии уральская художественная панорама нуждается в явном уточнении, а то и пересмотре.

В «Поединке с вечностью», который Константин Владимирович, безусловно, выиграл, показывают холсты из частных собраний и фондов Екатеринбургского музея изобразительных искусств. А вот челябинские институции в первой посмертной выставке своего главного «гения места» никакого участия не принимают. На Южном Урале так принято, поэтому вполне возможно, что «экзистенциальная пропасть» между двумя городами действительно существует.

Екатеринбургский музей изобразительных искусств, Культурно-просветительский центр «Эрмитаж-Урал»
«Поединок с вечностью»
До 25 февраля

Самое читаемое:
1
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
Смерть вдовы Элия Белютина Нины Молевой актуализировала вопрос, кому отойдет коллекция старых мастеров. Вспоминаем нашу статью 2015 года, так как новых фактов за это время не появилось
14.02.2024
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
2
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
Даже те, кому не понравился фильм, не отрицают, что в нем создана особая реальность, параллельная тексту Михаила Булгакова. Мы поговорили с участниками съемочной группы о визуально-пластическом языке фильма: вторых планах, цвете и важных деталях
09.02.2024
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
3
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
Выставка «Герои и современники Серебряного века» представляет «наиболее объективный и выразительный портрет эпохи». Это уже четвертая часть цикла, посвященного рубежу XIX–XX веков, времени журналов, манифестов и художественных группировок
14.02.2024
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
4
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
Одна из самых больших выставок Павла Филонова в Москве проходит в Медиацентре «Зарядье». О своих впечатлениях рассказывает писатель Дмитрий Бавильский — и приходит к выводу, что восприятие художника сильно зависит от оптимизма или пессимизма зрителя
15.02.2024
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
5
Импрессионизм как источник света в условиях нехватки воздуха
Произведения из коллекций 27 музеев России, представленные на выставке в Санкт-Петербурге, отдают дань традициям и эстетике импрессионизма, которые находили отражение в советском изобразительном искусстве разных лет
27.02.2024
Импрессионизм как источник света в условиях нехватки воздуха
6
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
Эрмитаж приобрел почти полторы сотни предметов из собрания покойного мецената Юрия Абрамова, который при жизни был почетным другом музея. В их числе — прижизненный скульптурный портрет Микеланджело Буонарроти и посмертный бюст Александра I
20.02.2024
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
7
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Ярославский художественный музей — неоднократный лауреат премии ИКОМ России, номинант и победитель ряда международных конкурсов. С 2008 года им руководит Алла Хатюхина, которую мы расспросили о необычном проекте «Три стихии» и о достижениях музея вообще
26.02.2024
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Подписаться на газету

Сетевое издание theartnewspaper.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-69509 от 25 апреля 2017 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Учредитель и издатель ООО «ДЕФИ»
info@theartnewspaper.ru | +7-495-514-00-16

Главный редактор Орлова М.В.

2012-2024 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+