18+
Материалы нашего сайта не предназначены для лиц моложе 18 лет.
Пожалуйста, подтвердите свое совершеннолетие.

Егор Молчанов: «Мы стали самым большим аукционом России по живописи, и хочется дальше двигаться в этом направлении»

Руководитель ARTinvestment.RU Егор Молчанов. Фото: ARTinvestment.RU
Руководитель ARTinvestment.RU Егор Молчанов.
Фото: ARTinvestment.RU

На юбилейные, 500-е торги аукционного дома ARTinvestment.RU выставлена коллекция произведений искусства общей стоимостью 1 млрд руб. Его руководитель Егор Молчанов рассказал нам об истории компании и ситуации на рынке сегодня

Как давно существует аукционный дом ARTinvestment.RU?

Изначально, в 2008 году, как запрос рынка, который активно развивался, возникла база аукционных продаж русских художников. Тогда начало появляться очень много коллекционеров и инвесторов, которые не понимали, как ориентироваться в ценах. Были западные аналоги таких баз данных, у них имелось много российских клиентов, но они совсем не охватывали российские аукционные дома, наш рынок, многих художников не знали, перевирали и так далее. Поэтому возникла идея сделать отечественную базу, и сегодня в ней более 10 тыс. художников и около 250 тыс. записей. Это самая большая в мире база аукционных продаж по российским авторам. Доступ к изображениям предоставляется бесплатно, а к полным данным — уже платная услуга. Также мы начали вести аналитику по русскому рынку искусства: советы начинающим коллекционерам, инвесторам, проведение семинаров и так далее.

И затем возник собственно аукцион?

База как сайт существовала шесть лет. После этого, как естественное развитие, в 2014 году был создан аукцион ARTinvestment.RU. Он акцентировал внимание на шестидесятниках, на нонконформистах, но со временем мы перешли на XIX–XX века. Проект был создан Борисом Молчановым, моим отцом. Он коллекционер, занимающийся искусством ХХ века, совладелец галереи «Элизиум», основанной им совместно с Мариной Молчановой еще в 1997 году. К тому моменту, как организовалась база, галерее было уже 10 лет, а к моменту, когда появился аукцион, — 16 лет. Для русского рынка это серьезный возраст. С 2019 года, имея за спиной десятилетний опыт в галерейном бизнесе, и я начал заниматься аукционом. Он полностью существует онлайн, построен на довольно интересной системе. Кроме того, имеющаяся платформа очень удобная и четкая. Мы абсолютно самостоятельны и работаем на собственных серверах, постоянно дорабатываем и улучшаем сайт.

ДОСЬЕ
Егор Молчанов
Руководитель портала и аукциона ARTinvestment.RU

Имеет высшее финансовое и культурологическое образование

2006–2008 — аналитик по инвестициям в искусство (Газпромбанк, отдел арт-банкинга)

2008–2019 — заместитель директора галереи «Элизиум»

С 2019 — возглавляет ARTinvestment.RU

Автор более 30 статей, посвященных инвестициям в искусство

Еще…

Какова ситуация с аукционным домом сейчас?

Мы развиваемся, становимся крупнее. Стали самым большим аукционом России по живописи, и хочется дальше продвигаться в этом направлении. Наша главная цель, к которой мы уже значительно приблизились, — стать полноценной заменой русских торгов, проводимых западными аукционами, в том числе Sotheby’s и Christie’s. Второго октября состоятся наши юбилейные, 500-е торги, на которые выставлена коллекция произведений искусства общей стоимостью 1 млрд руб. Среди топ-лотов — работы Абрама Архипова, Константина Коровина, Исаака Левитана, Василия Поленова, Николая Сапунова, Зинаиды Серебряковой, Николая Фешина. Также в каталоге — произведения Константина и Владимира Маковских, Игнатия Стеллецкого, Константина Юона и других авторов. Никогда еще в России не выставлялась коллекция, стоимость которой превышает $10 млн. Мы специально подбирали качественные имена из самых разных собраний, чтобы сделать наш юбилейный аукцион, который продлится до 6 октября, таким ярким.

Абрам Архипов. «Крестьянская девушка». 1920-е гг. Выставлена на юбилейные 500-е торги ARTinvestment.RU. Фото: Аукционный дом ARTinvestment.RU
Абрам Архипов. «Крестьянская девушка». 1920-е гг. Выставлена на юбилейные 500-е торги ARTinvestment.RU.
Фото: Аукционный дом ARTinvestment.RU

С чем вы связываете столь сильное и быстрое развитие ARTinvestment.RU?

В первую очередь внешний фактор. После начала СВО в феврале прошлого года западные аукционные дома решили прекратить все русские торги. Мы поняли, что это прекрасная возможность занять освободившуюся нишу, потому что люди все равно будут покупать. Иностранцы русское искусство практически никогда не покупали, не считая авангарда. Мы знаем, что на западных русских торгах 70% покупателей были из России, они потом привозили эти вещи сюда, обратно (остальные 30% — экспаты). Мы поняли: это хорошая возможность показать, что аукционы могут продавать достойные русские вещи здесь, на внутреннем рынке. Правда, санкции нейтрализовали нескольких крупнейших покупателей с громкими фамилиями, однако и помимо них существует огромное количество коллекционеров.

Повлияла ли пандемия?

Это второй важный фактор. Вернее, первый по хронологии. До того, как ковид перестроил мировоззрение людей, покупатели приобретали онлайн в основном предметы по $10–20 тыс.: по фотографии тратить больше не решались. Пандемия все перевернула. Люди начали покупать вещи по $100–200 тыс., даже — как мы видели у себя на аукционе — по $400 тыс. (30–40 млн руб.), не видя предметы «в реале». Это общемировая тенденция. Christie’s и Sotheby’s тоже вывели свои торги в Сеть, и после некоторого периода смущения их клиенты также переориентировались. Мы в России смогли с этим вырваться вперед, так как к 2020-м годам ARTinvestment.RU уже стабильно работал, знал, как это все делается, мы были знакомы людям. И тут на нас обратили еще больше внимания.

И вы перешли на «следующий уровень сложности».

Да. В ноябре 2022 года мы провели первый аукцион первых имен и продали на нем лотов на 80–90 млн руб., что для русского аукционного рынка очень серьезная сумма. На первом аукционе основные рекорды принадлежали нашему классическому искусству. За 38 млн руб. был продан Алексей Саврасов. Иван Шишкин — за $450 тыс. (не помню, сколько это было в рублях), Василий Перов — за 76 млн руб., Архип Куинджи... Присутствовали и работы шестидесятников. Но они в цифрах сильно проигрывают первым. У нас были установлены рекорды и на «Слона» Владимира Немухина, и на раннего Александра Харитонова, но с первыми именами в классическом искусстве эти цифры, конечно, несопоставимы. Может быть, когда-нибудь и этот сегмент дорастет, но пока так.

Василий Перов. «Охота на медведя зимой». 1879. Продана на аукционе  ARTinvestment.RU 22 ноября 2022 года. Фото: ARTinvestment.RU
Василий Перов. «Охота на медведя зимой». 1879. Продана на аукционе ARTinvestment.RU 22 ноября 2022 года.
Фото: ARTinvestment.RU

Как изменилась структура рынка из-за текущей ситуации?

Рынок глобально поменялся. В первую очередь это связано с тем, что прекратился приток вещей из-за границы. Все-таки больше вещей привозилось, чем вывозилось. Западный рынок прилично питал наш внутренний, и, после того как закрылись границы, стало невозможно или очень сложно там купить, ввезти. Все, в принципе, там заморозилось: западные коллекционеры не могут и не хотят выставлять на продажу свои предметы из-за санкций. Если люди продают вещь, и отслежено, что она потом попала в Россию, то у продавцов могут быть большие проблемы.

Из-за санкций сколько отвалилось покупателей масштаба Авена?

От русского рынка? Безусловно, какая-то часть покупателей исчезла: кто-то перестал покупать, потому что уехал; кто-то перестал покупать, потому что не до этого… Но в то же время начали появляться новые люди, которые стали активно покупать искусство. И мы видим это по своему аукциону. Появилось много новых клиентов, которых мы прежде не знали, не были знакомы. Это покупатели начинающие. Неопытные коллекционеры, неопытные инвесторы. Это люди, которые только начинают свой путь.

Николай Фешин. «Натюрморт с вишнями, кувшином и букетом». 1927–1933. Выставлена на юбилейные 500-е торги ARTinvestment.RU. Фото: Аукционный дом ARTinvestment.RU
Николай Фешин. «Натюрморт с вишнями, кувшином и букетом». 1927–1933. Выставлена на юбилейные 500-е торги ARTinvestment.RU.
Фото: Аукционный дом ARTinvestment.RU

Когда вы в последний раз видели такую волну «начинающих»?

Хороший вопрос. Мы все помним 2000-е. 2005-й, 2006-й, 2007-й — это лучшие годы для рынка русского искусства. Но, в принципе, и до начала спецоперации пандемия сильно подтолкнула рынок. Люди сидели дома, им было нечем заняться, и они научились пользоваться онлайн-аукционами, вошли во вкус собирательства. Так что тут продолжение и этого эффекта. Плюс сейчас внутри страны оказалось много денег, которые некуда потратить. Если не на акции, недвижимость, то куда? Западные возможности закрыты, вариантов осталось не так много. Люди не очень понимают, что будет с валютами, а первые имена художников всегда останутся удачной инвестицией.

Каков фактор тех, кто уезжает и сбрасывает свои коллекции?

Это было заметно в самом начале. Истерическое состояние. Март, апрель, май прошлого года. Ничего не продавалось, рынок стоял, те, кто тогда уезжал, скидывали свои вещи сильно дешевле их рыночной стоимости. Потом это прекратилось. Сейчас я не вижу, чтобы кто-то продавал свои вещи «за сколько дадут». Даже те, кто уезжает и оставляет вещи распорядителям, выставляют высокие цены. С февраля прошлого года цены на русское искусство выросли. Сильно. На мой взгляд, где-то от 30 до 50%. Это приличный рост за полтора года. И люди не спешат расставаться с работами, потому что не очень понятно, куда вкладывать деньги. Наоборот, мы видим сильное превышение спроса. Больше спрос, чем предложение хороших работ, особенно если мы говорим о классическом искусстве, которое является флагманом на общем рынке. Первые имена из «Родной речи»: Айвазовский, Шишкин, Саврасов, Поленов, Коровин, — они локомотивы нашего рынка, и их очень тяжело найти с качественными работами.

Константин  Коровин. «Ноктюрн». 1917. Выставлена на юбилейные 500-е торги ARTinvestment.RU. Фото: Аукционный дом ARTinvestment.RU
Константин Коровин. «Ноктюрн». 1917. Выставлена на юбилейные 500-е торги ARTinvestment.RU.
Фото: Аукционный дом ARTinvestment.RU

Как вы работаете со старыми клиентами, а также с новичками?

Мы крайне клиентоориентированны, всегда лояльны к нашим покупателям и стараемся найти с ними общий язык. У нас очень разносторонний подход. Мы предлагаем работы в разных сегментах: и XIX век, и XX, и в разделе шестидесятников, и в разделе «современное искусство: новые имена». На каждом аукционе стараемся, чтобы три-четыре работы были топ-лотами.

Еще такой момент. Западные аукционные дома часто продавали свои работы без экспертиз, без подтверждения подлинности. И нередко были случаи, когда люди привозили работу сюда, сдавали на экспертизу и потом были вынуждены заниматься возвратом. Хорошо, когда получалось вернуть. Но получалось не всегда. Наши же лоты всегда проверены, они всегда с экспертизами, и, кроме того, мы несем финансовую ответственность за подлинность продаваемых работ на нашем аукционе. Мы действительно работаем с каждой вещью, и мы не только смотрим на экспертизы, но и проверяем, когда они были сделаны. Потому что экспертизы начала 2000-х и сегодня — это совершенно разные вещи. Нам часто приносят работы с экспертизами 2002–2003 годов, и, несмотря на недовольные лица сдатчиков, я отправляю их снова делать экспертизу, потому что за 20 лет изменился экспертный рынок, появилось много новых данных, которые влияют на экспертов, и они по-другому подходят даже к своим же старым экспертизам.

Еще момент. Поскольку офлайн-история уже довольно устарела, парадные «вечерние торги» мы не проводим, максимум — вечерние приемы к юбилейным аукционам для наших клиентов. Но с понедельника по пятницу потенциальный покупатель может приехать к нам в галерею, посмотреть все лоты, поговорить со специалистами, которые расскажут о вещах, о направлении. Получается более приватное, личное обслуживание.

Можете нарисовать психологический портрет клиента, который к вам возвращается?

Первые — «настоящие коллекционеры», как я их называю, люди, которые горят этим, которым уже и вешать некуда. Они говорят нам: «Что ж вы делаете? У нас не то что вешать негде — у нас уже протиснуться негде, но вы выставляете такие лоты, что мы не можем мимо них пройти». Вторые — инвесторы, которые хотят на этом заработать. Приходят к нам и консультируются.

Это все частные лица? Идея корпоративных коллекций в России умерла?

Да. Я совсем не вижу корпоративных коллекций. Несмотря на то что часто наши клиенты — владельцы большого бизнеса, они идут по пути частного коллекционирования. Очень редко люди покупают «на компанию» — обычно только на свое имя.

И третья категория — это люди, которым просто нравятся картины, которые хотят украсить свой дом не открытками и постерами из IKEA, а вещами значимых художников, которые стоят денег, сохранят свою ценность и — я часто это слышу — «детям достанется». Что до «нового покупателя 2023 года» — я стал видеть много молодых лиц. Это люди за 30, которые не так давно заработали деньги, но это уже приличные деньги. Они могут себе позволить купить художников разной стоимости, и мы видим очень серьезные покупки. Что до гендерной составляющей — женщин среди покупателей примерно треть.

Зинаида Серебрякова. «Портрет девочки с белыми локонами». 1943.Выставлена на юбилейные 500-е торги ARTinvestment.RU. Фото: Аукционный дом ARTinvestment.RU
Зинаида Серебрякова. «Портрет девочки с белыми локонами». 1943.Выставлена на юбилейные 500-е торги ARTinvestment.RU.
Фото: Аукционный дом ARTinvestment.RU

Что будет дальше?

Внутренний рынок будет сильно расти. Другого варианта нет: вещей становится все меньше, люди их не продают, инфляция высокая, вкладываться не во что, а людям нужно во что-то вкладываться, чтобы инфляция не съедала деньги, поэтому цены на рынке искусства, мне кажется, просто обречены на рост.

Когда вымели весь авангард, начали приобретать нонконформистов. Сейчас вымели нонконформистов. Кого поднимут на щит после них?

Думаю, нонконформисты будут одними из основных, потому что они еще довольно-таки доступны, по сравнению с работами классиков. Я вполне представляю себе, что через несколько лет цены на нонконформистов вырастут вдвое. Их уже нет. Их вообще было мало. На кого потом стоит обратить внимание — пока не ясно. «Новая академия», Мамышев-Монро? Он уже дорожает. А современные художники… пока непонятно. Лихорадит, разброс цен большой. Эти живые авторы просят много денег, но рынок за ними в очереди не стоит.

Какие планы у вашего аукционного дома?

В планах — развивать аукцион дальше, подключать новые сегменты. Мы рассматриваем раздел ДПИ, с иконами, раздел современного искусства. Мы хотим заниматься первыми именами актуального искусства. Как раз сейчас начинаем копаться в этой теме. Я разговаривал с коллекционерами современного искусства, и у всех одна и та же боль: нет вторичного рынка, нет ликвидности. Они говорят: «Мы покупаем в галереях современных художников, довольно-таки дорого, и потом не можем продать». Думаю, мы сможем им в этом помочь.

Самое читаемое:
1
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
Смерть вдовы Элия Белютина Нины Молевой актуализировала вопрос, кому отойдет коллекция старых мастеров. Вспоминаем нашу статью 2015 года, так как новых фактов за это время не появилось
14.02.2024
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
2
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
Даже те, кому не понравился фильм, не отрицают, что в нем создана особая реальность, параллельная тексту Михаила Булгакова. Мы поговорили с участниками съемочной группы о визуально-пластическом языке фильма: вторых планах, цвете и важных деталях
09.02.2024
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
3
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
Выставка «Герои и современники Серебряного века» представляет «наиболее объективный и выразительный портрет эпохи». Это уже четвертая часть цикла, посвященного рубежу XIX–XX веков, времени журналов, манифестов и художественных группировок
14.02.2024
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
4
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
Одна из самых больших выставок Павла Филонова в Москве проходит в Медиацентре «Зарядье». О своих впечатлениях рассказывает писатель Дмитрий Бавильский — и приходит к выводу, что восприятие художника сильно зависит от оптимизма или пессимизма зрителя
15.02.2024
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
5
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
Эрмитаж приобрел почти полторы сотни предметов из собрания покойного мецената Юрия Абрамова, который при жизни был почетным другом музея. В их числе — прижизненный скульптурный портрет Микеланджело Буонарроти и посмертный бюст Александра I
20.02.2024
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
6
Импрессионизм как источник света в условиях нехватки воздуха
Произведения из коллекций 27 музеев России, представленные на выставке в Санкт-Петербурге, отдают дань традициям и эстетике импрессионизма, которые находили отражение в советском изобразительном искусстве разных лет
27.02.2024
Импрессионизм как источник света в условиях нехватки воздуха
7
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Ярославский художественный музей — неоднократный лауреат премии ИКОМ России, номинант и победитель ряда международных конкурсов. С 2008 года им руководит Алла Хатюхина, которую мы расспросили о необычном проекте «Три стихии» и о достижениях музея вообще
26.02.2024
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Подписаться на газету

Сетевое издание theartnewspaper.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-69509 от 25 апреля 2017 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Учредитель и издатель ООО «ДЕФИ»
info@theartnewspaper.ru | +7-495-514-00-16

Главный редактор Орлова М.В.

2012-2024 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+