18+
Материалы нашего сайта не предназначены для лиц моложе 18 лет.
Пожалуйста, подтвердите свое совершеннолетие.

Театральный дар

Актриса Екатерина Дар. Фото: Архив Екатерины Дар
Актриса Екатерина Дар.
Фото: Архив Екатерины Дар

Актриса Екатерина Дар о том, как заболела театром, чем ей нравятся съемки в кино и почему стоит увидеть новые проекты Эдуарда Боякова с ее участием

У актеров довольно часто бывают интересные и даже драматичные истории о том, как они пришли в профессию. С чего все началось для вас?

Я с детства хотела быть актрисой. Это мечта, которая прошла через всю мою жизнь. В моей довольно-таки обычной школе был очень сильный театральный кружок. Руководила им мама моей одноклассницы, режиссер по образованию, которая хотела как-то реализовать свой талант. Можно сказать, что это был полноценный театр, нас с младых ногтей учили играть по системе Станиславского. По-моему, в третьем классе мы ставили спектакль «Кошкин дом», и я как раз играла главную роль кошки. И помню, что уже тогда спросила, что делать, когда возникает пауза и герой замолкает. Хотелось понять, как придать этой паузе осмысленность. И мне объяснили, что есть такое понятие, как внутренний монолог, что я должна стоять и внутренне рассуждать о том, что происходит. И вот я молча смотрела на происходящее и про себя рассуждала: «Ага, это какой-то козлик, но одет он как-то не очень, наверное, у него нет денег на приличную одежду». А между прочим, учат этому на первых курсах театральных институтов. Хотя при этом я одновременно хотела быть еще и писательницей — получалось у меня и то и другое.

То есть вы пробовали писать?

Да. Наверное, это связано с тем, что мне нравится фантазировать, создавать в голове иллюзорные миры. И я поступила на журфак МГУ, причем довольно рано, в 15 лет, и уже в 20 его окончила. В итоге я так увлеклась писательством, что даже подумала: может, и не надо мне в актерскую среду, что это какая-то блажь, детская мечта, а работа есть работа. Но как-то раз я попала на «Трехгрошовую оперу» Кирилла Серебренникова в МХТ им. А.П.Чехова, и вся атмосфера, сам восхитительно поставленный спектакль по Брехту, музыка Курта Вайля — все это произвело на меня такое невероятное впечатление, что после я не могла уснуть всю ночь. Было ощущение, что меня что-то зовет. И я поняла, что мне нужно поступать на актерский факультет. Дальше были курсы при Школе-студии МХАТ, и эта затея из мечты превратилась уже в конкретную цель. В 21 год я поступила во ВГИК и в Театральную академию в Санкт-Петербурге, выбрала Северную столицу и уехала туда учиться. Так начался мой длинный путь обучения, который продолжается до сих пор.

Актриса Екатерина Дар. Фото: Архив Екатерины Дар
Актриса Екатерина Дар.
Фото: Архив Екатерины Дар

То есть, даже получив необходимое образование, вы продолжаете учиться?

Да, потому что актерская профессия требует постоянного совершенствования. После академии я уехала в школу Жака Лекока в Париже, затем посещала мастер-классы различных русских и европейских режиссеров, в том числе Яна Фабра. Плюс окончила Московскую школу кино, а в 2018 году стала ученицей Анатолия Васильева. В нашей профессии всегда нужно учиться, к тому же лекции и тренинги — это не только какие-то условные академические знания, это всегда встреча с кем-то и с чем-то новым, что помогает открывать себя по-новому. Для меня подобный воодушевляющий обмен энергией очень важен.

При этом вы собирались во ВГИК и окончили школу кино, то есть расчет на кинематограф тоже был?

Для меня кино и театр — это совершенно разные эмоции, где действуют свои уникальные законы, причем во всем — в постановке, игре, свете, музыке. У нас в школе кино были очень интересные занятия, которые вели Алексей Попогребский и Павел Бардин. Нам давали сцену из какого-нибудь шедевра мировой киноклассики, мы разбирали ее и тут же проигрывали на сцене, параллельно снимая действие с двух камер. И было очень интересно потом смотреть, насколько по-разному что-то смотрится на сцене и на экране, как в кино работает один прием, а на сцене захватывает внимание что-то совершенно иное.

А вам лично что ближе — театр или кино?

Это два разных направления, которые дополняют друг друга и помогают мне развиваться как актрисе. Я могу сказать, что сейчас мне ближе театр, но это, наверное, оттого, что на экране я сделала меньше, чем на сцене. Возможно, у меня еще не было той самой роли, где я смогла бы ощутить себя полностью состоявшейся как киноактриса, но очень себе этого желаю. (Смеется.)

Иммерсивный спектакль «Лубянский Гример» в Новом театре. Фото: Архив Екатерины Дар
Иммерсивный спектакль «Лубянский Гример» в Новом театре.
Фото: Архив Екатерины Дар

Может быть, дело еще и в публике, в сиюминутной реакции, которой нет в кино?

Участие в спектакле и съемки в фильме требуют разного уровня психологического подключения. И если в театре есть драйв от публики, то в кино я получаю заряд от чего-то другого: от работы с пространством, с предметами, с микродвижениями, когда, например, один взмах ресниц на крупном плане может заменить собой целый монолог. Это особое удовольствие.

Недавно состоялась премьера спектакля «Лубянский гример» в Новом театре Эдуарда Боякова, где вы играете две сразу роли. Это иммерсивная постановка. Вам близок такой формат?

Я очень люблю спектакли такого плана, это фактически современный площадной театр, комедия дель арте, старинный жанр, когда публика становится непосредственным участником действия. И все это близко актерской природе, ведь здесь есть взаимодействие со зрителем и его живая реакция, есть возможность импровизировать. «Лубянский гример» состоит из нескольких частей. Сначала это спектакль-променад, когда зрители перемещаются по особняку. Второй акт — это интермедия, и гости смотрят спектакль в спектакле, а третья часть хоть и играется на сцене, но представлена в жанре читки: актеры будто бы все вместе рассказывают историю, одновременно ее проживая и проигрывая.

Премьера спектакля «Лубянский Гример» в Новом театре. Фото: Архив Екатерины Дар. Фото: Архив Екатерины Дар
Премьера спектакля «Лубянский Гример» в Новом театре.
Фото: Архив Екатерины Дар. Фото: Архив Екатерины Дар

Вы задействованы также в новом фильме Боякова «Русский крест». Тема непростая, да и сама идея — экранизировать поэму — довольно необычная. Как вам участие в проекте?

Это фильм-легенда о покаянии, о раскаянии, о поиске человеком духовного пути. А это вопросы, с которыми в определенный момент сталкивается каждый человек. Полностью смонтированный фильм я впервые увидела на пресс-показе в «Художественном». В какой-то момент я обернулась и увидела, что слезы на глазах блестели практически у всех зрителей в зале. По моим ощущениям, картина получилась очень сильной, глубокой, и я очень горжусь своим участием в проекте и, конечно, рада, что смогла стать частью команды.

Какая роль вам отведена в фильме?

Я играю дочь главного героя в исполнении Михаила Пореченкова. Но что касается именно моего участия, то я ощущаю себя скорее частью общего ансамбля, который поддерживает развитие основной линии. А это, конечно, история Пореченкова, потому что сюжет строится именно вокруг него.

У вас есть и параллельные проекты. Расскажите о них немного.

За последние несколько лет я действительно попробовала себя в самых разных амплуа. Преподавание началось с киношколы «А-Медиа», где я давала мастер-классы по мимике и работе с лицом, причем не только для актеров, но и для людей совершенно разных профессий, которым интересно и порой тоже важно для их карьеры уметь правильно управлять своими движениями, грамотно использовать язык тела, жесты. Что касается актерского направления, у меня есть и собственные проекты. Например, аудиоспектакль-променад «Буду делать тебя звездой» с режиссером Еленой Смородиновой, который мы сделали для платформы Stereo Story. Еще есть авторский аудиоспектакль в кофейне «Муза позвонит», где я выступила автором текста — пригодилось мое журналистское образование. Недавно также снялась в главной роли в экспериментальном фильме Дианы Галимзяновой «План 9 с „Алиэкспресса“», где играла готическую принцессу. Словом, без дела не сижу.

А не появлялось мыслей посидеть в кресле режиссера?

Было и такое в моей жизни: я ставила спектакль «Акрамря» с инклюзивной группой при фонде «Инклюзион» в Центре драматургии и режиссуры. Это был удивительный опыт, который обогатил меня и актерски в том числе, но он же мне и показал, что я предпочитаю оставаться актрисой. И если и участвовать в каких-то организационно-постановочных процессах, то в тандеме с режиссером.

Самое читаемое:
1
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
Смерть вдовы Элия Белютина Нины Молевой актуализировала вопрос, кому отойдет коллекция старых мастеров. Вспоминаем нашу статью 2015 года, так как новых фактов за это время не появилось
14.02.2024
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
2
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
Даже те, кому не понравился фильм, не отрицают, что в нем создана особая реальность, параллельная тексту Михаила Булгакова. Мы поговорили с участниками съемочной группы о визуально-пластическом языке фильма: вторых планах, цвете и важных деталях
09.02.2024
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
3
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
Выставка «Герои и современники Серебряного века» представляет «наиболее объективный и выразительный портрет эпохи». Это уже четвертая часть цикла, посвященного рубежу XIX–XX веков, времени журналов, манифестов и художественных группировок
14.02.2024
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
4
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
Одна из самых больших выставок Павла Филонова в Москве проходит в Медиацентре «Зарядье». О своих впечатлениях рассказывает писатель Дмитрий Бавильский — и приходит к выводу, что восприятие художника сильно зависит от оптимизма или пессимизма зрителя
15.02.2024
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
5
Объявлен лонг-лист ХII Премии The Art Newspaper Russia
Наша газета составила традиционный список номинантов на ежегодную премию за 2023 год в пяти категориях: «Музей года», «Выставка года», «Реставрация года», «Книга года», «Личный вклад». Знакомьтесь с ее лонг-листом. Лауреаты будут объявлены 13 марта
08.02.2024
Объявлен лонг-лист ХII Премии The Art Newspaper Russia
6
Мировые выставки — 2024: от двух Микеланджело в Лондоне до самой дорогой картины Метрополитен-музея
Коллеги из The Art Newspaper из множества выставок, которые ежегодно проводятся в мире, выбрали самые интересные и поделились подробностями
05.02.2024
Мировые выставки — 2024: от двух Микеланджело в Лондоне до самой дорогой картины Метрополитен-музея
7
Новым попечителем Музея русского импрессионизма стал Владимир Воронин
Музей русского импрессионизма, ранее находившийся под патронажем своего основателя Бориса Минца, объявил о смене партнера-попечителя. Новым попечителем станет предприниматель, акционер ГК ФСК Владимир Воронин
15.02.2024
Новым попечителем Музея русского импрессионизма стал Владимир Воронин
Подписаться на газету

Сетевое издание theartnewspaper.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-69509 от 25 апреля 2017 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Учредитель и издатель ООО «ДЕФИ»
info@theartnewspaper.ru | +7-495-514-00-16

Главный редактор Орлова М.В.

2012-2024 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+