Малевич и художники его круга предстают реальными на выставке в Еврейском музее

Пострадавшая от рук вандала и недавно отреставрированная картина «Три фигуры» Анны Лепорской на выставке «Мир как беспредметность». Фото: Софья Багдасарова/The Art Newspaper Russia
Пострадавшая от рук вандала и недавно отреставрированная картина «Три фигуры» Анны Лепорской на выставке «Мир как беспредметность».
Фото: Софья Багдасарова/The Art Newspaper Russia

Выставка «Мир как беспредметность. Рождение нового искусства: Казимир Малевич, Павел Филонов, Марк Шагал, Анна Лепорская и другие» началась в Еврейском музее и центре толерантности. Андрей Сарабьянов и Юлия Каптановская рассказали нам о своем проекте

Чем выставка в Москве отличается от екатеринбургской версии, которую показали в Ельцин Центре прошлой зимой?

Андрей Сарабьянов: Количество экспонатов возросло с 80 примерно до 100. В московском варианте выставки, названной в честь трактата Малевича «Мир как беспредметность», мы немного поменяли состав произведений. Вместо авангардного фарфора из Русского музея мы показываем посуду из Эрмитажа; добавился супрематический фарфор из собрания музея-усадьбы «Кусково», который стал для нас открытием. Там даже оказался фарфор Василия Кандинского (он, конечно, не типичный герой нашей выставки, но от такого невозможно отказаться). Некоторые вещи из Третьяковки представлены новые, графика другая совсем. А главное, довольно серьезно поменялась концепция: благодаря нашим креативным коллегам из «Энциклопедии русского авангарда», возникла идея сделать интерактивное общение со зрителями, которым будут рассказывать о героях выставки.

Почему вы решили добавить этот аспект?

Юлия Каптановская: Во-первых, основатель Еврейского музея Александр Борода понимает, что у музея есть своя аудитория, и он всегда за то, чтобы в каждой выставке был какой-то интерактив, общение со зрителем, помимо привычных уже мультимедиа. Во-вторых, обычный зритель, плохо знакомый с авангардом, не ориентируется в нем, не понимает, почему это важно. Поэтому мы решили сделать сложное простым. Спецпроект называется «Я — Малевич». Мы выбрали для него десять персонажей. Вы сможете, используя телефон, наушники, сайт-лендинг и QR-код, прослушать историю, перевоплотиться в одного из персонажей авангарда, ощутить всю эту выставку «от первого лица». Там тексты очень трогательные, небанальные. Слушая их, вы оказываетесь на месте рассматриваемого художника, ощущаете, что сейчас вы сидите без заказов, а теперь оказались в тюрьме, а вот вынуждены эмигрировать. Это больше чем аудиогид. И чтобы завершить эту историю, в конце выставки вам будет предложено принять участие в интерактиве и совершить некое действие.

Фрагмент экспозиции «Мир как беспредметность. Рождение нового искусства» в Еврейском музее и центре толерантности. Фото: Софья Багдасарова/The Art Newspaper Russia
Фрагмент экспозиции «Мир как беспредметность. Рождение нового искусства» в Еврейском музее и центре толерантности.
Фото: Софья Багдасарова/The Art Newspaper Russia

Что еще добавлено в московский вариант проекта?

А.С.: В Екатеринбурге частью выставочной архитектуры был «витебский трамвай» — макет, на котором мы восстановили раскраску по эскизам Нины Коган. В Москве более сложная версия этого трамвая. За его окнами пробегают виды Витебска того времени.

Другой важный зрелищный экспонат — архивный фильм 1923 года, запечатлевший открытие «Выставки петроградских художников всех направлений». Это, в частности, единственная видеофиксация живого, двигающегося Малевича. Еще там Татлин сидит в экспозиции, возле своих картин. Уникальная лента была обнаружена достаточно давно искусствоведом Ириной Коккинаки в архиве Красногорска, но не была широко известна. Мы ее восстановили, изучили и теперь показываем. Мы провели огромную работу по идентификации мелькающих в ленте персон и произведений искусства. Там всего около трех минут, но идентификация шла очень трудно. Ведь большинство этих людей мы знаем по застывшим фотографиям или портретам, у нас есть привычный шаблон их облика. А тут эти люди в движении, уловить черты лица очень трудно. Эта кинохроника будет проецироваться на выставке в закольцованном варианте, а те из ее персонажей, которые стали нашими героями, будут снабжены всплывающими «бирками» с фамилиями. Посторонних, например соцреалистов, мы решили на этот раз не подписывать, хотя их тоже опознали: Бродского, Рылова и других. Быть может, во время работы выставки сделаем презентацию этих открытий. Кроме того, нам удалось опознать произведения искусства, запечатленные в кинохронике, — и внезапно мы поняли, что некоторые из них сохранились, хорошо известны, и, более того, мы отобрали их для экспонирования на нашей выставке! Так совпало.

Фрагмент экспозиции «Мир как беспредметность. Рождение нового искусства» в Еврейском музее и центре толерантности. Фото: Софья Багдасарова/The Art Newspaper Russia
Фрагмент экспозиции «Мир как беспредметность. Рождение нового искусства» в Еврейском музее и центре толерантности.
Фото: Софья Багдасарова/The Art Newspaper Russia

Например, какие?

Ю.К.: Скажем, мы отобрали двустороннюю картину, на которой на одной стороне «Композиция» Льва Юдина, а на другой — «Встреча зари» Константина Рождественского. На кинохронике 1923 года эта картина присутствует, но она еще односторонняя, Рождественский украсит оборот только в 1930-е. Кстати, в каталоге Третьяковской галереи живопись Юдина датируется просто «серединой 1920-х годов», так что, благодаря фильму, ее теперь можно датировать точнее.

Также у нас есть деревянная композиция Михаила Матюшина «Свободное движение», из корней, и мы нашли ее в кинохронике. Композиция сейчас хранится в Вятском художественном музее. Любопытно, что в фильме ее деревянные части собраны несколько иначе, чем сейчас. Дело в том, что реставраторы, которые работали над этой скульптурой, нам честно говорили, что они не знают, как точно ее собрать.

Юдин ведь оказался особенно важной фигурой для этой выставки?

А.С.: Этот художник, ученик Малевича, погибший молодым в 1941 году, в обоих вариантах выставки, московском и екатеринбургском, стал основным проводником для зрителя. Цитаты из его обширного дневника, который он вел всю жизнь, — это лейтмотив. Дневник был опубликован с помощью «Энциклопедии русского авангарда» научным консультантом нашей выставки Ириной Карасик в 2017 году.

Благодаря оценкам Юдина — человека очень тонкого, трепетного, эмоционального — его учитель Малевич и другие художники этого круга предстают более реальными. На выставке всего три картины Юдина, но зритель обязательно запомнит этого художника.

Какие еще любопытные предметы были отобраны кураторами?

Ю.К.: Мы, конечно, показываем витебскую конфронтацию «Шагал — Малевич». Пять работ Марка Шагала выставлены напротив работ Казимира Малевича и его учеников, и легко представить себе, как ученики перебегали от одного к другому. А открывает выставку «Витебск» Роберта Фалька. Он не участвовал в этой борьбе, зато прекрасно написал главный ее город. Много живописи мы отобрали из региональных музеев, ее редко можно увидеть в Москве. ГМИИ им. А.С.Пушкина дал нам свое недавнее приобретение — графику Клары Розенгольц, в Екатеринбурге она выставлялась впервые. Много работ предоставил витебский музей. Из Томска прибыла картина неизвестного художника, который явно был учеником Малевича. Надеемся, этот показ даст толчок к ее изучению.

Фрагмент экспозиции «Мир как беспредметность. Рождение нового искусства» в Еврейском музее и центре толерантности. Фото: Софья Багдасарова/The Art Newspaper Russia
Фрагмент экспозиции «Мир как беспредметность. Рождение нового искусства» в Еврейском музее и центре толерантности.
Фото: Софья Багдасарова/The Art Newspaper Russia

И вы ведь снова покажете «Три фигуры» Лепорской, как в Екатеринбурге?

А.С.: Да, Третьяковская галерея опять дала нам картину Анны Лепорской, отреставрированную после нападения. И теперь мы показываем это полотно еще и с той идеей, что вандализм, который существует в мире, по отношению к изобразительному искусству в особенности, — с ним можно бороться и можно преодолевать его. То, что картина была испорчена, но теперь она снова показывается на выставке в первозданном виде, — это доказательство того, что вандализм можно победить. (Впрочем, на выставке картина уже закрыта стеклом.)

Еврейский музей и центр толерантности
«Мир как беспредметность. Рождение нового искусства: Казимир Малевич, Павел Филонов, Марк Шагал, Анна Лепорская и другие»
До 19 февраля 2023

Самое читаемое:
1
Юлия Петрова: «Наши выставки — это не просто картины, развешанные по стенам»
Музей русского импрессионизма задумали в 2012 году. Четыре года спустя он обосновался в перестроенном для него здании — и с тех пор не позволяет о себе забывать. Мы поговорили с директором музея об успехах, проблемах и возможных перспективах
11.01.2023
Юлия Петрова: «Наши выставки — это не просто картины, развешанные по стенам»
2
Барельефы Сергея Меркурова остались на «Динамо»
Монументальные панно с исторического здания 1930-х годов сделали центром публичного арт-пространства
12.01.2023
Барельефы Сергея Меркурова остались на «Динамо»
3
Золотое кольцо неустановленного размера
Туристическому маршруту, а заодно и историко-культурному проекту под названием «Золотое кольцо России» исполнилось 55 лет. Рассказываем, кто его придумал и сколько городов в него входит
17.01.2023
Золотое кольцо неустановленного размера
4
В Малаге по-прежнему показывают русское искусство
В то время как Русский музей приостановил выдачу экспонатов в свой филиал в испанской Малаге, там впервые выставлена значимая частная коллекция русского искусства, собранная за два десятилетия лондонским предпринимателем Дженни Дуган-Чепмен Грин
19.01.2023
В Малаге по-прежнему показывают русское искусство
5
Роботы и художники: от Александры Экстер до Яёи Кусамы
Робот в обличье японской художницы Яёи Кусамы, пишущий картины в витрине бутика Louis Vuitton в Нью-Йорке, побудил нас вспомнить самые выразительные образы роботов в искусстве
13.01.2023
Роботы и художники: от Александры Экстер до Яёи Кусамы
6
Генрих Шлиман: человек, который во второй раз разрушил Трою
Имя Генриха Шлимана окружено мифами почти так же плотно, как история города, поискам которого он посвятил всю жизнь. Его юбилей отмечают во всем мире
12.01.2023
Генрих Шлиман: человек, который во второй раз разрушил Трою
7
Робот в образе Яёи Кусамы пишет картины в витрине магазина
Концерн LVMH, привлекший к сотрудничеству над коллекцией для Louis Vuitton Яёи Кусаму, стилизовал магазины бренда под миры японской художницы
10.01.2023
Робот в образе Яёи Кусамы пишет картины в витрине магазина
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+