Активистка, арестантка, галеристка и просто рассказчица

Пьер Жаме. Дина Верни на дороге Вильнёв-сюр-Овер. 1937. Фрагмент снимка. Фото: Corinne Jamet
Пьер Жаме. Дина Верни на дороге Вильнёв-сюр-Овер. 1937. Фрагмент снимка.
Фото: Corinne Jamet
№ 104, сентябрь 2022
№ 104
Материал из газеты

В конце своего долгого пути Дина Верни, натурщица Майоля и звезда парижского галерейного мира, много и откровенно беседовала с писателем и режиссером Аленом Жобером. Ее мемуары были бы похожи на приключенческий роман, если бы не были чистой правдой

Книга «Дина Верни. История моей жизни, рассказанная Алену Жоберу» очаровывает как невероятными приключениями, выпавшими на долю натурщицы Аристида Майоля, которая стала впоследствии легендарной парижской галеристкой, так и ее острым языком, независимостью и силой характера.

В одном из эпизодов Дина Верни (1919–2009) вспоминает, как во время войны и оккупации Франции сюрреалисты томились в ожидании возможности переправиться в Америку. Прячась на вилле в горах, они от тоски играли в «изысканный труп» (в нашем обиходе — в «чепуху»), а еще у них была игра в «правду» — надо было быстро и честно отвечать на не всегда приятные вопросы. В каком-то смысле серия интервью, которые знаменитая галеристка дала на склоне лет, в начале 2000-х, когда ей было уже за 80, писателю и режиссеру Алену Жоберу, кажется фантастическим смешением этих двух игр.

При всей хронологической последовательности истории — от детства в богатом доме дяди в Бессарабии, где она каталась на лифте для подъема еды из кухни в столовую, и бегства с родителями из революционной России в Париж до счастливой старости в статусе гранд-дамы французского искусства — книга поражает калейдоскопом сменяющихся картин, которые как будто надерганы из самых разных жизней, а не из одной-единственной.

Жобер А. Дина Верни. История моей жизни, рассказанная Алену Жоберу. М.: Музей современного искусства «Гараж», 2022. 288 с.: ил.
Жобер А. Дина Верни. История моей жизни, рассказанная Алену Жоберу. М.: Музей современного искусства «Гараж», 2022. 288 с.: ил.

Вот она юная натурщица престарелых мэтров — Дина подробно рассказывает, как позировала не только Аристиду Майолю, но и его друзьям Пьеру Боннару, Андре Дерену, Анри Матиссу. Кстати, этот самый знаменитый и самый сомнительный с точки зрения нынешней этики эпизод ее биографии получает из первых уст вполне логичное обоснование. Оказывается, Дина чуть ли не с 14 лет была, что раньше называлось, «натуристкой». Ездила по всей Франции только входившим в моду автостопом с рюкзаком за плечами в компании таких же вольных юнцов, ночевала на природе — и ей было нетрудно обнажиться и для искусства. Спустя годы, став душеприказчицей скульп­тора, она откроет музей Майоля в Париже — ее едкие замечания об этом нелегком деле могут пригодиться всем мечтающим о чем-то подобном.

Сюрпризом для многих читателей станет то, что в книге так много политики — упоминаний о всевозможных политических организациях и движениях, но, что поделать, Дина Верни с младых ногтей была и активисткой, пойдя по стопам своего отца — «меньшевика», как она его характеризует, посидевшего и в царской тюрьме, а жизнь окончившего в Освенциме.

Себя она называет то анархисткой, то эсеркой, то троцкисткой, но главное — убежденной антисталинисткой (во Франции при этом тогда у Сталина было много сторонников). Отсюда и ее дружба с Виктором Сержем, потомком террориста Николая Кибальчича, и ее подвиг, совершенный ради неофициальной русской культуры, а именно знаменитый диск «Песни ГУЛАГа», записанный ею после визитов в хрущевский СССР. Более 20 лагерных песен она тогда выучила наизусть, поскольку нельзя было провезти через границу никакие тексты, а потом они вернулись в Россию уже как тамиздат.

Дина и «Гармония» Аристида Майоля. Ок. 1943.  Фото: Fondation Dina Vierny/Musée Maillol
Дина и «Гармония» Аристида Майоля. Ок. 1943.
Фото: Fondation Dina Vierny/Musée Maillol

Необходимо упомянуть и о другом ее свершении — открытии для европейской публики тогда подпольных Эрика Булатова, Ильи Кабакова, Владимира Янкилевского. Она первой стала показывать их работы в своей галерее на улице Жакоб, 36 (этой институции посвящена одна из глав). Среди прочих открытых ею героев — Серж Поляков, с которым она познакомилась в цыганском хоре, где он был гитаристом, и скульптор Корнелис Зитман, которого Дина буквально раскопала где-то в мексиканских дебрях.

Пение было важной частью ее жизни. Она пела даже в тюрьме Фрер, где провела полгода за участие в движении Сопротивления — конкретно за то, что нелегально переводила через границу между Францией и Испанией беженцев и партизан (Верни вспоминает, что у нее было прозвище Безумная Коза; нуждавшиеся в переправе узнавали ее в кафе по красному платью). Она очень трогательно рассказывает, что у приговоренных к расстрелу спрашивала, какие песни им нравятся, — их им и пела через окно. Ален Жобер буквально пытает ее, как в гестапо, вопросами о том, как же ей все-таки удалось выйти из застенков. И да, она честно отвечает: с помощью Арно Брекера, главного скульптора Третьего рейха. Впрочем, через пару страниц она называет его произведения «блевотными», объясняя, почему отказала ему в выставке.

Вилли Мейволд. Дина и ее лошади. 1963–1964. Фото: Fondation Dina Vierny/Musée Maillol
Вилли Мейволд. Дина и ее лошади. 1963–1964.
Фото: Fondation Dina Vierny/Musée Maillol

Помимо искусства, Верни коллекционировала массу других вещей — от кукол и рукописей до лошадей и старинных колясок. Но больше всего поражает ее коллекция знаменитых личностей, с которыми ей довелось общаться — от их вереницы просто начинает рябить в глазах. Она снималась у Жана Ренуара, кокетничала с Андре Бретоном, выступала с Жаком Превером, обедала с Пабло Пикассо, продавала картины Билли Уайлдеру, ходила на сеанс психоанализа к Жаку Лакану, дерзила де Голлю («мой генерал, у вас взгляд как у моей кошки Чики») и не стеснялась рассказывать, что другой французский президент, Франсуа Миттеран, любил в ее галерее потрогать зитмановскую скульптуру Венеры «за ее половую щель».

Практически для каждого героя или ситуации у нее находится свой анекдот или острота, и именно за такую неформальную оценку мы и любим мемуары. В книге встречаются примечания Алена Жобера и издателей в духе «это не совсем соответствует действительности», но небольшие ошибки и преувеличения столь увлекательный рассказ о прожитой жизни совершенно не портят. 

Самое читаемое:
1
В Испании на будущей плантации авокадо обнаружили большой мегалитический комплекс
Археологи, работающие на территории объекта, возраст которого составляет около 7 тыс. лет, каталогизировали более 500 менгиров
07.09.2022
В Испании на будущей плантации авокадо обнаружили большой мегалитический комплекс
2
Главные выставки осени: от палеолитических венер до Мельникова
А также «Египетский сервиз» Наполеона, фламандцы и носороги — собрали для вас все самое лучшее в грядущем выставочном сезоне Москвы и Петербурга
02.09.2022
Главные выставки осени: от палеолитических венер до Мельникова
3
Как королева Елизавета II управляла величайшей мировой коллекцией искусства
Во время своего правления Елизавета II открыла Королевскую коллекцию для публики. Одно из последних великих европейских королевских собраний, сохранившихся в неприкосновенности, представляет собой ретроспективу вкусов за более чем 500 лет
09.09.2022
Как королева Елизавета II управляла величайшей мировой коллекцией искусства
4
В окрестностях Багдада обнаружен древний город
Исторически сложилось так, что почти вся иракская археология сосредоточена на объектах в междуречье Тигра и Евфрата. А вот новая находка отсылает к истории Парфянского царства — и этот тренд выглядит не менее перспективным
16.09.2022
В окрестностях Багдада обнаружен древний город
5
Ученые рассмотрели новые детали на «Молочнице» Вермеера
Анализ полотна «Молочница» Яна Вермеера перед его большой выставкой в Рейксмузеуме показывает, что художник работал намного быстрее, чем предполагалось ранее, и жертвовал деталями в пользу лаконичности
09.09.2022
Ученые рассмотрели новые детали на «Молочнице» Вермеера
6
Третьяковка покажет проекты, посвященные Дягилеву, Рериху и Грабарю
Директор Третьяковской галереи Зельфира Трегулова вместе с коллегами рассказала о новых приобретениях и раскрыла подробности будущих выставок
21.09.2022
Третьяковка покажет проекты, посвященные Дягилеву, Рериху и Грабарю
7
Художественный музей Берна расскажет все, что узнал о коллекции Гурлитта
Таинственную коллекцию, которую десятилетиями прятал наследник нацистского арт-дилера, покажут на выставке в Швейцарии после подробного исследования
05.09.2022
Художественный музей Берна расскажет все, что узнал о коллекции Гурлитта
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+