Космические интерьеры Галины Балашовой: более земные, чем на Земле

Галина Балашова. Эскиз орбитальной станции «Мир». Фото: DOM publishers
Галина Балашова. Эскиз орбитальной станции «Мир».
Фото: DOM publishers
№103, июль-август 2022
№103
Материал из газеты

Иллюстрированный альбом-монография, выпущенный к 90-летию создательницы орбитального дизайна, показывает ее работу в самых разных аспектах. Особый интерес представляют эскизы проектов Балашовой, прежде мало кем виденные

Еще до начала эпохи освоения космоса художники и архитекторы, увлеченные идеями космизма, грезили созданием внеземных жилищ для человека. Так, Казимир Малевич фантазировал о планитах для землянитов, то есть воздушных домах для землян, его ученик Лазарь Хидекель делал эскизы космической архитектуры на основе супрематических форм, а Георгий Крутиков в 1928 году произвел фурор своим дипломным проектом «Летающего города». То, что было для них утопией, стало рабочей рутиной для Галины Балашовой, которая на протяжении почти 30 лет занималась проектированием интерьеров космических кораблей и орбитальных станций для советской космической программы.

Имя этой женщины, на практике ставшей пионером космического дизайна и архитектуры, легко могло кануть в Лету: труд ее в советское время был засекречен, а подписывать работы, как правило, запрещалось. Вывести Балашову «из сумрака анонимности» взялся немецкий архитектор и издатель Филипп Мойзер. В 2015 году он организовал ее персональную выставку во Франкфурте-на-Майне и подготовил альбом-монографию, который сегодня переиздан в усовершенствованном, юбилейном варианте (героине альбома в конце прошлого года исполнилось 90 лет) на трех языках: русском, английском и немецком. В книге представлены десятки чертежей и акварельных эскизов, визуализирующих интерьеры для невесомости (один из них — прямо на обратной стороне супер­обложки), а также автобиография Балашовой, интервью с ней и другие материалы. Сейчас ее проекты хранятся в московском Музее космонавтики.

Мойзер Ф. «Галина Балашова. Архитектор советской космической программы». Берлин: DOM publishers, 2022 192 с.: ил.
Мойзер Ф. «Галина Балашова. Архитектор советской космической программы». Берлин: DOM publishers, 2022 192 с.: ил.

Из книги мы узнаем, что Галина Балашова была привлечена к работе в особом конструкторском бюро ОКБ-1 еще при жизни Сергея Королева. Тогда, в 1963 году, там был спроектирован корабль «Союз», пригодный для длительных полетов. Если в прежних кораблях, «Восток» и «Восход», человек помещался в тесном спускаемом аппарате, то теперь ему требовалось пространство для жизни на орбите — этот отсек стали называть орбитальным. Сделать его уютным поручили Балашовой. Так в «Союзе» появился условный «сервант», где были спрятаны разнообразные приборы, и «диван» для отдыха. Поверхности были обиты ворсистой тканью, к которой можно было крепить предметы — и даже самих себя — при помощи липучек. В ходе совместной миссии «Союз — Аполлон» американские астронавты отметили, что чувствуют себя на советском корабле как в хорошем отеле — у них на «Скайлэбе» все было в металле и использовались неудобные крепления.

Подход Балашовой к оформлению орбитальных отсеков был прежде всего гуманистическим. Она отказалась от футуристических интерьеров, подчеркивающих состояние невесомости, в пользу интерьеров, учитывающих человеческие привычки. Иллюзию «весомости» архитектор создавала, используя цвет: «пол» был темным, а «потолок» — светлым. Принцип, по ее словам, был таков: «Если сделать помещение удобным для жизни на Земле, то оно будет удобным и в космосе. Больше того: надо делать даже более земное, чем на Земле!»

Галина Балашова. Интерьер Лунного орбитального корабля (1970). Фото: DOM publishers
Галина Балашова. Интерьер Лунного орбитального корабля (1970).
Фото: DOM publishers

Книга развеивает романтический флер, которым для многих окутана профессия Балашовой. Архитектор рассказывает, например, как начальство вынудило ее отказаться от авторского паспорта (и соответственно, от авторских отчислений) на эмблему программы «Союз — Аполлон», утвержденную в НАСА и облетевшую весь мир на сувенирной продукции. А над схемой компоновки пространства станции «Мир», которая затем использовалась и при проектировании МКС, она трудилась, уже выйдя на пенсию и подрабатывая, как ни удивительно, сторожем.

Пожалуй, самое поэтичное в профессии «космического архитектора» — то, что реализованные проекты бесследно пропадают для зрителя: парят где-то на орбите или сгорают в атмосфере Земли, ведь по окончании миссий космонавты возвращаются домой в специальных спускаемых капсулах, тогда как остальные детали корабля превращаются в космический мусор. Однако мы можем ознакомиться с творчеством Балашовой в формате «бумажной архитектуры» на страницах красивой книги. 

Самое читаемое:
1
Иконы из музеев — в церкви: как повлияют на сохранность памятников изменения в законе
Нас ждет потрясение музейных основ: закон о Музейном фонде РФ могут изменить, чтобы облегчить церкви получение икон из государственных музеев. Их руководители прогнозируют, чем это может обернуться, и говорят о непременных условиях передачи
05.08.2022
Иконы из музеев — в церкви: как повлияют на сохранность памятников изменения в законе
2
От перемены мест картин их восприятие меняется
Для выставки «Брат Иван. Коллекции Михаила и Ивана Морозовых» Пушкинский музей создал в своих залах идеальный музей шедевров
02.08.2022
От перемены мест картин их восприятие меняется
3
Как Испанская республика спасла шедевры Прадо
Во времена гражданской войны испанские власти и международное сообщество создали уникальный прецедент по охране наследия в условиях вооруженного конфликта. Позже эту историю назвали «самой крупной в мире операцией по спасению произведений искусства»
29.07.2022
Как Испанская республика спасла шедевры Прадо
4
«Архстояние»: «Шесть соток» и прочие символы счастья
В деревне Никола-Ленивец Калужской области прошел очередной фестиваль «Архстояние», от которого останется несколько монументальных произведений и масса впечатлений
01.08.2022
«Архстояние»: «Шесть соток» и прочие символы счастья
5
Клуб коллекционеров графики обзавелся аукционом
Новый аукционный дом, основанный коллекционером Сергеем Подстаницким и правнуком основателя музея Тропинина Степаном Вишневским и занимающийся только графикой, вот-вот проведет свои вторые торги
26.07.2022
Клуб коллекционеров графики обзавелся аукционом
6
Технологии воссоздали кошмары Уильяма Блейка
Самые мрачные из видений художника, поэта и мистика воссозданы при поддержке Музея Гетти и Apple средствами дополненной реальности. Проект осуществил художественный дуэт Tin&Ed и озвучил хип-хоп-продюсер Just Blaze
02.08.2022
Технологии воссоздали кошмары Уильяма Блейка
7
Теплые вещи: чем хорош народный дизайн
Что такое народное творчество сегодня, как проявляются представления о красоте в бытовой жизни, что превращает наивные поделки в настоящие произведения искусства — на эти вопросы пытается ответить проект «Эстетика бриколажа» в Музее ДПИ
01.08.2022
Теплые вещи: чем хорош народный дизайн
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+