Сохранять устойчивость в культуре и роскоши

Кроссовер Audi e-tron S. Фото: Audi
Кроссовер Audi e-tron S.
Фото: Audi

Благоприятное для планеты сосуществование на ней человека и природы, науки и технологий, роскоши и искусства становится все более важной проблемой. Как справляются с ней мировые бренды и знаменитые художники?

Русский язык, как бы велик он ни был, пока не вывел столь же емкого понятия, как английское sustainability, в отношении темы устойчивого развития, но суть от этого не меняется. Заинтересованность в благоприятном сосуществовании, развитии и сохранении планеты становится все более актуальной на протяжении последних десятилетий, когда индустриализация добралась даже в отдаленные уголки мира, а состояние экосферы все больше волнует ученых.

Впервые определение тому, что такое «устойчивое развитие», дала в 1987 году премьер-министр Норвегии Гру Харлем Брундтланд в докладе Международной комиссии по окружающей среде: «Устойчивое развитие означает такое использование естественных ресурсов, вложение капиталов, технологический прогресс и институциональные изменения, которые будут покрывать как будущие, так и существующие нужды». Рассуждения о том, что безудержный количественный рост потребляемых современным обществом товаров привел к тому, что все забыли о росте качественном, по-своему стали двигателем новых технологий и поводом к появлению новых этических принципов. Хотя пока изменившиеся стандарты качества жизни и нормы потребления высокоразвитых стран просто невозможно распространить на все человечество. По одной из предложенных sustainability-активистами стратегий мерой общественного богатства должно стать право сохранения самобытности, формирования гармонично развитой личности, а мерой успешности человека — возможность развиваться творчески, получать фундаментальное образование, иметь доступ к мировым достижениям в области культуры и искусства. Все это необходимо человеку, чтобы он не уничтожил планету.

В международной повестке дня, принятой ООН в сентябре 2015 года, культура впервые рассматривалась в качестве фактора устойчивого развития — беспрецедентное признание ее роли в построении лучшего будущего. На это откликнулись многие представители мира искусства, культуры и производства предметов роскоши. Два года назад саммит моды в Копенгагене был полностью посвящен устойчивому производству одежды, а Франция ввела запрет на уничтожение остатков непроданных коллекций люксового сегмента — небывалое решение для страны, где располагается одна из столиц мира роскоши. Самые известные модные Дома один за другим отказываются от натурального меха в пользу синтетических аналогов — при условии, что подобные аналоги должны быть созданы и могут быть утилизированы без вреда для окружающей среды.

«Щенок» Джеффа Кунса у Музея Гуггенхайма в Бильбао. Фото: Guggenheim Bilbao
«Щенок» Джеффа Кунса у Музея Гуггенхайма в Бильбао.
Фото: Guggenheim Bilbao

Крупнейшие люксовые конгломераты разрабатывают новые стандарты обращения с животными, задействованными в модной индустрии и текстильной промышленности, и выпускают мультимедийные инструкции по устойчивому развитию. Появляются целые веганские коллекции и базовые линейки; осуществляется контроль ответственного отношения к производству у поставщиков сырья. Один шведский массмаркет-бренд и вовсе принимает на переработку вещи любых производителей в фирменных магазинах по всему миру. Один из крупнейших в мире и самых известных американских производителей электронных гаджетов еще восемь лет назад построил завод с полностью автономным энергоснабжением, которое обеспечивается целым полем солнечных батарей. Соответственно, выбросов в атмосферу от такого производства нет вовсе, а углеродный след минимален.

Автомобильные компании были одними из первых, кто задумался об альтернативных источниках топлива, чтобы сократить выбросы в атмосферу. Вариантов было много: водородные двигатели, топливо из отходов сельскохозяйственного производства, гибридные варианты использования бензина и электричества. Но электричество, конечно, победило. Сейчас все крупные бренды имеют в своем арсенале электромобили. К примеру, у немецкой марки Audi флагманом в области sustainability считается ее серийный и полностью электрический кроссовер Audi e-tron S c тремя электродвигателями, который по своим характеристикам превосходит многие модели на двигателях внутреннего сгорания. Плюс нужно не забывать, что Audi — это премиальная марка, от которой ждут максимального комфорта внутри и фирменных черт снаружи. Дизайнеры и инженеры бренда с четырьмя кольцами на логотипе постарались на славу, поэтому ни в одной модификации прогрессивного Audi e-tron не пришлось жертвовать ни внешним, ни внутренним оформлением, ни многообразием ассистирующих систем, которыми славится марка, ни даже широкими возможностями кастомизации, — в этом электрическом кроссовере сохранилось (а местами даже улучшилось) все от его бензиновых предшественников.

Кроссовер Audi e-tron S. Фото: Audi
Кроссовер Audi e-tron S.
Фото: Audi

Audi e-tron S, который оснащен фирменным полным приводом quattro и адаптивной спортивной пневмоподвеской, разгоняется до 100 км/ч всего за 4,5 с, а в режиме Boost этот электромобиль выдает мощность в 503 л. с. При этом сверхъемкие батареи с интеллектуальной рекуперацией обеспечивают запас хода до 372 км. Пополнить запас энергии в Audi e-tron так же просто, как и ездить на нем. В домашних условиях для этого предусмотрена компактная зарядная система, а на высоковольтной зарядной станции (High Power Charging) зарядка батареи от 5 до 80% займет всего полчаса. Одно из самых прогрессивных нововведений этой модели — виртуальные наружные зеркала заднего вида, изображение с которых передается на высококонтрастные OLED-дисплеи в салоне авто.

Это электрическое творение высоких технологий Audi — лишь первый шаг на пути к повсеместной электрической мобильности бренда. Согласно новой стратегии уже в 2025 году компания запланировала реализовать около 800 тыс. электромобилей более 20 моделей. Кроме того, комплексный подход Audi к сохранению ресурсов нашел свое воплощение и в другой области: электромобиль Audi e-tron стал первым премиальным автомобилем, который сошел с конвейера углеродно-нейтрального производства Audi в Брюсселе. В планах к 2030 году сделать таким каждое предприятие марки по всему миру.

Кроссовер Audi e-tron S. Фото: Audi
Кроссовер Audi e-tron S.
Фото: Audi

Конечно, идеи устойчивого развития не могли не коснуться и сферы творчества. Еще в 1980-х появился термин Sustainable art — «устойчивое искусство», хотя сейчас можно встретить и другие определения. Уже сегодня многие арт-дилеры стали возить произведения искусства поездом или по морю, чтобы минимизировать свой карбоновый след, а художники все больше размышляют об изменении климата. Выставки, отдельные проекты, конференции и круглые столы о связи культуры и устойчивого развития постоянно проходят по всему миру. Особенно в последнее время, из-за обрушившейся на планету пандемии. Главная ярмарка современного искусства Art Basel всегда была средоточием самых волнующих трендов на рынке — неудивительно, что последние два года ее центральной темой выступают глобальное потепление и размышления по поводу сохранения планеты. Московский «товарищ» Art Basel — ярмарка Cosmoscow, а точнее, Фонд поддержки современного искусства Cosmoscow не отстает: им был организован ряд дискуссий на тему «Углеродный след искусства».

Олафур Элиассон. «Противотуманная фара». Версаль. 2016. Фото: Anders Sune Berg
Олафур Элиассон. «Противотуманная фара». Версаль. 2016.
Фото: Anders Sune Berg

Сейчас можно говорить уже о целом поколении современных художников, которые придерживаются принципов sustainability. В дайджесте аукционного дома Christie’s в апреле прошлого года были названы восемь ведущих художников в этой области. Среди них, к примеру, Джастин Брайс Гуарилия, изучавший гренландский ледяной покров вместе с НАСА, нигериец Эль Анацуи, создающий крупные инсталляции из пластиковых отходов вроде крышек от бутылок, и Олафур Элиассон, датско-исландский мастер творить пространства на стыке искусства и науки (отличный пример — его искусственное солнце, которое взошло в Турбинном зале Тейт Модерн еще в 2003 году, или «Желтый коридор» — его можно пройти на открытой сейчас в Третьяковской галерее выставке «Многообразие. Единство»). Хотя, конечно, одной восьмеркой тут не ограничишься.

Recycle Group. «Лес истекших ссылок». Фото: ЦВЗ «Манеж»
Recycle Group. «Лес истекших ссылок».
Фото: ЦВЗ «Манеж»

В России идеи устойчивого развития в арт-среде тоже не новы. Выставки на эту тему часто можно увидеть в музее «Гараж», где существует целый департамент устойчивого развития, который занимается разработкой и внедрением практик и методик для существенного сокращения негативного воздействия институции на окружающую среду, включая отслеживание разработки, производства, переработки и вторичного использования продукции, производимой музеем. Что касается художников — вполне справедливо передовиками в этом вопросе можно назвать Recycle Group, арт-дуэт Андрея Блохина и Георгия Кузнецова, чью выставку, к слову, сейчас можно увидеть на «Винзаводе». Молодые, смелые и талантливые, они иронично перерабатывают (отсюда и название Recycle) известные образы и одноразовые материалы, подключая к осязаемым объектам возможности дополненной реальности. Одно из последних произведений дуэта — проект «Лес истекших ссылок». Инсталляция, имитирующая тропический ландшафт, потребовала создания специальной машины, производящей изделия из переработанного пластика. Получились настоящие заросли пластиковых деревьев с черной листвой, где узор из жилок на листьях заменили истекшие интернет-ссылки, ведущие в никуда.

Самое читаемое:
1
Юлия Петрова: «Наши выставки — это не просто картины, развешанные по стенам»
Музей русского импрессионизма задумали в 2012 году. Четыре года спустя он обосновался в перестроенном для него здании — и с тех пор не позволяет о себе забывать. Мы поговорили с директором музея об успехах, проблемах и возможных перспективах
11.01.2023
Юлия Петрова: «Наши выставки — это не просто картины, развешанные по стенам»
2
Барельефы Сергея Меркурова остались на «Динамо»
Монументальные панно с исторического здания 1930-х годов сделали центром публичного арт-пространства
12.01.2023
Барельефы Сергея Меркурова остались на «Динамо»
3
В Малаге по-прежнему показывают русское искусство
В то время как Русский музей приостановил выдачу экспонатов в свой филиал в испанской Малаге, там впервые выставлена значимая частная коллекция русского искусства, собранная за два десятилетия лондонским предпринимателем Дженни Дуган-Чепмен Грин
19.01.2023
В Малаге по-прежнему показывают русское искусство
4
Роботы и художники: от Александры Экстер до Яёи Кусамы
Робот в обличье японской художницы Яёи Кусамы, пишущий картины в витрине бутика Louis Vuitton в Нью-Йорке, побудил нас вспомнить самые выразительные образы роботов в искусстве
13.01.2023
Роботы и художники: от Александры Экстер до Яёи Кусамы
5
Золотое кольцо неустановленного размера
Туристическому маршруту, а заодно и историко-культурному проекту под названием «Золотое кольцо России» исполнилось 55 лет. Рассказываем, кто его придумал и сколько городов в него входит
17.01.2023
Золотое кольцо неустановленного размера
6
Генрих Шлиман: человек, который во второй раз разрушил Трою
Имя Генриха Шлимана окружено мифами почти так же плотно, как история города, поискам которого он посвятил всю жизнь. Его юбилей отмечают во всем мире
12.01.2023
Генрих Шлиман: человек, который во второй раз разрушил Трою
7
Робот в образе Яёи Кусамы пишет картины в витрине магазина
Концерн LVMH, привлекший к сотрудничеству над коллекцией для Louis Vuitton Яёи Кусаму, стилизовал магазины бренда под миры японской художницы
10.01.2023
Робот в образе Яёи Кусамы пишет картины в витрине магазина
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+