Увидеть, услышать, потрогать: инклюзивная выставка в Эрмитаже

Тактильный макет. Фото: Государственный Эрмитаж/Алексей Бронников
Тактильный макет.
Фото: Государственный Эрмитаж/Алексей Бронников

Один из впечатляющих примеров того, как музей погружается в вопрос инклюзивности и преуспевает в этом непростом начинании, — выставка «Незримое искусство. Расширяя границы возможного» в Зеленом зале Главного штаба Эрмитажа

На выставке «Незримое искусство. Расширяя границы возможного», которая стала революционным рывком в процессе музейной инклюзии, представлены тактильные реконструкции фресок Пенджикента и фрагментов войлочного ковра из могильника Пазырык. Они равно интересны любому зрителю, ведь обычно в музеях трогать экспонаты не разрешают.

Вопрос инклюзивности, а проще говоря, доступности во всех смыслах этого слова музейных пространств для людей с ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ), или инвалидностью, стоит перед российскими институциями не так давно, если сравнивать со странами Европы и Северной Америки.

ПОДРОБНОСТИ
Конвенция ООН о защите интересов людей с инвалидностью

Базовые международные принципы защиты интересов людей с инвалидностью закреплены в специальной конвенции ООН, где в одной из статей говорится, что «люди с инвалидностью должны иметь доступ к произведениям культуры, различным мероприятиям, памятникам и объектам, имеющим культурную значимость, а также учреждениям в сфере культуры, к числу которых относятся и музеи». Россия ратифицировала эту конвенцию в 2012 году. Через два года был принят Федеральный закон № 419-ФЗ от 1 декабря 2014 года «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ по вопросам социальной защиты инвалидов в связи с ратификацией Конвенции о правах инвалидов», который вступил в силу спустя еще год, 1 января 2016-го. Именно он установил положения, направленные на обеспечение беспрепятственного доступа людей с ОВЗ в том числе к объектам культуры.

Еще…

В российской действительности по сей день остается целый ряд проблем, тормозящих формирование устойчивой среды социальной поддержки людей с инвалидностью. Несмотря на то что крупные отечественные музеи в большинстве своем занимают исторические здания, изначально не приспособленные ни для маломобильных граждан, ни для слабовидящих, ни для других категорий инвалидов, они стараются разными путями нивелировать эти несовершенства. Однако множество трудностей связано в первую очередь с недостаточным финансированием этой сферы вопреки государственному законодательству.

Лебедь. Воспроизведенная фигурка. Пазырыкская культура. Шерсть. Фото: Государственный Эрмитаж/Алексей Бронников
Лебедь. Воспроизведенная фигурка. Пазырыкская культура. Шерсть.
Фото: Государственный Эрмитаж/Алексей Бронников

Конечно, во всех музеях теперь уделяют внимание инклюзивным проектам и развитию доступной среды. Кто-то нацелен именно на физическую доступность пространств и занимается переоборудованием площадей, кто-то развивает программы для людей с ментальной инвалидностью, кто-то дополняет экспозиции специальными рельефными панно для слабовидящих, в объеме воспроизводящими те или иные живописные произведения. Но единого, целостного и системного подхода, охватывающего все категории людей с инвалидностью, пока нет. Однако процесс идет.

На выставке «Незримое искусство. Расширяя границы возможного» в Зеленом зале Главного штаба Эрмитажа не так уж много экспонатов, если сравнивать ее даже с проходящим этажом ниже показом модной фотографии, но вся она рассчитана на людей с проблемным зрением — как слабовидящих и потерявших зрение в течение жизни, так и тех, кто от рождения незрячий, — притом что восприятие искусства представителями этих групп совершенно разное.

«Басня о кузнеце и его помощнике». Живопись древнего Пенджикента. Рельеф из полимерного материала. Фото: Государственный Эрмитаж/Алексей Бронников
«Басня о кузнеце и его помощнике». Живопись древнего Пенджикента. Рельеф из полимерного материала.
Фото: Государственный Эрмитаж/Алексей Бронников

Нужно отдать должное Эрмитажу: здесь уже много лет активно занимаются разработкой методологии музейной инклюзии. Но на данный момент «Незримое искусство. Расширяя границы возможного», пожалуй, самый выдающийся проект в этом направлении. Несмотря на то что он обращен в первую очередь к незрячим и слабовидящим, любой посетитель сможет по-новому «прикоснуться» к наследию мировой культуры, а помимо этого, лучше понять особенности восприятия окружающего мира теми, кто лишен одного из основных чувств.

Интересно, что инициировал эту выставку заведующий лабораторией научной реставрации драгоценных и археологических металлов Эрмитажа Игорь Малкиель. «Однажды я шел на работу, музей еще не открылся, а у входа стояли две незрячие девушки, которые спросили меня, как скоро можно будет пройти внутрь. И в тот момент я подумал: зайти-то они зайдут, но что же они там смогут для себя найти?» — рассказывает он о том, что стало толчком к рождению этой выставки. Так в 2018 году Игорь Малкиель и несколько сотрудников отдела научной реставрации Эрмитажа (к слову, знаменитого на весь мир) неожиданно для самих себя занялись вопросами инклюзии.

Воспроизведенный фрагмент ковра. Фото: Государственный Эрмитаж/Алексей Бронников
Воспроизведенный фрагмент ковра.
Фото: Государственный Эрмитаж/Алексей Бронников

Благородный порыв был поддержан высшим руководством в лице генерального директора Эрмитажа Михаила Пиотровского. Но требовалась и поддержка извне, причем поддержка специализированная и довольно специфическая. За помощью команда Игоря Малкиеля обращалась и в различные фонды, и в Санкт-Петербургскую государственную специальную центральную библиотеку для слепых, и просто к слабовидящим людям, которые были готовы проконсультировать их по этому непростому вопросу. Естественно, требовалась и финансовая поддержка, поскольку производство адаптивных моделей тех или иных произведений искусства — дело невероятно затратное. Не только в России, но и в мире нет ни одной организации, где бы подобные проекты были поставлены на поток. На помощь Эрмитажу пришел ювелирный Дом Cartier, сотрудничающий с музеем уже три десятилетия, а последние пять лет общими усилиями они осуществляют грандиозный реставрационный проект, результаты которого были показаны на выставке в феврале. Как говорят куратор выставки Игорь Малкиель и Михаил Пиотровский, без Cartier выставка «Незримое искусство. Расширяя границы возможного», уже снискавшая в мировом музейном сообществе славу революционной, состоялась бы в таком объеме очень и очень нескоро.

Для ювелирного Дома это крайне важная инициатива, созвучная многочисленным проектам, которые Cartier проводит в сфере равных возможностей и инклюзивности. «Для нас это и ценность, и обязательство. Этот проект важен лично нам, он получил искренний отклик внутри нашей команды, потому что это очень правильно, очень честно и своевременно. Я благодарю Эрмитаж — и Михаила Пиотровского, и Игоря Малкиеля — за еще одну уникальную возможность быть причастными к такому важному проекту, учиться, расширять границы восприятия и иметь возможность реализовать себя в социальной сфере», — прокомментировала событие Янина Новицкая, управляющий директор Cartier в России, Украине и СНГ.

Рембрандт ван Рейн. «Автопортрет с затененными глазами». 1634. Лейденская коллекция (Нью-Йорк). Рельеф из полимерного материала. Фото: Государственный Эрмитаж/Алексей Бронников
Рембрандт ван Рейн. «Автопортрет с затененными глазами». 1634. Лейденская коллекция (Нью-Йорк). Рельеф из полимерного материала.
Фото: Государственный Эрмитаж/Алексей Бронников

Первым объектом в проекте «Незримое искусство» стала рельефная модель, созданная на основе живописного автопортрета Рембрандта. Она была представлена на выставке «Эпоха Рембрандта и Вермеера. Шедевры Лейденской коллекции» в 2018 году. Сейчас в Главном штабе тоже можно увидеть и потрогать этот рельефный портрет, а еще узнать о перипетиях его создания. А основная линия экспозиции посвящена восточному искусству: барельефам по мотивам знаменитых фресок из Пенджикента и тактильным копиям предметов пазырыкской археологической культуры.

Первый раздел выставки демонстрирует настенную живопись Пенджикента — древнего поселения, в V–VIII веках существовавшего на территории современного Таджикистана, на окраине сегодняшнего города с таким же названием. Фрагменты уникальной росписи были обнаружены в ХХ веке археологической экспедицией, после чего попали в Эрмитаж, где прошли основательную реставрацию и сейчас экспонируются в музее. Местами рисунок росписи едва различим, поэтому трехмерная и анимированная реконструкции имеют значение не только с точки зрения инклюзии, но и как помощь в восприятии древнего памятника в принципе. Воссозданные сюжеты — результат многолетних трудов археологов, искусствоведов, реставраторов, художников и скульпторов. Рельефные изображения дополняют мультфильмы, раскрывающие смысл того или иного сюжета. При этом адресованы они не только слабовидящим, но и всем тем, кто желает постичь метафорический смысл «пенджикентских притч», которые считаются одним из древнейших прообразов современных комиксов.

Тактильный макет. Фото: Государственный Эрмитаж/Алексей Бронников
Тактильный макет.
Фото: Государственный Эрмитаж/Алексей Бронников

Еще один раздел был реализован благодаря совместной работе с Азербайджанским национальным музеем ковра в Баку. При его участии воспроизведено несколько фрагментов древнейшего из ныне известных войлочных ковров, который был обнаружен в могильнике Пазырык (IV–III века до н.э.) на Алтае. Для бакинского музея создание фрагментарных реплик — дело уже привычное, его постоянная экспозиция сопровождается множеством миниатюрных копий экспонатов, чтобы посетители могли не только увидеть, но и собственными руками потрогать и ощутить разницу между техниками ковроткачества. Этот подход показался Игорю Малкиелю актуальным и для проекта «Незримое искусство». Благодаря поддержке сотрудников из отдела специальных технологий бакинского музея, петербургские специалисты воссоздали в объеме фрагменты экспоната из Пазырыкского могильника, а также войлочную фигурку лебедя — предмет быта древних жителей Алтая. Тактильные модели могут заинтересовать любого посетителя — с инвалидностью и без, ведь трогать экспонаты руками обычно не дают, а прикоснуться к ковру, ощутить его фактуру, почувствовать особенности плетения и изучить прочие нюансы хотели бы многие.

«Божество и всадник». Воспроизведенный фрагмент войлочного ковра. Пазырыкская культура. Фото: Государственный Эрмитаж/Алексей Бронников
«Божество и всадник». Воспроизведенный фрагмент войлочного ковра. Пазырыкская культура.
Фото: Государственный Эрмитаж/Алексей Бронников

Помимо самих объемных экспонатов, видеосопровождения на экранах и описаний шрифтом Брайля, в Главном штабе можно узнать о сложных процессах перевода двухмерного изображения в трехмерное и различных методиках создания тактильных моделей.

Проект «Незримое искусство. Расширяя границы возможного» изначально задумывался как выездная выставка, которая будет путешествовать не только по филиалам Эрмитажа, но и по любым музеям, выразившим желание принять ее у себя. Долго ждать не пришлось: спустя всего полтора месяца после открытия выставку хотят видеть в своих пространствах различные музеи Англии, Нидерландов, Азербайджана, Белоруссии, Катара и нескольких других стран.

Зеленый зал Главного штаба Эрмитажа
«Незримое искусство. Расширяя границы возможного»
До конца марта

Самое читаемое:
1
Вандал пририсовал глаза фигурам на картине ученицы Малевича
Полотно Анны Лепорской страховой стоимостью 75 млн руб. подверглось нападению в екатеринбургском Ельцин Центре: неизвестный пририсовал шариковой ручкой глазки на абстрактных лицах двух фигур на картине. Полиция отказалась возбуждать уголовное дело
13.01.2022
Вандал пририсовал глаза фигурам на картине ученицы Малевича
2
Вскрытие смыслов: десять картин, кардинально поменявшихся после реставрации
Самые потрясающие случаи, когда после реставрации полотна начинают рассказывать совсем не ту историю, к которой мы привыкли: утраченные и возвращенные кит и Купидон, потертая веревка, превращение реальных моделей в святых и обратно, а также тайна любви на песке
21.01.2022
Вскрытие смыслов: десять картин, кардинально поменявшихся после реставрации
3
Самые значимые выставки и события 2022 года
Этот год в арт-мире обещает быть насыщенным. Нас ждут выставки-блокбастеры, старые и новые арт-ярмарки. Рассказываем о нескольких самых значимых событиях года
17.01.2022
Самые значимые выставки и события 2022 года
4
Третьяковка отреставрировала самую уравновешенную статую ХХ века
Бронзовая скульптура Иосифа Чайкова «Футболисты», отлитая в 1938 году для выставки в Нью-Йорке и 30 лет простоявшая на улице, после сложной четырехлетней реставрации возвратилась на постоянное место в зал № 15 Новой Третьяковки
10.01.2022
Третьяковка отреставрировала самую уравновешенную статую ХХ века
5
Ренессансный портрет Данте приобретен фондом российского миллиардера
Фонд Леонида Богуславского купил картину Бронзино и выставляет ее в Москве. Сумма сделки не разглашается
20.01.2022
Ренессансный портрет Данте приобретен фондом российского миллиардера
6
Музей русского лубка и наивного искусства борется против объединения с Галереей Ильи Глазунова
Деятели культуры опубликовали открытое письмо с просьбой отменить распоряжение о передаче московского музея в подчинение другому учреждению
19.01.2022
Музей русского лубка и наивного искусства борется против объединения с Галереей Ильи Глазунова
7
В Ельцин Центре отрицают причастность сотрудников к порче картины Лепорской
Полотно Анны Лепорской «Три фигуры», пострадавшее от рук вандала прямо на выставке в Екатеринбурге, уже находится на реставрации. Остальные произведения обезопасили, установив защитные экраны
14.01.2022
В Ельцин Центре отрицают причастность сотрудников к порче картины Лепорской
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+