18+
Материалы нашего сайта не предназначены для лиц моложе 18 лет.
Пожалуйста, подтвердите свое совершеннолетие.

Мрамор, цемент, кебрачо, гипс: трансатлантические маршруты ваятеля Степана Эрьзи

В пространстве «Эрьзя-центра», открывшегося в Москве, разместилась коллекция уникальных скульптурных копий. Большинство из них — слепки с работ мастера, которые хранятся в Южной Америке. Хотя и без подлинников дело не обходится

Международный фонд искусств имени С.Д.Эрьзи, до недавнего времени базировавшийся в подмосковной Щербинке, перебрался в Москву, на Автозаводскую улицу. В части здания 1934 года постройки проведена капитальная реконструкция, и теперь здесь располагаются два выставочных зала — наряду с административными и техническими помещениями. Пространство новое, но цели этой некоммерческой организации, основанной в 2007 году, остаются прежними: опекать наследие мастера, в честь которого назван фонд, и популяризировать его творчество. Презентацию «Эрьзя-центра» приурочили к 145-летию знаменитого скульптора, которое отмечалось в ноябре.

Был период, когда имя Степана Дмитриевича Эрьзи (1876–1959) буквально гремело над просторами СССР, хотя его стиль не имел ничего общего с соцреализмом. Да и сам он был человеком отнюдь не с советской ментальностью. Траектория его судьбы оказалась чрезвычайно извилистой, а прижизненная слава — в полном смысле слова международной. Хотя начиналась карьера будущего ваятеля в приволжской глубинке, где юный Степан Нефедов в качестве подмастерья помогал артели иконописцев расписывать сельские храмы (псевдоним Эрьзя он взял позднее — по названию народности, к которой принадлежал). Страсть к искусству привела его в Московское училище живописи, ваяния и зодчества, где он учился у великих — Сергея Волнухина и Паоло Трубецкого.

Еще до революции он познал, что такое настоящий успех: живя в Италии и Франции, участвовал в важных европейских выставках, получал заказы от крупных коллекционеров, обращал на себя внимание музейщиков. Но с началом Первой мировой войны Эрьзя все же вернулся на родину. И революцию, между прочим, встретил с энтузиазмом, однако со временем в ней разочаровался и в 1926 году с благословения наркома Луначарского отправился со своей выставкой в Париж. А потом произошел куда более экзотический поворот судьбы: в 1927-м Эрьзя осел в Аргентине — почти на четверть века. Там он открыл для себя новый художественный материал — дерево субтропических пород кебрачо, альгарробо, урундай.

Работал он за океаном плодотворно, пользовался признанием, но с годами все чаще задумывался о возвращении домой. Что и произошло в 1950 году. По личному распоряжению Сталина была организована транспортировка пароходом множества произведений Эрьзи; в Москве ему выделили мастерскую недалеко от метро «Сокол», а в 1954 году устроили большую персональную выставку в Доме художника на Кузнецком Мосту. Как и Сергей Коненков, вернувшийся в страну из США еще в 1945-м, Степан Эрьзя пробовал приглядываться к советской действительности, искать новых для себя героев, но по сути менять свои эстетические воззрения не желал и до конца дней оставался художником из эпохи символизма, модерна и ар-деко.

Творчество этого человека и продвигает сейчас фонд его имени. Причем в новой постоянной экспозиции представлено то, что можно назвать плодами альтруистической деятельности. Вообще-то в здешней коллекции есть и подлинные работы Эрьзи (одна из них на днях доставлена в Москву из Филадельфии, где была приобретена на аукционе основателем и президентом фонда Михаилом Журавлевым), но на подиумах преобладают копии из тонированного гипса — их два десятка.

И нет оснований недоуменно вскидывать брови и пожимать плечами: копии действительно уникальны. Создавались они примерно с той же просветительской целью, с какой профессор Иван Цветаев больше 100 лет назад заказывал по всей Европе слепки для будущего музея на Волхонке. Правда, в сегодняшних художественных музеях так делать не принято, в них царит культ подлинников. В мемориальных же музеях копии демонстрируют довольно часто, однако не без смущения — и копийную природу отдельных экспонатов норовят завуалировать. А вот в «Эрьзя-центре» не только не смущаются, но даже гордятся.

Целый ряд слепков привезен из Южной Америки — из Аргентины, а еще из Уругвая с Парагваем. За 23 года заокеанской карьеры Степан Эрьзя успел сделать многое, и значительная часть тех работ тогда же обрела местных владельцев. У нас эти произведения мало кто видел, даже на фотографиях. Вот фонд и поставил себе задачу собрать воедино все, что возможно, пусть даже в виде копий. Смысл тут отнюдь не в том, чтобы имитацию выдать за оригинал, — речь идет о знакомстве и изучении. В случае скульптуры качественная копия — вещь и правомерная, и целесообразная. А эти копии чрезвычайно качественны. Почти все они изготовлены реставратором Александром Толокиным — человеком, который знает о материалах, технологиях и манере Эрьзи все, и даже больше.

Примечательно, что копирование нередко смыкалось как раз с реставрацией. Иногда имел место фактически бартер: мол, мы беремся привести вашу скульптуру в порядок, а с вас за это — разрешение снять слепок. Подобная схема действовала даже в случае с уличными изваяниями. Например, мраморный «Отдых» много десятилетий стоял на Авенида Боеда в Буэнос-Айресе. Сохранность статуи вызывала серьезные опасения, она буквально «таяла, как сахар», по выражению Елены Бутровой, вице-президента и научного руководителя фонда. В 2010 году при участии того же Александра Толокина произведение «подлечили», надежно законсервировали и вернули на прежнее место. На память об этой реставрации остался слепок.

Помимо латиноамериканских, есть на карте у фонда и европейские адреса. В частности, целая эпопея была связана с «Иоанном Крестителем» — фигурой из армированного цемента, созданной Эрьзей в его итальянский период и подаренной в 1914 году писателем Александром Амфитеатровым церкви лигурийского городка Феццано. Почти полвека скульптура стояла в нише над входом в храм, но в 1960-х ее демонтировали из-за ухудшения сохранности и заменили на другую. Спустя еще почти полвека прежняя фигура случайно обнаружилась — в бедственном состоянии. Фонд имени Эрьзи подключился к делу, реставрацию провел известный специалист Даниэле Анджелотто, и теперь «Иоанн Креститель» снова установлен на фасаде церкви в Феццано. Опять же, копия поселилась в Москве. Такого рода историй в копилке фонда набралось уже немало, некоторые из них изложены в экспликациях, развешенных по залу.

«Эрьзя-центр» не позиционирует себя в качестве персонального музея художника, но признаки музейно-исследовательской работы здесь налицо. А еще новая институция обещает вести бурную просветительскую деятельность в формате выставок, лекций, мастер-классов, концертов. Первой ласточкой будущей программы стала выставка одной картины — полотна «Трудный переход», написанного Федотом Сычковым, земляком и современником Степана Эрьзи. Правда, это не та картина, что получила поощрительную премию на Всемирной художественной выставке в Риме в 1911 году (она бесследно исчезла), а ее авторский повтор 1945 года. Предполагается также, что в скором будущем на новый виток выйдет партнерство фонда с Мордовским республиканским музеем изобразительных искусств имени С.Д.Эрьзи, где хранится крупнейшая в мире коллекция работ этого ваятеля. Последний раз большую их подборку из Саранска в Москву привозили два десятилетия назад на выставку в Третьяковской галерее, и теперь растет вероятность следующей столичной гастроли. Помимо исторических экскурсов, «Эрьзя-центр» намерен знакомить публику и с работами современных скульпторов, что анонсировано как неотъемлемая часть деятельности нового культурного пространства.

Самое читаемое:
1
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
Смерть вдовы Элия Белютина Нины Молевой актуализировала вопрос, кому отойдет коллекция старых мастеров. Вспоминаем нашу статью 2015 года, так как новых фактов за это время не появилось
14.02.2024
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
2
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
Даже те, кому не понравился фильм, не отрицают, что в нем создана особая реальность, параллельная тексту Михаила Булгакова. Мы поговорили с участниками съемочной группы о визуально-пластическом языке фильма: вторых планах, цвете и важных деталях
09.02.2024
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
3
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
Выставка «Герои и современники Серебряного века» представляет «наиболее объективный и выразительный портрет эпохи». Это уже четвертая часть цикла, посвященного рубежу XIX–XX веков, времени журналов, манифестов и художественных группировок
14.02.2024
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
4
Импрессионизм как источник света в условиях нехватки воздуха
Произведения из коллекций 27 музеев России, представленные на выставке в Санкт-Петербурге, отдают дань традициям и эстетике импрессионизма, которые находили отражение в советском изобразительном искусстве разных лет
27.02.2024
Импрессионизм как источник света в условиях нехватки воздуха
5
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
Одна из самых больших выставок Павла Филонова в Москве проходит в Медиацентре «Зарядье». О своих впечатлениях рассказывает писатель Дмитрий Бавильский — и приходит к выводу, что восприятие художника сильно зависит от оптимизма или пессимизма зрителя
15.02.2024
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
6
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
Эрмитаж приобрел почти полторы сотни предметов из собрания покойного мецената Юрия Абрамова, который при жизни был почетным другом музея. В их числе — прижизненный скульптурный портрет Микеланджело Буонарроти и посмертный бюст Александра I
20.02.2024
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
7
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Ярославский художественный музей — неоднократный лауреат премии ИКОМ России, номинант и победитель ряда международных конкурсов. С 2008 года им руководит Алла Хатюхина, которую мы расспросили о необычном проекте «Три стихии» и о достижениях музея вообще
26.02.2024
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Подписаться на газету

Сетевое издание theartnewspaper.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-69509 от 25 апреля 2017 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Учредитель и издатель ООО «ДЕФИ»
info@theartnewspaper.ru | +7-495-514-00-16

Главный редактор Орлова М.В.

2012-2024 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+