Как российские архитекторы побеждают иностранцев в культурных проектах

В проекте здания филиала Эрмитажа в Москве архитектурное бюро Speech использует мотив асимметричной сетки. Фото: Speech
В проекте здания филиала Эрмитажа в Москве архитектурное бюро Speech использует мотив асимметричной сетки.
Фото: Speech
№96, ноябрь 2021
№96
Материал из газеты

Недавняя история с филиалом Эрмитажа в Москве, когда утвержденный проект Хани Рашида был отвергнут в пользу проекта Сергея Чобана, не единична. Мы вспомнили о том, какие еще иностранные звезды неудачно пытались построить музеи в России

Здание филиала Государственного Эрмитажа на территории бывшего завода им. И.А.Лихачева (ЗИЛ) построят по проекту российского бюро Speech. Первоначальный проект, разработанный американским архитектором Хани Рашидом, отменен — сообщили в Москомархитектуре.

О том, что в столице появится представительство Эрмитажа, стало известно в 2015 году. Тогда председатель Москомстройинвеста Константин Тимофеев заявил, что строительство начнется через два года на территории ЗИЛа, реорганизацией которой занимается девелоперская компания ЛСР. Право разработать проект здания получил сооснователь нью-йоркского бюро Asymptote Хани Рашид. Он предложил возвести на пересечении бульвара Братьев Весниных и улицы Родченко пятиэтажный объем футуристической формы, отсылающий к архитектуре советского конструктивизма. Так, структура фасада в проекте Рашида переосмысливала супрематические трехмерные фигуры («проуны») Эль Лисицкого. На площади свыше 13 тыс. кв. м предполагалось разместить выставочные залы для искусства XIX–XXI веков, галерею скульптуры, библиотеку, депозитарий, исследовательский центр, кафе.

Проект здания филиала Эрмитажа в Москве, разработанный Хани Рашидом. Фото: пресс-служба Москомархитектуры
Проект здания филиала Эрмитажа в Москве, разработанный Хани Рашидом.
Фото: пресс-служба Москомархитектуры

Сроки открытия музея неоднократно сдвигались, при этом строительные работы не начались до сих пор. В августе текущего года Мосгорэкспертиза согласовала проектную документацию на строительство филиала Эрмитажа, однако имя Рашида там уже не упоминается. В конце сентября в Москомархитектуры утвердили обновленный проект здания, его автором стал руководитель российского бюро Speech Сергей Чобан.

Предложенный им проект мало напоминает футуристическую конструкцию Рашида, при этом технические параметры остались практически неизменными. Площадь здания составит 12 тыс. кв. м, на этом пространстве разместятся залы для подготовки экспонатов к выставкам, фотолаборатории, зоны для хранения произведений искусства и помещения службы эксплуатации. На первом этаже оборудуют демонстрационный зал, холл со стойкой информации, магазин сувениров и книг, здесь же будут интерактивная зона, конференц-зал, ресторан, а также служебные и бытовые комнаты. Этажи со второго по пятый займут выставочные залы. Само здание-куб, выполненное из стекла, получит металлический фасад в форме крупной асимметричной сетки.

Многофункциональный комплекс «Апельсин». Фото: Foster + Partners
Многофункциональный комплекс «Апельсин».
Фото: Foster + Partners

Московский филиал Эрмитажа далеко не единственный пример неудач зарубежных архитекторов в России. Так, еще в середине 2000-х власти Москвы рассматривали проект сноса Центрального дома художника на Крымском Валу и строительства на его месте 15-этажного многофункционального комплекса «Апельсин» (название дала необычная форма сооружения в виде разрезанного цитруса) по проекту британского бюро Foster + Partners Нормана Фостера. В здании площадью 80 тыс. кв. м планировалось разместить музей, офисы, апартаменты, магазины, рестораны и прочую инфраструктуру. В 2008 году проект утвердил мэр Москвы Юрий Лужков, финансировать строительство должна была компания «Интеко» жены градоначальника Елены Батуриной. Однако проект вызвал волну протестов со стороны москвичей и архитекторов, и его отклонили.

В 2009 году Норман Фостер предпринял вторую попытку реализовать проект в Москве. В консорциуме с «Моспроектом-5» он выиграл конкурс на реконструкцию Государственного музея изобразительных искусств им. А.С.Пушкина, для которого ранее разработал концепцию музейного городка (ее представили на XI Архитектурной биеннале в Венеции в сентябре 2008-го). Однако в 2013 году Foster + Partners вышло из проекта, объяснив свое решение тем, что музей в течение трех лет не привлекал бюро к работе. В результате проект расширения ГМИИ разработало московское бюро «Меганом».

Новой, дополнительной частью музейного комплекса Пушкинского музея становится здание хранилища, разделенное на два корпуса. Фото: «Меганом»
Новой, дополнительной частью музейного комплекса Пушкинского музея становится здание хранилища, разделенное на два корпуса.
Фото: «Меганом»

Похожая судьба и у нового здания Государственного центра современного искусства, которое планировалось построить на месте бывшего Центрального аэродрома им. М.В.Фрунзе на Ходынском поле в Москве. Архитектурную концепцию проекта разработало ирландское бюро Heneghan Peng Architects, победившее в международном конкурсе в 2013 году. Предложенный им проект предполагал строительство 17-этажного комплекса общей площадью 46,5 тыс. кв. м. Позднее столичные власти приняли решение переместить музей на соседний участок на Хорошевском шоссе, а также скорректировать проект самого здания. Первый камень в основание нового ГЦСИ в ноябре 2014 года заложили мэр Сергей Собянин и министр культуры Владимир Мединский. В 2018 году Москва отказалась от строительства нового здания музея из-за нехватки средств на реализацию: бюджет проекта превысил 16 млрд руб. Участок под строительство включили в состав парка «Ходынское поле».

Проект здания Государственного центра современного искусства на Ходынском поле. Фото: Heneghan Peng Architects
Проект здания Государственного центра современного искусства на Ходынском поле.
Фото: Heneghan Peng Architects

Еще один московский пример — «ВТБ Арена — Центральный стадион „Динамо“ им. Льва Яшина», который изначально должен был проектировать голландский архитектор Эрик ван Эгерат совместно с «Моспроектом-2». Однако после того, как девелопер стадиона решил привлечь к работе еще двух соавторов, ван Эгерат вышел из проекта. В результате его доработку поручили американцу Дэвиду Манике.

Другой «жертвой» российских градостроительных скандалов стал британец Дэвид Чипперфилд. В 2010 году его бюро David Chipperfield Architects одержало победу в международном конкурсе на реконструкцию Пермского театра оперы и балета. Новый корпус, примыкающий к основному зданию, должен был вместить в себя репетиционные залы и фойе. Проект готовился к реализации, но в 2015 году был остановлен из-за опасений, что строительство может привести к появлению трещин в историческом здании. В 2019 году был проведен повторный конкурс на проектирование новой сцены театра в другой части города. Победил проект американской студии wHY Architecture, который сейчас реализуется.

Провальные попытки привлечь западных архитекторов в Россию объясняются не только одиозностью проектов и колоссальными бюджетами строительства, непосильными для девелоперов. Одна из главных причин — в разнице подходов к проектированию, которая делает смелые концепции приглашенных звезд фактически нереализуемыми в российских условиях. 

Самое читаемое:
1
«Качели» Фрагонара отреставрировали — и теперь они фривольны как никогда
После расчистки на знаменитом полотне в стиле рококо из Собрания Уоллеса обнаружились новые озорные детали
22.11.2021
«Качели» Фрагонара отреставрировали — и теперь они фривольны как никогда
2
Невероятные приключения итальянской статуи в России
Мраморная скульптура, сыгравшая важную роль в фильме «Формула любви», действительно подлинное произведение искусства, а не просто реквизит. Кто ее автор, каково настоящее название, где она сейчас и сколько у нее двойников — в нашем расследовании
19.11.2021
Невероятные приключения итальянской статуи в России
3
Жан-Юбер Мартен: «Пандемия подчеркнула, что музей — место, важное для социальной жизни»
Знаменитый куратор рассказал нам о том, чем живущие художники могут быть полезны музеям, о преимуществе чувств над знаниями и о грандиозном проекте для Пушкинского
09.11.2021
Жан-Юбер Мартен: «Пандемия подчеркнула, что музей — место, важное для социальной жизни»
4
«Бетонный шедевр»: одна из новелл в новом фильме Уэса Андерсона посвящена цене искусства
В прокат вышел фильм «„Французский вестник“. Приложение к газете „Либерти. Канзас ивнинг сан“» режиссера и художника Уэса Андерсона, рассказывающий о превратностях судеб художника и продавца искусства
18.11.2021
«Бетонный шедевр»: одна из новелл в новом фильме Уэса Андерсона посвящена цене искусства
5
Нью-йоркская галерея ABA показывает в Москве русскую живопись
Анатолий Беккерман, коллекционер и владелец нью-йоркской галереи русского искусства ABA, выставляет в Москве подборку работ от Ивана Айвазовского и Николая Дубовского до Роберта Фалька и Олега Целкова
15.11.2021
Нью-йоркская галерея ABA показывает в Москве русскую живопись
6
«Нам нужна новая красота»: папа римский открыл в Ватикане галерею современного искусства
Первой выставкой в новом пространстве стал проект «Все: человечество в пути», соединивший работы современного художника Пьетро Руффо и сокровища из папской коллекции
12.11.2021
«Нам нужна новая красота»: папа римский открыл в Ватикане галерею современного искусства
7
Эрнст Кирхнер не покончил с собой, его могли убить, считают эксперты
Немецкий экспрессионист, несомненно, пребывал в депрессии, которая могла спровоцировать самоубийство. Однако, согласно новой версии современных экспертов, дважды выстрелить в себя из браунинга он не мог
08.11.2021
Эрнст Кирхнер не покончил с собой, его могли убить, считают эксперты
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+