Как коммерческая фотография ХХ века предвосхитила современное искусство

Эдмунд Негеле. Центр отдыха «Батлинс Файли». Бильярдный зал. 1967–1972. Фото: John Hinde Archive
Эдмунд Негеле. Центр отдыха «Батлинс Файли». Бильярдный зал. 1967–1972.
Фото: John Hinde Archive

Из программы биеннале «Мода и стиль в фотографии» в МАММ независимый арт-критик Владимир Дудченко выбрал две выставки, где коммерческие по сути фотографы ХХ века оказываются предтечами современных художников

Две выставки в рамках биеннале «Мода и стиль в фотографии» стоят особняком. Обе проходят в Мультимедиа Арт Музее. Это «Индустриальная Италия 1920–1960. Фотографии Джироламо Бомбелли» (куратор — Франческа Фабиани) и «„Здесь цель одна — доставить развлеченье“. Фотографы студии Джона Хайнда: Эльмар Людвиг, Эдмунд Негеле, Дэвид Ноубл» (куратор — Мартин Парр). Вообще говоря, это техническая фотография, утилитарная, причем не в том смысле, который мы обыкновенно ожидаем от моды и глянца. Но как раз такого рода визуальные исследования расширяют наше представление о фотографии как медиуме и заполняют недостающие пустоты в истории ее развития.

Джироламо Бомбелли (1882–1969) выполнял коммерческие заказы итальянских фабрик и заводов с 1920-х годов. Межвоенная индустриализация создавала инфраструктуру и рабочие места по всему миру, этот процесс требовал освещения. Бомбелли фотографирует промышленные пространства и окрестности и делает это в стиле, резко контрастирующем с привычными нам образами советской (Дмитрий Бальтерманц, Иван Шагин) или американской (Чарльз Шилер, Пол Стренд) документалистики. Или квазидокументалистики: заказчиком канонических снимков Шилера был Форд, заказчиками советских авторов были в основном печатные издания, у которых имелся собственный продюсер в лице государства, формировавшего оптимистический канон. Мировым трендом была энергия стройки и человеческого преодоления, острые ракурсы, контражур. Можно сказать, что логику нового видения (международного фотографического явления) Бомбелли вполне понимал и использовал, но его промышленность неизменно снята в холодном и отстраненном ключе. Глубина резкости, работа с естественным светом. Чистота и покой. Живые существа если и появляются, то мельком, не как герои, а как пользователи или потребители. Бренные люди — маркеры эпохи: то, как они одеты, как причесаны, как обедают, выдает время. А прекрасные станки, цеха и коридоры говорят нам о нетленном модернизме вообще. 1920-е — 1960-е — точнее и не скажешь.

Индустриализация с поправкой на дизайн и пользовательские качества всего на свете, от унитазов до интерьеров, в конце концов превратила Северную Италию в законодательницу моды и стиля. В некотором смысле ледяная изобразительность и эстетизация механизмов предшествуют европейскому поп-арту и определяют его.

Джироламо Бомбелли. Предприятие Pirelli. Район Бикокка, Милан, 1920–1930. Фото: Collezioni ICCD, Roma
Джироламо Бомбелли. Предприятие Pirelli. Район Бикокка, Милан, 1920–1930.
Фото: Collezioni ICCD, Roma

Выставка «Здесь цель одна — доставить развлеченье» через европейскую бытовую культуру рифмуется с Бомбелли, только здесь уже модернизм схлынул, наступило время развлечений.

Фотограф и куратор Мартин Парр является неутомимым коллекционером открыток и разного рода уникальных предметов (на моей памяти во время визита в Москву он пытался купить скафандр). Причем именно через эти артефакты он рассказывает собственную историю, будь то история вещей или фотографии. В 2002 году на фестивале в Арле он курировал выставку «Открытки Мартина Парра, включая снимки отелей Butlin’s, сделанные Джоном Хайндом», а позднее в том же году — выставку, которая сейчас воссоздана в МАММ. Тогда же вышла одноименная книга, с тех пор неоднократно переизданная.

Досье

Что такое Butlin’s?

Центры Butlin’s совершили революцию в сфере массового отдыха. Впервые модель «все включено» появилась именно в них благодаря британскому предпринимателю Билли Батлину. Послевоенное время стало золотой эпохой клубов Батлина, предлагавших доступный отдых. Здесь было трехразовое питание, а также всевозможные развлечения — от бальных танцев до катания на монорельсе. Клубы пользовались бешеной популярностью у британцев. Сам Батлин хотел, чтобы в его центрах царила «добродушная и расслабленная атмосфера», о чем свидетельствует выбранный им слоган: «Здесь цель одна — доставить развлеченье». Эту фразу он увидел на ярмарке на уличном органе и лишь много лет спустя узнал в ней цитату из комедии Шекспира «Сон в летнюю ночь». В 1965 году, желая обновить образ своих курортных комплексов, Билли Батлин обратился к английскому фотографу Джону Хайнду, который в 1956 году основал собственную фирму по производству открыток.

Еще…

В 2008 году в Aperture выходит толстенный двухтомник «Мир Мартина Парра», тома предсказуемо называются «Открытки» и «Объекты». И там есть изображения, которые можно увидеть сейчас в Москве, только здесь это цифровая печать полтора метра в поперечнике, а в конце 1950-х — начале 1970-х все было сложнее. Печатали в несколько цветов, это была очень кропотливая работа. Авторы — сотрудники студии Хайнда Эльмар Людвиг, Эдмунд Негеле, Дэвид Ноубл — летали в типографии в Милан, потому что там можно было получить самое высокое качество. Результат по нынешним временам все равно кажется несовершенным и наивным, но находками той поры пользуются до сих пор. Нарвать пестрых цветов и натыкать на переднем плане. Красные свитеры важны. Красивые девушки притягивают взгляд.

Фрагмент экспозиции «Здесь цель одна — доставить развлеченье». Фото: МАММ
Фрагмент экспозиции «Здесь цель одна — доставить развлеченье».
Фото: МАММ

Что значат открытки для Парра? Это свидетельство раннего европейского цвета, выраставшего не из глянца и не из документа и ни в коем случае не из американской интеллектуальной фотографии 1970-х, а из вернакуляра, из бытового развлечения. Потребители — это покупатели, которые хотят послать яркий привет своим друзьям по почте (в то время не было социальных сетей). Парр даже курировал выставку «Цвет перед цветом. Ранние цветные фотографии из Европы» (2007), где показывал разнообразие подходов, применявшихся на континенте задолго до мастеров цветной фотографии Уильяма Эгглстона и Стивена Шора. А деятельность Джона Хайнда и его студии как раз и дает нам представление о фотографии родом напрямую из поп-культуры, которая развивалась по собственным законам, минуя музей и интеллектуализм. Из которой отчасти родом и сам Парр.

Показательным примером британского юмора является название выставки — это строчка из Шекспира. Знаменитый английский драматург был актером и режиссером, а драма в его эпоху была сугубо бытовым жанром. Эти слова из «Сна в летнюю ночь» произносят актеры, актеров же по сюжету пьесы играющие — матрешка внутри матрешки. Но с течением времени бытовой Шекспир стал той мерой вкуса и стиля, которой мерят мировую поэзию. Так и Мартин Парр со своей любовью к быту и бренному выглядывает сегодня из каждого второго молодого фотографа. А через него — фотографы студии Хайнда.

Мультимедиа Арт Музей, Москва
«Индустриальная Италия 1920–1960.
Фотографии Джироламо Бомбелли»
«„Здесь цель одна — доставить развлеченье“. Фотографы студии Джона Хайнда: Эльмар Людвиг, Эдмунд Негеле, Дэвид Ноубл»
До конца августа

Самое читаемое:
1
Иконы из музеев — в церкви: как повлияют на сохранность памятников изменения в законе
Нас ждет потрясение музейных основ: закон о Музейном фонде РФ могут изменить, чтобы облегчить церкви получение икон из государственных музеев. Их руководители прогнозируют, чем это может обернуться, и говорят о непременных условиях передачи
05.08.2022
Иконы из музеев — в церкви: как повлияют на сохранность памятников изменения в законе
2
От перемены мест картин их восприятие меняется
Для выставки «Брат Иван. Коллекции Михаила и Ивана Морозовых» Пушкинский музей создал в своих залах идеальный музей шедевров
02.08.2022
От перемены мест картин их восприятие меняется
3
Как Испанская республика спасла шедевры Прадо
Во времена гражданской войны испанские власти и международное сообщество создали уникальный прецедент по охране наследия в условиях вооруженного конфликта. Позже эту историю назвали «самой крупной в мире операцией по спасению произведений искусства»
29.07.2022
Как Испанская республика спасла шедевры Прадо
4
«Архстояние»: «Шесть соток» и прочие символы счастья
В деревне Никола-Ленивец Калужской области прошел очередной фестиваль «Архстояние», от которого останется несколько монументальных произведений и масса впечатлений
01.08.2022
«Архстояние»: «Шесть соток» и прочие символы счастья
5
Игорь Сысолятин: «Я всегда стремлюсь к самым лучшим экземплярам»
В московском Музее русской иконы им. Михаила Абрамова проходит выставка «Россия в ее иконе. Неизвестные произведения XV — начала XX века из собрания Игоря Сысолятина». Мы поговорили с владельцем представленной коллекции о его страсти и любимых экспонатах
09.08.2022
Игорь Сысолятин: «Я всегда стремлюсь к самым лучшим экземплярам»
6
Технологии воссоздали кошмары Уильяма Блейка
Самые мрачные из видений художника, поэта и мистика воссозданы при поддержке Музея Гетти и Apple средствами дополненной реальности. Проект осуществил художественный дуэт Tin&Ed и озвучил хип-хоп-продюсер Just Blaze
02.08.2022
Технологии воссоздали кошмары Уильяма Блейка
7
Клуб коллекционеров графики обзавелся аукционом
Новый аукционный дом, основанный коллекционером Сергеем Подстаницким и правнуком основателя музея Тропинина Степаном Вишневским и занимающийся только графикой, вот-вот проведет свои вторые торги
26.07.2022
Клуб коллекционеров графики обзавелся аукционом
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+