Огнем и мечом: всегда ли окупается вандализм?

Джейк и Динос Чепмены изрисовали «Ужасы войны» Франсиско Гойи. Фото: Courtesy of Yoshii Gallery
Джейк и Динос Чепмены изрисовали «Ужасы войны» Франсиско Гойи.
Фото: Courtesy of Yoshii Gallery
№93, июль-август 2021
№93
Материал из газеты

Изрезанный Веласкес и сожженный Бэнкси получили широкую известность, но вандализм по отношению к произведениям искусства вызывает этические вопросы

Умышленная порча произведений искусства еще никогда не была такой прибыльной. Работа Бэнкси «При условии наличия» (2009), вандализированная версия картины маслом художника XIX века Альберта Бирштадта, ушла на июньском аукционе искусства ХХ–XXI веков Christie’s за £4,6 млн.

Тем временем сообщения об NFT, невзаимозаменяемых токенах, художников, уничтожающих произведения искусства, не покидают заголовки новостей. Первым в этом ряду стал коллектив Burnt Banksy («Сожженный Бэнкси»), который в марте текущего года транслировал сожжение «Идиотов» (2006) Бэнкси, в процессе подняв цену принта с $95 тыс. до $380 тыс. А недавно предприниматель Брок Пирс и коллекционер Паоло Замполли сожгли произведение испано-американского художника Доминго Сапаты, чтобы затем продать его NFT.

Вандализм по отношению к произведениям искусства традиционно рассматривается как деструктивное действие — этически сомнительное, преследуемое по закону и отрицательно влияющее на денежную стоимость произведения в будущем. Но недавние примеры показывают, что мир искусства зачарован самим по себе актом разрушения. Так как же подобная порча влияет на рыночную стоимость?

Работа Бэнкси «При условии наличия» (2009) была продана на торгах «Искусство XX–XXI веков» Christie's в июне 2021 г. за за £4,6 млн
Работа Бэнкси «При условии наличия» (2009) была продана на торгах «Искусство XX–XXI веков» Christie's в июне 2021 г. за за £4,6 млн

В случаях, когда ущерб наносит кто-либо помимо самого автора (или другого художника), финансовые последствия, как правило, оказываются негативными. «Подавляющее большинство примеров вандализма — бездумные поступки, а когда они совершаются умышленно, их следствием, как правило, оказываются лишь прямые убытки и расходы на реставрацию», — говорит Роберт Рид, возглавляющий отдел изящных искусств и частных клиентов в Hiscox. В числе наиболее распространенных причин и мотивов он называет опьянение, политические мотивы и охоту за металлоломом.

Случается и так, что акт вандализма становится неотъемлемой частью истории произведения, и тогда он действительно может повысить его престиж и стоимость. Среди широко известных примеров — изрезанная суфражисткой «Венера с зеркалом» (1647–1651) Диего Веласкеса и «Герника» (1937) Пабло Пикассо, на которую в 1974 году распылили баллончиком надпись “KILL LIES ALL”. Но оценщик искусства Виктор Винер подчеркивает, что повышение стоимости — «исключение, а не правило».

Когда в роли источника ущерба выступает художник (при этом не имеет значения, повреждает ли он собственную работу или чужую, как, например, в случае, когда Роберт Раушенберг стер рисунок Виллема де Кунинга), акт вандализма оказывается частью художественной стратегии. «Увлечение художников разрушением восходит к дадаизму, — рассказывает нью-йоркская оценщица искусства, куратор и арт-консультант Рене Вара. — Антикапиталистические механизмы, с которыми они экспериментировали, породили неугасающий интерес к изысканию путей обмана или уничтожения существующей системы ценностей».

Моральное право художников на подобные действия продолжает вызывать вопросы. Недавний NFT, предлагавший победителю аукциона право уничтожить рисунок «Свободная гребенка с пагодой» (1986), приписываемый Жан-Мишелю Баскиа, был снят с торгов после того, как в дело вмешался фонд наследия покойного художника. И все же на протяжении довольно-таки долгого времени подобные проблемы морали, судя по всему, не особенно сильно тревожили рынок. После того как в 2003 году Джейк и Динос Чепмены изрисовали серию офортов Франсиско Гойи «Ужасы войны» (1810–1820), газета Guardian заключила, что «повреждение произведения искусства — это, пожалуй, последнее табу для либеральной публики, состоящей из любителей „молодых британских художников“ и посетителей Тейт Модерн», но это вовсе не помешало получившейся в результате серии «Масло в огонь» (Insult to Injury) уйти с молотка за £100 тыс. на Christie’s в октябре 2020 года. И эта сумма значительно выше цены на оригинальные офорты, составляющей около £25 тыс.

Передовица Daily News от 1 марта 1974 года с новостью о том, что вандал разрисовал «Гернику» Пабло Пикассо. Фото: NY Daily News via Getty Images
Передовица Daily News от 1 марта 1974 года с новостью о том, что вандал разрисовал «Гернику» Пабло Пикассо.
Фото: NY Daily News via Getty Images

Граница между «вандализмом» и «искусством», пожалуй, наиболее размыта, когда речь идет об уличных граффити, и в растущей монетизации этого анархического жанра кроется неизбежная ирония. «К 1980-м годам маркетинговые компании уже активно пытались использовать стратегии граффити и уличного искусства, — говорит Вара. — Старая формула, приравнивающая граффити к вандализму, сегодня утратила четкость, и само понятие „вандализм“ оказывается слишком узким, когда речь заходит об определении стоимости подобных произведений искусства. Современное общество, для которого актуально разумное использование ресурсов, видит ценность искусства, вдыхающего новую жизнь и новые смыслы в другое произведение или в неиспользуемые пространства».

В этих условиях факторы, влияющие на ценность произведения, оказываются неоднозначными и все более изменчивыми. «Как оценщики, мы берем в расчет то, каким образом коллекционер отреагирует на данный конкретный момент, ведь мы не арт-критики, мы просто хроникеры стоимости», — подытоживает Винер. 

Самое читаемое:
1
Иконы из музеев — в церкви: как повлияют на сохранность памятников изменения в законе
Нас ждет потрясение музейных основ: закон о Музейном фонде РФ могут изменить, чтобы облегчить церкви получение икон из государственных музеев. Их руководители прогнозируют, чем это может обернуться, и говорят о непременных условиях передачи
05.08.2022
Иконы из музеев — в церкви: как повлияют на сохранность памятников изменения в законе
2
От перемены мест картин их восприятие меняется
Для выставки «Брат Иван. Коллекции Михаила и Ивана Морозовых» Пушкинский музей создал в своих залах идеальный музей шедевров
02.08.2022
От перемены мест картин их восприятие меняется
3
Как Испанская республика спасла шедевры Прадо
Во времена гражданской войны испанские власти и международное сообщество создали уникальный прецедент по охране наследия в условиях вооруженного конфликта. Позже эту историю назвали «самой крупной в мире операцией по спасению произведений искусства»
29.07.2022
Как Испанская республика спасла шедевры Прадо
4
«Архстояние»: «Шесть соток» и прочие символы счастья
В деревне Никола-Ленивец Калужской области прошел очередной фестиваль «Архстояние», от которого останется несколько монументальных произведений и масса впечатлений
01.08.2022
«Архстояние»: «Шесть соток» и прочие символы счастья
5
Игорь Сысолятин: «Я всегда стремлюсь к самым лучшим экземплярам»
В московском Музее русской иконы им. Михаила Абрамова проходит выставка «Россия в ее иконе. Неизвестные произведения XV — начала XX века из собрания Игоря Сысолятина». Мы поговорили с владельцем представленной коллекции о его страсти и любимых экспонатах
09.08.2022
Игорь Сысолятин: «Я всегда стремлюсь к самым лучшим экземплярам»
6
Технологии воссоздали кошмары Уильяма Блейка
Самые мрачные из видений художника, поэта и мистика воссозданы при поддержке Музея Гетти и Apple средствами дополненной реальности. Проект осуществил художественный дуэт Tin&Ed и озвучил хип-хоп-продюсер Just Blaze
02.08.2022
Технологии воссоздали кошмары Уильяма Блейка
7
Клуб коллекционеров графики обзавелся аукционом
Новый аукционный дом, основанный коллекционером Сергеем Подстаницким и правнуком основателя музея Тропинина Степаном Вишневским и занимающийся только графикой, вот-вот проведет свои вторые торги
26.07.2022
Клуб коллекционеров графики обзавелся аукционом
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+