Несмотря на протесты, суперхранилище Лувра будет создано

Проект Rogers Stirk + Harbour для Лувра-Льевен
Проект Rogers Stirk + Harbour для Лувра-Льевен

Архитектурное бюро, основанное Ричардом Роджерсом, получило заказ на исполнение давно запланированного проекта по перемещению коллекций из Парижа в новое здание недалеко от музея Лувр-Ланс.

Эта перевозка произведений искусства станет самой масштабной со времен Второй мировой войны. Планируется, что перемещение более 250 тыс. объектов из Парижа в новое хранилище площадью 23 500 м2 в Льевене, небольшом городе в 200 км к северу от столицы, начнется в 2018 году. План создания этого хранилища, обсуждавшийся на протяжении многих лет, вскоре будет осуществлен. На прошлой неделе команда под руководством британской фирмы Rogers Stirk Harbour and Partners получила заказ на проектирование комплекса со светлыми рабочими зонами, объединенными под одной огромной зеленой крышей. Однако переезд коллекций в региональное хранилище, каким бы высокотехнологичным оно ни было, разделил кураторов на два лагеря и вызвал протест искусствоведов по всему миру.

Город Льевен с населением в 35 тыс. человек находится в бывшем угледобывающем регионе. Его последняя шахта была закрыта в 1974 г. после взрыва, в результате которого погибли 42 человека. Сегодня уровень безработицы здесь составляет 25%, а среди населения моложе 24 лет он доходит почти до 50%. В 2014 г. правый Национальный фронт получил 27% на выборах в городской совет, традиционно служивший оплотом социалистов. Глава региона — тоже социалист 72-летний Даниэль Першерон — выходит на пенсию в следующем году. Ему с трудом удалось набрать 49% из €60 млн, требующихся на возведение нового хранилища; остальную часть суммы покроет доход от контракта, который Лувр-Абу-Даби заключил с Agence France-Muséums. Лувр будет единоличным собственником и управляющим хранилища.

Дальние родственники

Вдохновленный Гуггенхаймом в Бильбао, Першерон был также и главным сторонником основания «мини-Лувра» в соседнем с Льевеном Лансе. За время, прошедшее с момента его открытия, этот музей, начавший работу в 2012 году. на месте бывшей угольной разработки, успели посетить 1,5 млн человек. Но если перемещение произведений между хранилищем в Льевене и филиалом в Лансе упростится, то с парижским Лувром дела, несомненно, будут обстоять совсем иначе. Поездка из Парижа в Льевен и обратно занимает от четырех до пяти часов и стоит от €80 до €120. По сути, расстояние в 200 км — это максимальная возможная удаленность от парижского Лувра, поскольку в случае если работы перемещаются на большее расстояние, стоимость страховки произведений резко увеличивается.

В октябре 2014 года 42 из 45 кураторов Лувра осуществили беспрецедентную акцию, подписав «безотлагательное» письмо президенту музея Жан-Люку Мартинесу и министру культуры и массовых коммуникаций Франции Флёр Пеллерин с просьбой пересмотреть проект. В письме говорится, что находящиеся в хранилище коллекции — «не просто фонды, они являют собой самое сердце Лувра». Они постоянно требуются для исследовательских и реставрационных работ, которые, по их словам, будут «парализованы» переездом в Льевен. Кураторы заявляют, что легкий доступ к объектам необходим и для того, чтобы оперативно отвечать на запросы о выдаче произведений во временное пользование другим музеям, для организации выставок и ротации работ в галереях. «Музей без резервных фондов подобен самолету без двигателей; он красиво блестит, но не может сдвинуться с места», — говорят они.

Также 13 бывших руководителей отделов музея и кураторов обратились напрямую к президенту Франции Франсуа Олланду с просьбой отказаться от «планов по разрушению коллекций». К середине июня их колонка, в которой заявляется, что «Лувру грозит одна из самых серьезных опасностей в его истории», получила в сети поддержку почти 3 тыс. сторонников со всего света. Многие из комментариев поступают от археологов. «Легкий доступ к резервным фондам Лувра абсолютно необходим для учебной работы и научных исследований», — пишет Майкл Тайт из Оксфордского университета, а бывший куратор Версальского дворца Кристиан Болез утверждает: «Лувр принесен в жертву ради привлечения туристов». Джеффри Хамбургер, профессор Гарвардского университета в Массачусетсе, осуждает этот «неудачно задуманный проект» с «постоянным перемещением», который приведет к огромным расходам и риску «повредить работы».

В свою очередь в июне восемь действующих глав отделов Лувра подписали текст в поддержку проекта, который, по их словам, обеспечит гораздо «лучшие условия работы»: «карантинное» пространство для впервые поступающего объекта, отдельные пространства для исследования, упаковки и распаковки произведений, а также соответствующую среду и условия, «которые сейчас редко встречаются». Этот текст был опубликован на веб-сайте La Tribune de l’Art.

Политическая поддержка

Планы вряд ли изменятся. Пеллерин полностью поддерживает Мартинеса. «В этом проекте нет ничего нового, — говорит Винсент Помаред, заместитель руководителя Лувра (эта позиция была создана в январе). — [Работу над проектом хранилища] начал бывший президент музея Анри Луаретт, и в 2013 году был подписан договор с регионом, одобренный главами всех отделов. С тех пор фактические условия разрабатывались совместно с кураторами, в том числе с некоторыми из тех, кто сейчас протестует».

Мартинес настаивает на том, что ему было необходимо быстро найти более безопасное хранилище. Лувр обладает самой большой в мире коллекцией из 460 тыс. работ, из которых выставлено «всего» 35 тыс. При постройке нового Большого Лувра в 1980-х Франция совершила большую ошибку, разместив хранилища под землей.

Пятнадцать лет назад коллекции были частично перевезены в хранилище, аренда которого обходится в €3 млн в год. Но где-то половина коллекций по-прежнему находится под королевским дворцом рядом с Сеной и не защищена от наводнений, как то, что погрузило под воду центр Парижа в 1910 году. По словам экспертов, подобные наводнения происходят приблизительно каждые сто лет. Подача электроэнергии будет в таком случае по большей части прекращена, говорится в отчете Организации по экономической кооперации и развитию. Его авторы также отмечают, что «уровень защиты не соответствует стандартам многих других стран ОЭСР».

Что останется, а что уедет

«Найти и исследовать произведение в современном здании будет гораздо проще, чем в некоторых тесных хранилищах, которыми мы располагаем на сегодняшний день», — говорит Мартинес. «Конечно, нам придется подумать о шаттлах и о размещении в Льевене. Команды всё еще обсуждают, что следует оставить в Париже в «промежуточном» хранилище и как мы можем использовать освободившееся пространство», — говорит Помаред. К примеру, коллекция рисунков и печатной графики, полностью находящаяся в хранилище и насчитывающая более 150 тыс. листов, останется в Париже.

Помаред признает, что он «понимает и даже отчасти разделяет обеспокоенность» своих коллег: «Естественно, куда лучше было бы найти такое же место в Париже или поблизости, но мы безуспешно пытались сделать это на протяжении целого десятилетия: городская застройка оказалась слишком плотной. А потом мы отказались от третьего варианта, который был дальше и от Парижа, и от Ланса, что создало бы еще больше трудностей».

Важна, конечно, и стоимость: казна Министерства культуры пуста, и очень немногие муниципальные советы готовы разделить бремя финансирования объекта, который заведомо не привлечет публику. Поэтому нужно успеть до того, как Даниэль Першерон покинет свой пост в следующем году.

Самое читаемое:
1
Генрих Семирадский и античная красота: выставка в Третьяковке
Очередная крупная выставка в Государственной Третьяковской галерее расскажет о полузабытом академисте и любви XIX века к античности, а также о том, насколько эта любовь остается стойкой и в наши дни
26.04.2022
Генрих Семирадский и античная красота: выставка в Третьяковке
2
Море уничтожает любимую церковь импрессионистов
Любимая импрессионистами церковь Сен-Валери в Нормандии, которую писал Клод Моне и рядом с которой похоронен Жорж Брак, рискует соскользнуть в море: меловые скалы неумолимо осыпаются
26.04.2022
Море уничтожает любимую церковь импрессионистов
3
Коллекция Морозовых наконец вернулась в Россию
Транспортировка из Франции 167 работ из собраний четырех ведущих музеев Москвы и Петербурга — Государственного Эрмитажа, Третьяковской галереи, ГМИИ им. А.С.Пушкина и Русского музея — заняла почти 20 дней
05.05.2022
Коллекция Морозовых наконец вернулась в Россию
4
Кошмары и грезы Венецианской биеннале
Что привлекает особое внимание на начавшей работу 59-й Венецианской биеннале современного искусства? Cвоими впечатлениями делится московская галеристка и куратор Елена Крылова, побывавшая на открытии
27.04.2022
Кошмары и грезы Венецианской биеннале
5
Как быть и что делать: отвечают лидеры российского арт-рынка
Мнениями о текущем состоянии российского арт-рынка и его перспективах поделились крупные московские и петербургские антиквары, галеристы и представители аукционного бизнеса
06.05.2022
Как быть и что делать: отвечают лидеры российского арт-рынка
6
«Голубая простреленная Мэрилин» Уорхола — теперь самая дорогая картина ХХ века
Серия аукционов искусства ХХ–ХХI веков Christie’s в Нью-Йорке принесла аукционному дому $420,9 млн и 18 новых рекордов цен на современных художников. В торгах участвовали покупатели из 29 стран, 2,3 млн зрителей со всего мира следили за ходом аукционов онлайн
11.05.2022
«Голубая простреленная Мэрилин» Уорхола — теперь самая дорогая картина ХХ века
7
В московских музеях разрешили продавать алкоголь. Но не во всех
Приятное нововведение коснется только учреждений, подведомственных московскому департаменту культуры. Посетителям федеральных музеев и музеев-заповедников придется остаться трезвыми
12.05.2022
В московских музеях разрешили продавать алкоголь. Но не во всех
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+