Каким быть Музею Москвы, решали всем миром

В конце года Музей Москвы представит обновленную концепцию своего развития и начнет проектирование новой постоянной экспозиции. За 120 лет музей собрал богатейшую коллекцию, на основе которой можно рассказать историю города многими способами. Но как именно? Этот вопрос был задан художникам, архитекторам, краеведам и городскими активистам на I Московском международном форуме «Культура. Взгляд в будущее»; его задавали посетителям в «Ночь искусств»; наконец, с ним обратились к некоторым экспертам в сфере культуры. Музей Москвы предоставил The Art Newspaper Russia итоги дискуссии.

На вопросы отвечали:
Анна Броновицкая, искусствовед, доцент Московского архитектурного института, редактор журналов «Проект Россия» и «Проект International», генеральный секретарь DOCOMOMO-Россия;
Александр Гаврилов, критик, редактор, литературный деятель, программный директор Института книги;
Афанасий Гнедовский, исполнительный директор ИКОМ России (ICOM, Международный совет музеев);
Дмитрий Гутов, художник;
Наталья Душкина, архитектор, историк архитектуры и градостроительства, специалист по охране культурного наследия, теории консервации, куратор архитектурных выставок, профессор Московского архитектурного института;
Наталья Копелянская, музеолог, эксперт творческой группы «Музейные решения»;
Алексей Лебедев, доктор искусствоведения, заведующий лабораторией музейного проектирования Российского института культурологии Министерства культуры РФ;
Александра Паперно, художник;
Наталья Сергиевская, заместитель генерального директора Политехнического музея;
Татьяна Царева, историк архитектуры, искусствовед, научный сотрудник Института Генплана Москвы, преподаватель Московского архитектурного института, член Союза московских архитекторов.

Вопросы задавали сотрудники музея Полина Жураковская, Александра Селиванова и Елена Солозобова.


1. Какие у вас впечатления от посещения Музея Москвы?

Дмитрий Гутов

Когда я был в детстве? Какие-то макетики, монетки, виды Москвы XVII века — как в тумане все. Помню, что поразило: на территории, которая сейчас в бетоне, мамонты какие-то бродили. Об этом я никогда не думал в детстве: первобытные люди были, а сейчас вот до чего цивилизация дошла.

Наталья Душкина

Радость, что музей обрел такое дивное здание и пространства. Ощущение трудностей, с которыми приходится сталкиваться. Есть некая вязкость, бремя и отсвет прежней функции, с которой не удалось пока полностью расквитаться.

Анна Броновицкая

Старая постоянная экспозиция невероятно архаична. Проходят интересные выставки и события.

Александр Гаврилов

Музеефикация для Музея Москвы — это второстепенная задача. Вот если бы Музей Москвы смог бы стать хаб-центром… Помните прекрасный образ первых телефонных станций, когда сидят девушки перед множеством штырьков, и каждый позвонивший звонит сначала им и говорит: «Барышня, соедините меня с 1448»? Либо кто-то возьмет на себя эту ответственность стать метамузеем, координационным центром, либо Москвы по-прежнему не будет.

Афанасий Гнедовский

Музей развивается, в последние два года активизировал свою выставочную деятельность, начались изменения в сфере образовательных мероприятий, также было предпринято несколько очень важных инфраструктурных решений, которые позволили ему пойти по пути превращения в современное и удобное пространство со своим брендом, который в то же время работает прежде всего на город и его историю. Конечно, это лишь первый шаг, но он очень важен, так как определяет дальнейшее движение.

Наталья Копелянская

Самые неприятные.

Александра Паперно

Очень хорошие.


2. Что вам лично представляется особенно важным в истории города? О чем должен рассказывать Музей Москвы?

Анна Броновицкая

Как историк архитектуры считаю важным отражение собственно градостроительной истории — как реального роста города, так и сменявших друг друга планов.

Афанасий Гнедовский

Музей должен рассказывать обо всех периодах истории без оглядки на конъюнктуру политическую, экономическую или социальную. Но, опираясь на многовековую историю и опыт предыдущих поколений, музей не должен забывать о настоящем и должен заглядывать в будущее. Потому что, как писал Белинский, «мы вопрошаем и допрашиваем прошедшее, чтобы оно объяснило нам наше настоящее и намекнуло о нашем будущем».

Дмитрий Гутов

Если сделать интересную экспозицию, можно чем угодно увлечь. Выставление объектов, памятников и так далее без рассказа, я считаю, полная бессмыслица. Экскурсия не спасает: пришел — не та публика, не тот экскурсовод. Я люблю самостоятельно все это делать. Каждый экспонат должен быть интересно и качественно описан, обязательно должны быть экспликации на стенах, должны быть аудиогиды. Ты ходишь по своему маршруту, со своей скоростью.

Наталья Душкина

Обо всем, что связано с городом, на то она и история.

Наталья Копелянская

Мне кажется, что одна из важных тем была заложена в предыдущем названии «история и реконструкция Москвы», но, конечно, вторым пунктом — о том, кто живет в этом городе, московская субкультура, которая была всегда.

Алексей Лебедев

Ситуация такая. Допустим, решили, что Музей Москвы — это музей разных «Москов». Это одна точка оси. Есть другая точка оси — это ваша коллекция. Они должны где-то посередине встретиться. Это и будет концепция, это и будет ответ на вопрос: это музей чего? Понятно, что, может быть, это надо делать в несколько заходов. Я бы хотел видеть Музей Москвы профессионально сделанным.

Татьяна Царева

Мне нравится первоначальная концепция (конца XIX века) Музея Москвы как коммунального музея, рассказывающего о работе городского хозяйства, о «винтиках и пружинках», приводящих огромный механизм или, вернее, организм в действие. История создания и организации работы систем освещения, канализации, транспорта, инженерные сооружения, крупные строительные программы, пожарные службы, подземные реки и т. д. и т. п. — это, на мой взгляд, самое интересное про жизнь города, и это сейчас очень многих интересует. Чего стоит история с освещением Москвы газовыми фонарями! Какие битвы происходили между иностранными концессиями за право развивать здесь конку! Отдельно хочется сказать о системе благоустройства и озеленения: здесь просто море материала, никогда толком не подвергавшегося осмыслению (за исключением крупных парков, да и то только в последнее время)… Я уже не говорю о всяких маргинальных городских функциях — вспомним профессию Шарикова!

Александра Паперно

Мне интересен любой документальный материал от фотографий до предметов и архивов людей.

Наталья Сергиевская

Было бы интересно, если бы Музей Москвы был не только выставочной, лекционной площадкой, но и чувствовал все тело города как свою коллекцию. Это было бы очень ценно. А еще чтобы все экскурсии, которые существуют в городе, водились бы Музеем Москвы. С другой стороны, музей мог бы устраивать какие-то on-sight-проекты, чувствуя город как свою площадку.


3. Согласны ли вы с высказыванием одного известного журналиста, что сочетание в одном пространстве исторических выставок и современного искусства — «признак шизофренического раздвоения»? Можно ли привлекать к работе над историческими выставками современных художников?

Анна Броновицкая

Не вижу в таком сочетании ничего дурного. Музей не человек, и сосуществование двух типов нарративов ему не вредит, а только добавляет глубины.
Насчет современных художников — почему же нельзя?

Афанасий Гнедовский

Не согласен. Лично мне ближе позиция Михаила Борисовича Пиотровского, который по поводу Manifesta сказал, что современное искусство нельзя отрывать от контекста, в том числе контекста истории искусства, и, попадая в контекст классического музея и классического искусства, оно обретает множество различных смыслов. Кроме того, современное искусство поднимает все самые острые темы современности, но при этом побуждает к размышлению, а не к крикам и ссорам. А где, как не в историческом музее, мы должны провоцировать подобные размышления и дискуссии?
Привлекать современных художников можно и нужно.

Дмитрий Гутов

Я считаю, что современное искусство — это везде прекрасно. Чем больше, тем лучше. Необходимо это связывать с проблематикой города. А город — это такая тема, что для того, чтобы связать ее с современным искусством, ума особого не надо. Можно посвящать выставки каким-то конкретным аспектам, эпохам, людям, событиям, литературным произведениям. Сейчас во всем мире принято во всех сферах обращаться к современному искусству. Почему? Потому что только современное искусство указывает на то, что этот материал актуален, что это не архаика, что в этом что-то есть, что задевает современный нерв.

Наталья Душкина

А кого же еще, как не современных? Вы имеете в виду традиционалистов? Важны глубина экспозиционного замысла, первоклассный дизайн пространства и качество его исполнения, которые без должного финансирования вряд ли появятся. Задача для Собянина.

Наталья Копелянская

Нет, это все нормально.
Насчет современных художников — почему нет? Но сначала все-таки лучше дизайнеров экспозиционных.

Александра Паперно

Нет.
Насчет современных художников — безусловно, это принято в международной музейной практике.

Татьяна Царева

Можно и нужно, но это должно быть тонкое сочетание выставочных концепций, на интеллектуальном уровне передающее взаимосвязь экспозиций и взаимоусиливающее впечатление. «Шизофреническое раздвоение» тоже может иметь место именно в качестве «усилителя впечатления», главное — чтобы в результате оставалось ощущение целостности высказывания.


4. Как лучше всего представить городу его историю? Как вам кажется, что должно быть в основе: хронология, отдельные образы, биографии, темы?

Анна Броновицкая

Я думаю, что хронологическая основа необходима. Это не значит, что повествование должно быть равномерным. Хорошо, если выделяются отдельные сюжеты и рассматриваются более подробно или эффектно. Вероятно, постоянная экспозиция должна быть рассчитана на сочетание с дополняющими ее временными выставками, которые будут посвящены отдельным персоналиям, событиям или явлениям.

Александр Гаврилов

Проблема в том, что мегаполисы не являются городами. Более того, они не являются объектами. Они являются в лучшем случае коллективными организмами, в которых Бутово — это один организм, а Тропарево — это другой организм. В этом смысле у мегаполиса не может быть истории, потому что для организма Замоскворечье история, происходящая в организме Бутово, не история. А для организма Бутово история, происходящая в организме Замоскворечье, — история, но непонятно чья. А для внешнего зрителя надо придумать слишком сложную «враку», чтобы она вообще когда-нибудь заработала. Вот что я думаю о музее мегаполиса в принципе.

Было бы хорошо, если бы Музей Москвы позволил себе существовать сквозь все времена одновременно, находиться снаружи от времени; чтобы человек, попадая на экспозицию, мог одновременно оказаться в Москве Юрия Долгорукого, Ивана Грозного, Николая II, 1945-го, 1968-го, 1991-го; если бы постоянная экспозиция позволяла человеку, не двигаясь с места, обрести эту полноту сменяющих друг друга грез. Тебе кажется, что ты видишь город, а за ним есть другой, за ним есть другой, за ним есть другой, а за ним — чистое поле.

Афанасий Гнедовский

Возможны различные подходы. Мне импонирует подход, который был применен в Немецком историческом музее. В нем фактически были соединены все перечисленные вами подходы и методики к построению исторической экспозиции. При этом экспозиция становится максимально интересной и интерактивной при минимальном использовании мультимедиаприспособлений и максимальной опоре на подлинные экспонаты.

Дмитрий Гутов

Все должно быть очень жестко хронологически выстроено. История — это связанный процесс. Человек должен иметь возможность пройти весь путь от первобытности до наших дней, понимая, как одно перетекало в другое, как менялась архитектура, как это разрушалось, наслаивалось, менялось, восстанавливалось. Нарратив должен быть обязательно — и уже внутри него ответвления, посвященные какому-то человеку, памятнику. Только все это должно быть на одном стержне.

Наталья Душкина

Зависит от концепции. От тем выставок. Все может быть, если отлично сделано и продумано.

Наталья Копелянская

Это зависит от того, что музей сам выберет как свою Идею, которая должна быть ослепительно ясной.

Алексей Лебедев

Хронологический принцип — довольно архаичный и совсем не обязательный. Когда-то этот музей назывался музеем истории и реконструкции Москвы. Очень интересная тема! Реконструкция — видение будущего Москвы. Можно выстроить историю того, как видели будущее Москвы в разные времена. Мы живем в 2014 году: как представляли себе Москву в 1914-м, в 1934-м, в 1954-м и так далее? Можно строить не по хронологии, а по типологии. Условно говоря, как изменялась форма чего-нибудь на протяжении… И показать набор предметов. Существует масса версий. А может, это будет музей, где показано много разных версий разными способами.

Александра Паперно

Всё.

Наталья Сергиевская

На самом деле я боюсь постоянной экспозиции. С одной стороны, она нужна, но я не очень понимаю зачем. Коллекция и постоянная экспозиция — это две большие разницы. Можно сделать серию полугодовых выставок: длинных, но не постоянных, потому что все равно в постоянной экспозиции всего не покажешь. Москва слишком большая, и мы все слишком много о ней знаем. 4,5 тыс. м2 — это нереально. Когда вы делаете постоянную экспозицию, особенно маленькую, очень сложно выбрать правильную интонацию. На мой взгляд, невозможно. Вот я бы не взялась. Можно рассказывать историю города через хронологию, можно через районы. Так много аспектов, что я не понимаю, как выбрать один.

Татьяна Царева

Мне кажется, не стоит ограничивать себя выбором между элементами этой скупой палитры — можно мешать все и брать по отдельности в зависимости от концепции и, прежде всего, от имеющегося материала.


5. Какие бы выставки вы хотели видеть в Музее Москвы? Какие темы, связанные с городом, кажутся вам наиболее актуальными именно в контексте городского музея? А в контексте лекционной программы этого самого музея?

Анна Броновицкая

С точки зрения своей профессии хотела бы видеть выставки об эпохах, сделанные в привязке к планам перепланировки и привлекающие внимание к значимым местам города. Может быть, например, выставка о бульварах: откуда они взялись, как выглядели в разное время, что на них происходило. Или Калининский проспект: как он мог появиться, что собой заместил, каким был «в молодости», как его воспринимали. Думаю, что важно делать выставки, помогающие осмыслению «новых» районов, которые почти отсутствуют в сознании, притом что составляют более 80% территории Москвы (не считая прирезанных недавно земель). Интересны были бы выставки, посвященные проблемам: бомжи, нищие, рынки, пробки, гибнущие памятники — да мало ли! Вот тут современное искусство придется кстати. Важно делать выставки об этнических общинах, помогающие снять страх и ксенофобские настроения.

Афанасий Гнедовский

Необходимо помнить, для кого музей делает все то, что он делает, — для посетителей, это с одной стороны. С другой же — музей должен помнить о своих коллекциях, которые он должен сохранять и не должен идти на поводу у интересов толпы или сиюминутных интересов политики.

Дмитрий Гутов

Мне, конечно, очень близко искусство: что происходило в архитектуре, как складывались коллекции, что происходило с иконами — собирали, уничтожали, как, почему.

Наталья Душкина

Помимо выставок, необходима серьезная постоянная экспозиция. Вспоминаю музей «Карнавале» в Париже, Музей Коррера в Венеции и так далее. Это фундамент города. И его гордость.

Татьяна Царева

На протяжении многих лет Музей Москвы функционировал как айсберг, накапливая невероятные сокровища. Какая научная деятельность велась в эти годы, кто из сотрудников серьезно занимался научной систематизацией? Нужно искать научных людей — их много — и помочь им современно представлять на музейных лекциях свои материалы.


6. Если в постоянной экспозиции будет много мультимедиа и интерактивных зон, как это скажется на ее качестве?

Анна Броновицкая

Вопрос — каких мультимедиа? Видеоматериалы, безусловно, должны быть — как «образы», так и фильмы, для просмотра которых лучше выделить отдельные зоны с сиденьями. Саундскейп обогатит восприятие экспозиции. Интерактивные тачскрины имеют смысл в случаях, когда требуется дополнительный контекст к представленным подлинным экспонатам. Но, думаю, этим не стоит увлекаться: лучше наполнить информацией и изображениями сайт музея. Интерактивные зоны для детей могут быть, но в качестве дополнения и, вероятно, за пределами основной экспозиции.

Афанасий Гнедовский

Необходимо помнить, что все мультимедиатехнологии очень быстро устаревают, а следовательно, экспозиция, построенная на них, будет нуждаться в постоянном поддержании и обновлении, причем не только «софта», но и «железа», что приведет к необходимости постоянных капиталовложений. Кроме того, автор концепции и художник должны помнить, что в центре всегда должен быть артефакт, экспонат; технологии не должны его затмевать, но должны облегчать задачу его показа, его изучения.

Дмитрий Гутов

Предмет должен быть вершиной айсберга. У человека должна быть возможность провести перед предметом n-ное количество времени, даже если он не профессионал. Что за предмет, почему он важен, его описание. Наши музеи в этом смысле — это просто издевательство над зрителем.

Наталья Копелянская

Сложно сказать. Мне кажется, что все зависит от баланса содержания и пространственного решения в конкретном случае. Главное, чтобы снова не получилась шоурум мультимедиа, как Еврейский музей.

Александра Паперно

Главное не то, как технически что-то сделано, а продуманность и содержательность экспозиции.

Татьяна Царева

Хорошо скажется, если эти мультимедиа и интерактивные зоны не будут модной пустышкой ни о чем.


7. А что вы думаете о «белых фигурах» в музее? О запахах и звуках? О театральных спецэффектах?

Анна Броновицкая

Все может быть, главное, чтобы применялось осмысленно.

Афанасий Гнедовский

Если честно, белые манекены в музее мне не очень нравятся. Этот вопрос может решаться и другими методами. Если говорить о запахах, звуках и театральных эффектах, то, мне кажется, это очень перспективное направление развития музейного дела и построения экспозиции. Интересный пример вовлечения всех органов чувств для формирования представлений об эпохе, пространстве, жизни различных слоев населения в определенный период — Музей Денниса Сиверса в Лондоне. Конечно, если подходить строго к определению понятия «музей», то это учреждение нельзя назвать музеем, так как в нем не ведется научная, исследовательская работа, не применяются традиционные методики хранения и показа экспонатов. В этом «музее» не бывает экскурсий, в нем нельзя разговаривать, фотографировать, а также нет экспликаций и этикеток. Все в многочисленных комнатах этого дома подчинено одной цели — реконструировать во всей полноте быт в викторианскую эпоху. Создается ощущение, что хозяева покинули дом всего пару минут назад: грязная посуда на кухне, свежеиспеченный хлеб, недоеденный завтрак, опрокинутая мебель, запахи… Я бы даже назвал это не музеем, а машиной времени, так как ты полностью отрываешься от реальности и погружаешься в XIX век. Это интересный подход, который можно использовать для отдельных экспозиций.

Дмитрий Гутов

Проекции и копии я не люблю. От театральных эффектов меня мутит. Мне нужен подлинный предмет и четкая, внятная энциклопедическая информация. Но я не показатель. Макеты, если они дают представление о городе, — да, нужны. Я люблю старую, старомодную систему. Музей по природе своей архаический, и если он выглядит архаично — не страшно, но если в него вставлены все новейшие гаджеты — это хорошо.

Наталья Душкина

Запахи и звуки для меня иногда почти решающие. Моя среда. Это часть концепции и музея, и выставок. Плохие запахи, агрессивная звуковая среда могут навсегда отбить охоту бывать в музее.

Наталья Копелянская

Ничего не думаю абстрактно. В принципе, это все используется в современной экспозиции. Вопрос уместности.

Александра Паперно

Не представляю, о чем идет речь.

Татьяна Царева

Ничего не думаю: об этом можно думать только в связи с конкретными задачами. Если в музее будет пахнуть духами Коко Шанель просто так — это странно, а если во время выставки ее платьев — нормально.


8. Кто, по-вашему, лучше справится с созданием постоянной экспозиции: известная западная компания; наоборот, молодая и пока не очень раскрученная западная компания; или, может, лучше подобную экспозицию делать с российскими архитекторами и художниками? Или плодотворнее всего сотрудничество разных компаний, например западной, с единой концепцией и общим видением, и российских партнеров, выполняющих конкретные задачи и части экспозиции?

Анна Броновицкая

Мне кажется, в нашей стране маловато опыта для создания современной музейной экспозиции, тем более такой, где далеко не весь материал визуально выразителен. Если есть возможность, стоит пригласить хорошо себя зарекомендовавшую западную компанию. А вот дизайнеров можно пригласить московских, среди них уже есть достойные.

Афанасий Гнедовский

Конечно, лучше, если всем процессом будет заниматься одна команда — от предварительных исследований и разработки научной концепции до сдачи экспозиции «под ключ». Любая компания будет привлекать субподрядчиков на реализацию отдельных частей заказа. Сотрудникам музея важно работать в тесном контакте со специалистами компании.

Наталья Душкина

Есть замечательные наши дизайнеры и архитекторы, которые делают экспозиции на мировом уровне. Западные люди — это не всегда здорово и, как правило, дорого. Кроме того, у западных (за редчайшим исключением) нет знания и чувства Москвы. Часто получается эпатаж, который некоторых привлекает (поскольку круто), но это не означает качество.

Наталья Копелянская

Как мне кажется, должна быть сборная команда с сильнейшими содержательными лидерами. Мне кажется, это не вопрос отдельных компаний.

Алексей Лебедев

Иностранным бюро будет труднее, так как они с большим трудом понимают материал. Все-таки Москва — это такая субстанция, которую изнутри надо чувствовать.

Александра Паперно

Важны профессиональные навыки людей, а не их происхождение, географическое расположение и возраст.

Татьяна Царева

У меня был позитивный опыт сотрудничества с иностранными кураторами на выставке «Территория культуры», проходившей этим летом в Музее архитектуры. Это было очень интересно, так как при довольно быстро сформировавшейся общей концепции индивидуальное видение привнесло в проект «правильную» сложность, в результате значительно обогатившую экспозицию. Я за профессиональный интернационализм!


9. Какие мы можем совершить политические ошибки, как вам кажется? И что может считаться роковой ошибкой?

Дмитрий Гутов

Я считаю, что музей не должен превращаться в развлекательное шоу, идти по пути всей этой молодежной поп-шмоп. Я не скажу, что люди должны приходить в музей как в храм, но ощущение того, что ты прикасаешься к чему-то такому важно-серьезному, должно присутствовать. Нельзя превратить это пространство в трешево-современное — вот это важно. Короче, больше архаики!

Наталья Душкина

Уйти из-под сени истории города.

Александра Паперно

Если речь идет о культуре — вреднее всего бояться ошибок.

Наталья Сергиевская

У Музея Москвы должен быть собственный голос. Участвовать в каких-то обсуждениях, занимать какую-то важную общественную позицию — вот если бы музей это смог, если бы хватило какой-то внутренней уверенности, это было бы очень важно. Он должен быть площадкой, на которой происходит не сглаживание углов, а, наоборот, заострение.

Татьяна Царева

Возможно, не стоит слишком активно тематически конкурировать с другими музеями. Например, будет странно, если Музей Москвы вдруг начнет специализироваться на архитектурных проблемах, показывая Музею архитектуры, «как нужно это делать», или выставлять современное искусство круче, чем ГЦСИ. Хотя для меня лично как для зрителя не так важно, в каком месте и о чем, главное — хорошая выставка. Со всеми музеями, расположенными в Москве (и не только), нужны очень дружеские отношения, основанные на профессиональном взаимодействии и поддержке друг друга (легко писать!). Роковой ошибкой, на мой взгляд, может стать недостаточное внимание к научно-исследовательской работе музея.


10. А какая у Музея Москвы может быть аудитория? Для кого этот музей? На кого он должен в первую очередь ориентироваться?

Анна Броновицкая

Важнейшая группа — школьники и родители с детьми, но также и туристы, и москвичи, интересующиеся своим городом, — таких много.

Афанасий Гнедовский

Это должен быть музей для всех: для всех слоев населения, для всех возрастов, для жителей России и приезжих. Отдельное внимание и упор музей, на мой взгляд, должен сделать на детскую аудиторию и молодежь, не забывая о других возрастных категориях.

Наталья Копелянская

В принципе, диапазон огромный.

Александра Паперно

На москвичей и гостей столицы, наверное. А кто они? Самый обобщенный ответ потребует несколько страниц, я думаю.

Наталья Сергиевская

Мне страшно понравилось, что Антонова запустила цикл лекций для пенсионеров. Это очень правильно: Москва не очень молодой город. Делать музей «для своих» не имеет смысла, такие музеи уже есть. Музей Москвы будет для местных или туристов? В зависимости от этого и программы будут совсем разными.

Татьяна Царева

Он должен ориентироваться на всех людей, потому что все живут в этом городе и в той или иной степени всех можно «зацепить», даже алкашей, сделав выставку про историю пития и веселия в Москве (один завод «Кристалл» чего стоит, а какие рестораны были!).


11. Если это не только музей, но и городское культурное пространство, стоит ли там устраивать маркеты еды, блошиные рынки, рождественские елки, книжные презентации, фестивали?

Анна Броновицкая

Конечно, тем более у вас роскошный двор!

Афанасий Гнедовский

Конечно, стоит, и не только на территории, на которой непосредственно располагается музей, но и на сопредельных территориях, и в различных районах города.

Дмитрий Гутов

Нормально. Привлекать людей надо самыми разными способами. Здесь я согласен: если есть такая возможность, не в ущерб экспонатам.

Наталья Душкина

Меня это не беспокоит. Главное баланс, подходящее время.

Наталья Копелянская

Конечно, только давайте, у этого всего будет музейное содержание тоже.

Александра Паперно

Да.

Татьяна Царева

Еще как.


12. Что, по-вашему, должен хранить (собирать) городской музей? Как должна формироваться коллекция такого музея? На что надо бы прежде всего обращать внимание?

Анна Броновицкая

Хотелось бы, чтобы не был забыт городской дизайн. Где еще собирать старые вывески, таблички с номерами домов, может быть, и лавочки, и урны, и фонари? Искусство, связанное с темой города. Макеты зданий.

Афанасий Гнедовский

Я бы не стал выделять что-то отдельное, но обратил бы особое внимание на судьбы людей — не только известных, но и обычных горожан, — собирал бы устную историю. В России это направление пока крайне слабо разрабатывается.

Дмитрий Гутов

Надо закупать те предметы, которые смогут в точности воссоздать атмосферу конкретного времени. Скажем, поставить себе целью воспроизвести интерьер квартиры 1961 года.

Наталья Душкина

Ушло название «музей истории Москвы», и это создало много методических, научных проблем, но есть и некоторые преимущества.

Наталья Копелянская

Быстро меняющуюся, ускользающую натуру. Вот, говорят, уже практически нет понятия «москвич» как человека, который родился в Москве.


13. Когда вы приезжаете в новый для вас город, идете ли вы в городской музей? Какой городской музей вам больше всего нравится? Когда вы там были в последний раз? Что именно вам там понравилось? А еще были какие-то городские музеи, которые оставили у вас приятные воспоминания?

Анна Броновицкая

Честно говоря, до городских музеев дело доходит не часто. Хорош Музей Берлина.

Александр Гаврилов

В 1980-х годах была такая много где реализованная история. Музей истории. Не history, a story museum. Конечно, они были направлены в основном на юного зрителя, но, может быть, это не так глупо. Юный посетитель, попадая в это пространство, довольно коротким маршрутом проходил бесконечное количество эпох, сменяющих друг друга «Лиссабонов». The story of Moscow — это то, что может быть музеифицировано, выстроено в некую экспозицию.

Афанасий Гнедовский

Мне нравятся городские музеи Лондона и Амстердама. Я бывал в них в 2012 и 2013 годах. Они совершенно разные. Лондонский музей стремится рассказать не только об истории города, но и о городе сегодня, а также стать современной, актуальной площадкой, площадкой для дискуссий, для лекций, встреч, выставок. Музей Амстердама совсем другой: он стремится объединить в единую сеть все музеи города, стать центром всей его культурной жизни, а также участвовать в формировании бренда города, его маркетинга.

Дмитрий Гутов

В принципе, я ни в одном городе в музей города не хожу. Я хожу смотреть только искусство. Меня история не очень интересует. Но она нужна: есть люди, которые этим безумно увлекаются.

Наталья Душкина

Стараюсь бывать в музеях городов и краеведческих музеях (даже в самых маленьких провинциальных городках). Город тогда сразу же обретает глубину и смыслы; практика показывает, что чисто визуальные впечатления оставляют восторги, но не содержание. Последний раз, чуть более недели назад, была в краеведческом музее города Епифани (Тульская губерния). Это купеческий быт. А до этого — в музее купеческого быта в Ростове Великом. Просто так получилось.

Наталья Копелянская

Музей Лондона, Музей Амстердама, Музей Лейпцига, музей «Карнавале» (Париж), Музей истории Барселоны, «Музей невинности» как музей Стамбула, Музей Кракова, Музей Гента, Музей Гетеборга, Музей Турина, Музей Оксфорда. Я перечислила только те, что понравились.

Александра Паперно

Сразу вспомнились городские музея Мюнхена (Германия) и Комо (Италия). В Мюнхене, помимо исторической экспозиции, есть кинозал и хорошее кафе с доступными ценами — таким образом, музей стал одной из главных культурных точек города. В Комо мне была очень интересна часть про архитектуру города, а также художественная часть, посвященная связанным с этим городом художникам.

Татьяна Царева

Музей «Карнавале» в Париже: очень приятный, культурный, со своим образом и достоинством.

Наталья Сергиевская

Я была в Музее Амстердама, совершенно точно. Наверняка, была еще в каких-то небольших городах, но они не относятся к Музею Москвы, потому что Музей Москвы — это все-таки в большей степени «музей Ватикана». Действительно, интересно было бы сравнивать с музеем Ватикана, потому что это на самом деле музей обо всем.

Самое читаемое:
1
Зельфира Трегулова: «Сейчас в музее нам нужны более сильные эмоции и впечатления»
Директор Третьяковской галереи Зельфира Трегулова рассказала о том, каким видит музей в будущем, об идеальной выставке и почему картины Михаила Врубеля вызывают интерес у зрителей от Казани до Осло
22.09.2021
Зельфира Трегулова: «Сейчас в музее нам нужны более сильные эмоции и впечатления»
2
Выставка Врубеля в Третьяковке соединит разрозненные циклы и разрезанные картины
Гигантская монографическая выставка Михаила Врубеля в Новой Третьяковке станет важным этапом в познании его наследия. На ней встретятся три «Демона» и впервые будет показано такое количество поздней графики
05.10.2021
Выставка Врубеля в Третьяковке соединит разрозненные циклы и разрезанные картины
3
Топ-50 самых дорогих ныне живущих художников России
Представляем новый рейтинг наших современников, высоко котирующихся на рынке. Спустя шесть лет после того, как мы опубликовали его впервые, он заметно обновился в нижней части. Ротации в верхней части списка мало. Зато рекорды теперь ставятся не только в Лондоне, но и в Москве
18.10.2021
Топ-50 самых дорогих ныне живущих художников России
4
Как проектировали упаковку Триумфальной арки
В Париже открылся последний грандиозный проект Христо и Жанны-Клод — упакованная Триумфальная арка. Оказывается, работа над ним шла полвека. Показываем, как это было
24.09.2021
Как проектировали упаковку Триумфальной арки
5
Жан-Юбер Мартен перемешает коллекцию ГМИИ
Перед реконструкцией главного здания Пушкинского музея в нем решились на большой эксперимент
07.10.2021
Жан-Юбер Мартен перемешает коллекцию ГМИИ
6
Как появляются на арт-рынке работы Боттичелли и за сколько продаются
Сандро Боттичелли сейчас второй среди старых мастеров по цене после Леонардо да Винчи. Как правило, главные шедевры таких гениев давно в музеях, и каждое появление их произведений на рынке становится сенсацией
08.10.2021
Как появляются на арт-рынке работы Боттичелли и за сколько продаются
7
Sotheby’s выставил на аукцион позднюю картину Боттичелли
«Муж скорбей» появится на январских торгах с предварительной оценкой в $40 млн. Картина обрела авторство Боттичелли благодаря недавней переатрибуции, а до этого считалась работой его учеников
07.10.2021
Sotheby’s выставил на аукцион позднюю картину Боттичелли
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+