The Art Newspaper Russia
Поиск

Фрэнк Гери: «Директора музеев ненавидели Бильбао»

Фрэнк Гери

Фрэнк Гери

Пока Фрэнк Гери переосмысливает свои музейные проекты, в Париже в это время открылись для посетителей спроектированное им здание Фонда Louis Vuitton и ретроспектива в Центре Помпиду.

В свои 85 архитектор Фрэнк Гери продолжает проектировать новые здания, ухитряясь не повторять самого себя. События текущего месяца лишь подтверждают это наблюдение. Так, 25 октября в Париже в Булонском лесу открылся частный музей — Фонд Louis Vuitton, построенный Гери для миллиардера Бернара Арно. Чуть ранее, 2 октября, в Панаме начал работу раскрашенный в немыслимо яркие цвета Биомузей, а 8 октября, опять же во французской столице, — ретроспектива маэстро в Центре Помпиду (до 26 января). В интервью нашей газете знаменитый архитектор развеял некоторые распространенные заблуждения относительно своих музейных проектов.

Архитектурный критик Пол Голдбергер назвал новое здание для Фонда Louis Vuitton не поддающимся сравнению с вашими предыдущими знаменитыми постройками: ни с Музеем Гуггенхайма в испанском городе Бильбао, ни со зданием американской интернет-компании InterActiveCorp (IAC) в Нью-Йорке. На какие образы или иные ориентиры вы опирались, когда проектировали его?

Для начала вы должны спросить меня, почему оно стеклянное. Это был единственный способ добиться высотности там, в Булонском лесу: возвести массивное здание такой же высоты нам не разрешили. Поэтому возникла идея стекла. И как только я начал играть со стеклом, проект стал походить на паруса. Он мне напоминает регату.

Чем работа с гнутым стеклом отличалась от работы с гнутым металлом?

Мы с Барри Диллером применяли гнутое стекло в здании IAC. Стекло отличается тем, что оно способно гнуться самостоятельно, без обязательной отливки изогнутой формы; оно не отливается в печи. Но есть предел его эластичности, после чего стекло ломается. Нужно следовать за материалом.

Наверное, вы успели неплохо узнать Бернара Арно. Каково было с ним работать?

Было хорошо. Он очень четко представляет себе, чего хочет, поэтому, когда предложения ему не нравились, он говорил мне об этом, и мы их обсуждали. Я всегда вовлекаю клиента в работу — это один из тех способов, что не дают вам повторяться.

Один архитектор сравнил проектирование аквариума с проектированием музея, в котором экспозицию составляют рыбы. Можно ли так сказать о Биомузее в Панаме?

Они похожи, потому что в обоих случаях вы создаете пространства, куда люди приходят посмотреть на двухмерные и трехмерные объекты. Но особенность Биомузея — в его основной задаче. Панама — одно из тех мест на планете, где существуют прекрасные природные условия для разнообразия биологических видов, где потрясающие флора и фауна, но по каким-то причинам местным детям в школах об этом не рассказывают. Поэтому и возникла идея заинтересовать их, чтобы им захотелось больше узнать о своей стране.

Ярким же здание музея, который находится в городе Панама на побережье Тихого океана, в быстроразвивающемся регионе страны, я сделал для того, чтобы напомнить о тех, кто живет всего в 80 км от него, на берегу Атлантики, в крайней нищете, — об индейцах, очень пестром и ярком народе.

Сейчас вы работаете над еще одним музейным проектом на ранней стадии: это масштабное расширение неоклассического здания Филадельфийского художественного музея, который пристраивает подземные галереи. Кое-кто удивляется тому, насколько естественно такое расширение интегрировано в старое здание и не похоже на ваше творение. Люди действительно считают, что вы неспособны быть незаметным?

Я получаю такие отзывы все время, пока работаю над этим проектом. Говорят: «Почему вы не дадите больше Фрэнка Гери?» Это вроде проклятия. Когда я согласился на филадельфийский проект Анн дАрнонкур (директор музея в Филадельфии, скончалась в 2008 году. — TANR), она сформулировала задачу так: «Сможете вызвать такой же ажиотаж, как в Бильбао, в рамках этого здания XIX века?»

Начинаешь изучать постройку [Горация] Тромбауэра и видишь, что этот парень встроил — а мы даже не знаем точно зачем, — на нижнем уровне тоннель, проходящий по всей ширине здания. Это сводчатый тоннель с восхитительными деталями, типичный для XIX века, и он станет прекрасным входом в галереи, если сделать их под площадью. В целом идея была в том, чтобы связать старое здание с новым.

Кое-кому не нравится ваше намерение прорубить в так называемой лестнице Рокки (72 ступени перед входом в филадельфийский музей, которые фигурировали в фильмах о боксере Рокки Бальбоа, роль которого сыграл Сильвестр Сталлоне. — TANR) окно, которое бы обрамляло вид на город из галерей.

Я думаю, что довольно странно так держаться за «лестницу Рокки». И окно можно было бы встроить в ступени таким образом, что вы и не заметили бы его. Если посмотреть на эскизы Тромбауэра, то у него там тоже был проем.

Вы дружили и дружите со многими художниками: Роном Дэвисом, Эдом Рушей, Ларри Беллом, Кеном Прайсом. Кто-нибудь из них отваживался давать вам советы на тему проектирования музеев?

О проектировании художественных музеев я разговаривал с художниками всегда. И всегда слышал одну и ту же мысль, противоположную тому, к чему стремятся Гленн Лоури (директор Музея современного искусства в Нью-Йорке. — TANR] и его коллеги — идеально белой коробке. Думаю, они не знают ничего лучшего.

На это жалуется большинство художников, которых я знаю, а молодые авторы сегодня просто отказываются быть в этой белой коробке: она налагает «чистоту», которая на самом деле не предусмотрена. Вы же видите, что галереи в MoMA потерпели неудачу; им придется теперь делать их заново.

Да, я в течение 40 лет слушал мысли художников о том, какие галереи они хотят видеть. Всем художникам, которых я знаю, нравился музей в Бильбао. Все директора музеев, которых я знаю, ненавидели Бильбао.

Как вы думаете, выставка в Центре Помпиду сможет рассказать о вашем творчестве что-то, чего публика еще не знает?

Там представлено много моих рисунков, которые прежде не показывал ни один музей. Еще там демонстрируется технология, которую мы разрабатывали в течение последних 30 лет, — 3D-технология, разъясняющая назначение различные частей зданий и того, как они соединяются вместе; с ее помощью можно избежать предписаний на внесение изменений, конфликтных ситуаций и экономить на отходах.

И еще один момент, о котором никто не знает: мои здания строятся в установленные сроки и в рамках бюджета. Да, можно сказать, что они дорогие, но музей в Бильбао был построен строго по цене $300 за 1 кв. фут (0,093 м2), а Зал Диснея (концертный зал в Лос-Анджелесе, возведен по проекту Фрэнка Гери, открыт в 2003 году. — TANR) — за $270 млн, что и составляло его первоначальный бюджет.

Материалы по теме
Просмотры: 5142
Популярные материалы
1
Les Morosoff — сильные мира искусства сего
Собрания московских коллекционеров французской живописи Морозовых встретились на выставке в Государственном Эрмитаже
21 июня 2019
2
Револьвер, из которого застрелился ван Гог, продан за €162 тыс.
«Самое знаменитое оружие в истории искусства» было найдено в 1960 году в поле неподалеку от места, где художник прожил последние недели своей жизни.
20 июня 2019
3
Здание на «Тропе Малевича» объявили самостроем и снесли
Московские власти снесли здание, часть общественного пространства «Центр памяти Казимира Малевича „Тропа Малевича“» в Немчиновке.
20 июня 2019
4
Выкса пополнила свое собрание современного искусства
В этом году участникам 9-го фестиваля городской культуры «Арт-овраг», который прошел в Выксе, предложили подумать на тему «Когда сегодня становится завтра», и, глядя на происходящее в небольшом моногороде в Нижегородской области, хочется ответить, что это происходит прямо сейчас
20 июня 2019
5
Караваджо или нет?
Ответить на этот вопрос предстоит участникам аукциона в Тулузе 27 июня. Картина, которая считается второй версией «Юдифи, убивающей Олоферна» Караваджо, выставлена на торги с эстимейтом €100–150 млн. Мнения экспертов разделились.
20 июня 2019
6
Вопрос о включении ГЦСИ в состав Пушкинского музея будет решен до конца недели
Сотрудники Государственного центра современного искусства направили соответствующее обращение в Минкультуры РФ.
25 июня 2019
7
Свободный полет на машине времени во вселенную Тарковского
Трилогия Музея AZ развернулась в новом пространстве Третьяковки, бывшем ЦДХ.
21 июня 2019
8
Международная конференция «Русский авангард в межнациональном контексте» пройдет в Москве
На конференции, посвященной памяти писателя и историка Николая Харджиева, представят третий том «Архива Харджиева», изданный РГАЛИ и фондом IN ARTIBUS.
20 июня 2019
9
Выставка Маркуса Мартиновича пройдет на «Флаконе»
Куратор Катя Бочавар представит работы 12-летнего художника с аутизмом в виде трехчастной тотальной инсталляции.
20 июня 2019
10
Политкорректность на службе искусства не спасла Биеннале Уитни
Одна из старейших выставок современного искусства опять не избежала скандала.
24 июня 2019
Партнер Рамблера
Рейтинг@Mail.ru