The Art Newspaper Russia
Поиск

Лорд Марк Полтимор: «Мы постоянно экспериментируем»

Председатель российского отделения Sotheby’s рассказал, как аукционному дому удалось за год продать искусства на $6,4 млрд, не закрыть ли русские торги, как подорожают художники-женщины и зачем Уорхол азиатским коллекционерам

В прошлом году Sotheby’s удалось заметно увеличить свой оборот — до внушительных $6,4 млрд. Как вы этого добились?

Действительно, 2018 год был очень успешным для Sotheby’s. Общий объем наших продаж составил $6,4 млрд — на 16% больше, чем в 2017 году, и это потрясающий результат. Прошлый год стал рекордным в Азии и Франции, а также в сфере винных продаж; кроме того, мы провели ряд важных, по-настоящему этапных торгов.

Одними из самых ярких были достижения в сфере цифровых технологий. В 2018 году интернет-покупатели потратили в общей сложности более $220,4 млн, а 37% всех лотов из всех категорий были проданы в Сети. Кроме того, наши цифровые платформы помогли привлечь на торги более 11 тыс. новых участников.

Мы начали использовать технологии не только для продажи произведений искусства, но и для связи с потенциальными продавцами. В 2017 году мы запустили онлайн-платформу для владельцев произведений, чтобы дать возможность людям со всего мира легко обращаться к нам и узнавать, представляют ли ценность их предметы. Только за прошлый год при помощи этого инструмента нам удалось привлечь свыше 70 тыс. лотов из 200 с лишним стран, их продажа принесла более $56,5 млн. К примеру, один из топ-лотов ноябрьских торгов русской живописи — «Грузинка в лечаки» грузинского художника-самоучки Нико Пиросмани — поступил на торги через онлайн-платформу. Картина ушла за $2,8 млн, что втрое больше ее верхнего эстимейта.

Потрясающий рост наблюдался в сфере частных торгов. Это еще одно направление, которому мы уделяем особое внимание в последние годы. Суммарный объем таких сделок составил более $1 млрд — это самый высокий показатель за последние пять лет. Наибольшей популярностью частные торги пользуются в Азии, где покупатели проявили интерес как к западному модернизму и современному искусству, так и к западным старым мастерам.

Раньше клиенты из Азии очень много тратили на ваших торгах. Как обстоят дела сейчас?

Клиенты из Азии по-прежнему играют очень важную роль в нашем бизнесе. За прошлый год только на аукционах они совершили покупок на $1 млрд — это самый высокий результат за 45-летнюю историю работы Sotheby’s в регионе. Покупатели из Азии обеспечили 26% всех мировых аукционных продаж и приобрели более четверти из двадцатки самых дорогих лотов. Кроме того, в Азии наблюдается значительное расширение клиентской базы: в прошлом году 27% от общего числа покупателей составили новые клиенты, а почти четверть участников торгов были младше 40 лет, что говорит о росте вовлеченности молодого поколения.

Что касается других регионов, то мы провели первый аукцион в Мумбае и распространили категорию «часы» на Ближний Восток. Кроме того, мы, разумеется, продолжаем активную деятельность в наших аукционных залах в Великобритании и США. В ноябре прошлого года, например, мы продали в Лондоне произведение Пабло Пикассо за $69,2 млн — это самая высокая цена за картину в истории европейских торгов. А «Лежащая обнаженная» Амедео Модильяни, проданная на нью-йоркских торгах в мае, не только стала самым дорогим лотом 2018 года, но и побила рекорд стоимости среди произведений искусства, проданных Sotheby’s за всю его 275-летнюю историю.

Какова доля российских покупателей и в каком сегменте они наиболее активны?

У России давняя и богатая история коллекционирования, так что многие коллекционеры из этого региона сочетают наметанность глаза с глубокими знаниями и действуют очень уверенно. Конечно, часто российских коллекционеров привлекает русское искусство, ведь всем нам нравится то, что связано со знакомой нам культурой, пейзажем и эстетикой. Но в то же время коллекционеры из России принимают участие практически во всех наших крупных торгах — импрессионизма, модернизма, современного искусства и старых мастеров, а также ювелирных изделий.

В наших торгах импрессионизма, модернизма и сюрреализма, состоявшихся в феврале этого года, среди покупателей из 51 страны было много россиян. Один из топ-лотов, редкую картину Оскара Шлеммера музейного качества, приобрел покупатель из России за рекордные $3,4 млн, вдвое дороже эстимейта.

Какое искусство сейчас пользуется наибольшим спросом? Какой раздел растет, а какой — падает?

В последние годы стабильно растет рынок современного искусства. В 2018 году суммарные продажи Sotheby’s составили $1,6 млрд, что на 14% больше, чем в 2017-м. Мы все время видим новые аукционные рекорды. Например, для таких художников, как Сесиль Браун, Керри Джеймс Маршалл, Дженни Савиль и Джон Чемберлен. Заметив рост интереса, мы решили проводить торги западного современного искусства в Азии, и на первых же было продано 100% лотов, а работа Энди Уорхола ушла за $12,6 млн, установив рекорд для произведений западного современного искусства в регионе.

В наших ключевых категориях дела также идут исключительно хорошо, и во многих областях наблюдается значительный рост. Продажи живописи и графики старых мастеров в 2018 году увеличились на 30%. В декабре мы продали эскиз Рембрандта за $12,1 млн, а недавно стало известно, что он был приобретен в постоянную коллекцию Лувра — Абу-Даби.

В последнее время наблюдается спад интереса к российскому искусству. Аукционный дом случайно не планирует закрыть российское отделение как неприбыльное?

Ничего подобного! Несмотря на определенные колебания на рынке русского искусства — которые, надо сказать, случаются во всех категориях, — российский арт-рынок по-прежнему остается сильным. На самом деле 2018 год был очень удачным для российского отделения. Особенно впечатляющей стала ноябрьская серия торгов, которая принесла прибыль в размере $29,4 млн — больше, чем у какого-либо другого аукционного дома в том сезоне. На торгах был установлен ряд рекордов, в том числе на произведения Константина Маковского и грузинского художника Нико Пиросмани. На той же неделе прошла распродажа частной коллекции покойных музыкальных гениев Галины Вишневской и Мстислава Ростроповича, которая привлекла множество самых разных покупателей.

История с самоуничтожившейся при помощи встроенного в раму шредера работой Бэнкси стала, пожалуй, самой громкой в минувшем году. Знал ли кто-нибудь из работников аукционного дома о готовящейся акции? Вы теперь осматриваете рамы перед аукционами?

Мне ничего не было известно о планах Бэнкси. Это было очень зрелищно, и все сотрудники — я в их числе — были крайне удивлены в тот вечер.

Разумеется, мы осматриваем все произведения, которые выставляем на торги, так что из-за выходки Бэнкси порядок наших действий не изменился. Но, как это и было в случае с «Девочкой с воздушным шаром», современные художники все чаще настаивают на том, что рама — неотъемлемая часть произведения и что ее нельзя снимать при каталогизации.

В начале этого года на торгах старых мастеров было установлено целых семь индивидуальных ценовых рекордов на произведения художниц. Первого марта прошел беспрецедентный аукцион искусства ХХ века, на котором были представлены исключительно работы женщин. Считаете ли вы, что художницы недооценивались в прошлом? Стоит ли ожидать роста цен на их произведения?

Очень важно в принципе не делить художников по полу. При этом сегодня неравенство, безусловно, существует, и с ним нужно бороться. К счастью, для исправления этого дисбаланса делается очень многое, и не только в Sotheby’s, но и в мире искусства в целом. В последние полгода на Sotheby’s было установлено два аукционных рекорда на произведения женщин. Портрет кисти Элизабет Луизы Виже-Лебрен был продан за $7,2 млн, установив новый мировой рекорд для женщины в старом искусстве. А в минувшем октябре потрясающий автопортрет Дженни Савиль «На подпорке», бросающий вызов классическим изображениям женской красоты, ушел за рекордные $12,5 млн, сделав ее самой дорогой из ныне живущих художниц.

Аукционные дома все чаще смешивают в рамках одних торгов произведения разных эпох и видов. В чем идея? Стоит ли уходить от таких традиционных аукционов, как торги живописи XIX века или, скажем, дизайна, и все смешивать?

Курируемые, или тематические, торги предлагают людям свежий взгляд на искусство. Мы сотрудничаем с разными законодателями мод, от модельеров до музыкантов и поваров высокой кухни, и такие торги неизменно пользуются популярностью.

На самом деле стоимость большинства продаваемых работ очень далека от миллионов долларов. В 2018 году стоимость около 73% проданных лотов составила менее $25 тыс., около 53% — менее $10 тыс. и 35% — менее $5 тыс. Произведения, которые попадают на тематические торги, относятся к невысокому ценовому диапазону и становятся хорошей точкой входа для новых, молодых коллекционеров.

Мы постоянно экспериментируем с форматом и расписанием торгов, выстраиваем специальный календарь и группируем дополняющие друг друга торги. Таким образом мы помогаем нашим клиентам увидеть лоты из разных категорий в сочетаниях, которые они, вероятно, никогда раньше не рассматривали.

Какие категории, по вашему мнению, будут самыми успешными в этом году?

В том, что касается конкретных категорий… На самом деле сегодняшние коллекционеры часто предпочитают эклектический подход, подбирая и объединяя объекты из разных категорий, что видно по нашим продажам. При этом в последнее время (запоздало, как полагают многие) серьезно вырос интерес к афроамериканскому искусству, художницам и — как видно по только что прошедшим лондонским торгам — к великим мастерам движения Баухаус.

Исходя из выдающихся результатов прошлого года, можно с уверенностью сказать, что в 2019-м интересные вещи будут происходить в диджитал-сфере, в которую мы продолжим инвестировать, чтобы развивать свои возможности.

Ждут ли нас какие-нибудь сенсации, связанные с Sotheby’s?

Для нас 2019 год особенный, потому что мы празднуем 275-летие! В честь юбилея мы запланировали множество мероприятий во всех отделениях фирмы по всему миру.

Мы много инвестируем в пространства своих отделений и уже открыли после ремонта офисы в Дубае, Женеве и Тель-Авиве. Совсем недавно мы объявили о расширении галерейного пространства в Нью-Йорке. Площадью почти 8,4 тыс. кв. м, оно станет самым большим и важным ультрасовременным коммерческим галерейным пространством в мире. Его открытие намечено на май. В этом году мы также планируем изменения на Нью-Бонд-стрит в Лондоне и обновление нашего галерейного пространства в Париже.

Еще очень много проектов находятся сейчас на стадии согласования, так что мы ожидаем, что 2019 год станет для нас очередным захватывающим годом.


Главные факты из отчета Sotheby’s за 2018 год

$6,4 млрд составили продажи искусства на аукционах Sotheby’s по всему миру

$1 млрд принесли дому частные продажи (вне аукционных залов)

$1 млрд — столько потратили на Sotheby’s покупатели из Азии, это самая большая цифра за всю 45-летнюю историю аукционного дома в азиатском регионе

$220,4 млн потратили покупатели в Интернете: 37% всех лотов, проданных на торгах Sotheby’s, были приобретены онлайн

Материалы по теме
Просмотры: 4028
Популярные материалы
1
Больше чем мех
Владелица бренда «Меха Екатерина» Екатерина Акхузина, унаследовавшая семейный бизнес от отца, Ильдара Акхузина, рассказала о том, как начала коллекционировать искусство и каким образом ее страсть повлияла на компанию.
05 декабря 2019
2
Маурицио Каттелан продает бананы на Art Basel Miami
Новый арт-объект художника-хулигана — «Комедиант» в виде обычного банана, прилепленного к стене скотчем, — продан в самом начале работы ярмарки Art Basel Miami за $120 тыс. Если будут проданы все три экземпляра работы, выручка составит $360 тыс.
06 декабря 2019
3
Марина Варварина: «Мы идем вразрез с канонами»
Коллекционер и создатель музея современного искусства «Эрарта» Марина Варварина рассказала о будущем суперпопулярного в Петербурге пространства.
03 декабря 2019
4
Мировой арт-рынок достиг второго по величине уровня оборота за последние десять лет
Оборот рынка в прошлом, 2018 году составил $67,4 млрд, напоминает совместный отчет ярмарки Art Basel и банка UBS в преддверии итогов 2019 года.
05 декабря 2019
5
Екатерина Селезнева: «Все творчество Шагала — это личный дневник художника»
Куратор выставки Марка Шагала в музее «Новый Иерусалим» Екатерина Селезнева рассказала нам о том, как распознать подделку, о редких экспонатах из Ниццы и музах художника.
05 декабря 2019
6
Украденные 40 лет назад картины Брейгеля, Гольбейна, Халса нашли в Германии
Полотна, похищенные из музея в замке Фриденштайн в 1979 году, пытались вернуть за выкуп.
09 декабря 2019
7
Коллекционеры выбирают «уличных художников»?
Рекордная продажа работы Бэнкси на лондонских торгах Sotheby’s осенью 2019 года в очередной раз доказала: сила Instagram и новое поколение покупателей искусства переворачивают арт-рынок с ног на голову.
05 декабря 2019
8
У братьев-прерафаэлитов нашлись сестры
Выставка в лондонской Национальной портретной галерее подчеркивает роль женщин в движении прерафаэлитов.
05 декабря 2019
9
Редкая картина Гогена продана за €9,5 млн на аукционе в Париже
До продажи картина Te Bourao II экспонировалась в Метрополитен-музее в Нью-Йорке на протяжении десяти лет.
04 декабря 2019
10
Жизнь Марины Абрамович как непрекращающийся перформанс
Воспоминания и размышления Марины Абрамович, одной из выдающихся художниц современности, увлекательны и читаются как авантюрный роман.
06 декабря 2019
Партнер Рамблера
Рейтинг@Mail.ru