The Art Newspaper Russia
Поиск

Как попасть в Метрополитен: новая вершина Макса Холляйна

Одаренный управленец и фандрайзер не побоялся возглавить теряющий популярность музей, обремененный долгами и дефицитом бюджета. Макс Холляйн, похоже, решительно настроен вернуть «Мету» былое величие

Макс Холляйн. Фото: Alamy/Vostock-photo

Макс Холляйн. Фото: Alamy/Vostock-photo

Этим летом кресло директора Художественного музея Метрополитен наконец перестанет пустовать. Через 13 месяцев после ухода Томаса Кэмпбелла десятым главой нью-йоркской институции станет Макс Холляйн.

В отличие от Кэмпбелла, бывшего куратора музейного отдела гобеленов, уроженец Австрии Холляйн — человек со стороны, но с яркими лидерскими качествами. В 48 лет, имея за плечами 17-летний опыт работы в крупных музеях Германии и США, он обошел более сотни кандидатов на эту должность со всего мира.

Самый многочисленный в истории музея попечительский совет (19 членов) созывался почти 30 раз, пока Метрополитен оправлялся после докладов о бедственном финансовом положении и недовольстве сотрудников при Кэмпбелле. Еще говорили, что перемены в иерархии отпугнут лучших кандидатов, поскольку в июне прошлого года попечительский совет назначил президента музея Дэниела Вайса CEO и новый директор теперь будет отчитываться перед ним по административным вопросам. 

Но Холляйн не боится приходить в это непростое для музея время. «Мне кажется, что перед „Мет“ всегда будет стоять ряд важных задач — из-за огромной роли, размеров, специфики этой институции», — рассуждает он в интервью The Art Newspaper. Ради новой работы Холляйн оставил Музей изящных искусств Сан-Франциско, которым руководил всего два года, поскольку «это действительно уникальный шанс, и я понимал, что просто не могу его упустить».

Сын известного архитектора-постмодерниста Ханса Холляйна, Макс вырос в Вене. В интервью газете Die Zeit в 2002 году он рассказывал, что, благодаря способностям к экономике, которые были «совершенно нетипичны для моей семьи», решил объединить изучение искусства с «самыми сухими предметами». Попрактиковавшись в рекламе и журналистике, в 1992 году он прибыл на стажировку в Музей Гуггенхайма в Нью-Йорке — в «правильное место в нужный момент».

До того он уже был знаком с энергичным директором музея, сторонником экспансии Томасом Кренсом — благодаря отцу, автору проекта филиала Музея Гуггенхайма в Зальцбурге, так и оставшегося на бумаге. В 1996 году Макс Холляйн становится старшим ассистентом Кренса, принимает активное участие в открытии филиалов музея в Берлине, Бильбао и Лас-Вегасе.

То, что Холляйн и трое его коллег, другие помощники Кренса Хулиан Сугасагойтиа, Минь Юнг Ким и Зельфира Трегулова, позже сами стали директорами музеев (в их числе Третьяковская галерея), свидетельствует о хорошей школе. «На них возложили огромную ответственность, — говорит Кренс. — И я поощрял их двигаться вверх по карьерной лестнице». Звездный час Холляйна наступил в 2001-м: в 31 год он получил приглашение возглавить зачахший Ширн Кунстхалле во Франкфурте.

Недовольные быстро замолкли, вспоминает заместитель директора музея Инка Дрёгмюллер, которую привел Холляйн. По ее словам, «он действительно располагал к себе людей — качеством того, что делал», привлекая престижных партнеров и организуя оригинальные, популярные выставки. В 2006 году в дополнение к Ширн Кунст­халле Холляйн в том же Франкфурте возглавил почтенный Музей Штеделя и городскую галерею «Либигхаус».

Здесь Холляйн в полной мере проявил свой дар убеждения. Более 80% бюджета Музея Штеделя ему удалось обеспечить благодаря частным пожертвованиям, хотя главные музеи страны существуют за счет государства. Франкфурт, по словам Дрёгмюллер, «отличное место для фандрайзинга», но «совершенно невероятно» было отыскать в Германии директора музея, который был бы в этом настолько искусен. 

Самая удачная кампания Холляйна началась в 2009 году. На реконструкцию и расширение Музея Штеделя потребовалось €52 млн, включая €34 млн на крыло для показа современного искусства, которое было завершено в 2012 году. После такого успеха Холляйна пригласили в ассоциацию директоров крупнейших музеев мира Bizot, которую он позднее возглавил.

Его переезд из Европы в Сан-Франциско в июне 2016-го многих удивил, отмечает Дрёгмюллер, однако Холляйн «стремился к новым высотам и не боялся их». Он стал исполнительным директором в непростой для городского художественного музея период, когда генеральная прокуратура штата вела расследование по делу о финансовых злоупотреблениях прежнего главы музея Дайан (Диди) Вилси. Холляйн привел здесь дела в порядок к концу 2017 финансового года, сумев преодолеть дефицит бюджета. Именно такое лечение сейчас и нужно Метрополитен-музею, где в 2016 году сократили почти 90 сотрудников из-за дефицита бюджета в $8 млн. Три месяца назад музей отказался от практики бесплатного входа, сохранив его только для жителей Нью-Йорка, — это решение вызвало споры, но Холляйн поддерживает его.

Метрополитен искал на пост нового главы человека с «высоким эмоциональным интеллектом», и Холляйн вполне подходит под это описание. И в Сан-Франциско, и во Франкфурте его причисляли к энергичным кураторам, которые могли сами делать художественные выставки. Впрочем, новый директор отмечает: «Я считаю себя не куратором, а художественным руководителем». Он подчеркивает свой «целостный» взгляд на Метрополитен, который «обязан быть образцом для энциклопедических музеев мира». Холляйн ратует за разнообразие, которое «должно выражаться не только в подборе кадров и составе коллекции, но и во всех аспектах деятельности; необходимо предлагать множество точек зрения на искусство, которое мы показываем, и наладить контакт с аудиторией. Успешный музей — тот, который все члены общества воспринимают как собственный». 

Материалы по теме
Просмотры: 1923
Популярные материалы
1
Андрей Сарабьянов рассказал о потрясающей находке неизвестных картин русского авангарда
Исследователь русского авангарда Андрей Сарабьянов нашел в Кировской области работы художников начала ХХ века, в том числе Василия Кандинского и Варвары Степановой. Скоро их покажут на выставке в Ельцин Центре в Екатеринбурге.
31 марта 2020
2
Флешмоб The Art Newspaper Russia: художники за все хорошее
И против всего плохого. Спецпроект The Art Newspaper Russia с художниками мастерских музея «Гараж».
27 марта 2020
3
Как Третьяковская галерея купила «Ветку» Андрея Монастырского
Одно из ключевых произведений московского концептуализма войдет в постоянную экспозицию музея на Крымском Валу.
27 марта 2020
4
Владимир Дубосарский: «Вообще-то, я и раньше жил почти на карантине»
Один из самых известных и востребованных коллекционерами российских художников рассказал о своем взгляде на искусство эпохи коронавируса.
27 марта 2020
5
Авангард под присмотром химиков
В последние годы появилось огромное количество подделок русского авангарда. Химический анализ материалов позволяет дать однозначный ответ на вопрос об их подлинности и датировке, считают в лаборатории физико-химических исследований ГосНИИР.
30 марта 2020
6
Коронавирус на арт-рынке: TEFAF критикуют за безответственность, а Art Basel перенесли
Заболевшие COVID-19 участники TEFAF обвиняют организаторов в корыстолюбии и безответственности. Не исключено, что это стало последним доводом за перенос Art Basel.
27 марта 2020
7
Что ван Гог думал об обнаженных Дега
В апреле выходит трехтомное академическое издание «Писем Эдгара Дега», десять из которых связаны с братьями ван Гог.
27 марта 2020
8
Лучшая картина — для короля
Ученые спорят о том, какую из «Данай» Тициан написал для Филиппа II — ту, что из Прадо, или ту, что принадлежит лондонской коллекции Веллингтона.
02 апреля 2020
9
Опубликован шорт-лист премии «Инновация-2020»
Хотя открытие выставки и церемония отложены из-за карантина, имена номинантов все-таки огласили.
27 марта 2020
10
Галереи: отчаяние и безудержный креатив
Призывы властей и реальные распоряжения о самоизоляции сделали виртуальное пространство единственным, в котором в ближайшее время могут работать художественные галереи. Галеристы и арт-дилеры оказались в невообразимой прежде ситуации.
31 марта 2020
Партнер Рамблера
Рейтинг@Mail.ru