The Art Newspaper Russia
Поиск

Лувр нашего времени

Не роскошный, а интеллектуальный и изысканный. Ольга Кабанова по просьбе TANR поделилась своими личными впечатлениями от посещения нового музея в Абу-Даби

Сообщения об открытии Лувра — Абу-Даби пестрят цифрами: сколько тонн весит купол нового здания, сколько денег заплатили великому французскому музею за право 30 лет использовать его имя, сколько стоит многолетний прокат экспонатов — действительно шедевров. Это переводит важнейшее культурное событие в разряд коммерческого, словно открыли отделение банка или еще один отель международной сети, поставив финансовые и инженерные рекорды.

С одной стороны, это понятно: после 2003 года, когда только родилась идея нового проекта, прошло слишком много времени, чтобы разговоры о едином опыте человечества и мирном сосуществовании христианской и мусульманской культур были столь же необходимы, как через два года после трагедии 11 сентября. Также стало общим местом сравнивать практику открытия музейных филиалов с бизнес-«дочками». Но это только одна сторона, и не самая важная. Лувр — Абу-Даби, можно сказать, возвращает нас к пониманию современных культурных процессов, настолько интеллектуально качественно и изящно он воплощен.

Начну с архитектуры. Замысел Жана Нувеля глубже понимаешь, когда видишь контекст, в котором появилось здание нового музея. Абу-Даби полон 100-этажных стеклянных высоток, в них находятся офисы и живут экспаты, а местное население предпочитает традиционные низкие дома, обращенные к внешнему миру глухими белыми стенами, внутри которых — оазисы, сады, комфортная семейная жизнь. Новый Лувр — как раз горизонтальный ответ на фаллическую городскую застройку. Его приземистый купол виден издалека, но никак не поражает воображение, он вовсе не белый и блестящий, как кажется на некоторых фотографиях. Это не архитектурный аттракцион, не самоутверждение автора. Прелесть ажурной конструкции раскрывается, только когда заходишь под купол. Солнечный свет проникает через хитросплетения орнамента и покрывает всю площадь бликами, меняющимися по ходу движения — вашего и солнца.

Под куполом группируются белые кубы строений музея, они разные по величине и похожи как раз на те самые арабские жилые дома. Нувель говорит, что вдохновился образом Медины, но священный город, судя по фотографиям, величественный и пышный. А здесь пафос отсутствует, этот Лувр не дворец и не храм искусств. Он оболочка для сокровищ, хранящихся внутри, естественная, почти природная, несмотря на техническую сложность и даже уникальность его конструкции.

Нувель проектировал не только само здание, но и интерьеры. Архитектура — искусство пространственных переживаний. Пропорции залов музея идеальны для восприятия: здесь светло, но не ослепительно, просторно, но не помпезно и не холодно. В прозрачных стеклянных витринах, которым позавидует любой современный музей, экспонаты парят, словно в невесомости. Картины достойно смотрятся на выгородках. Большая скульптура, прежде всего прекрасная луврская мраморная Афина, римский слепок с греческого оригинала, стоит на пьедестале по-королевски. Великолепный бюст Александра Македонского, величественный, несмотря на утраты, в парижском музее оставался в тени прославленных изображений царя-полководца, так что может стать потрясающим открытием для зрителя.

Нельзя сказать, что Лувр, Орсе, Помпиду и еще десяток музеев Франции передали в Абу-Даби экспонаты второго ряда. Чем хуже «Джоконды» «Прекрасная Ферроньера», кроме популярности и предположения, что ее дописывал не сам Леонардо, а кто-то из его учеников? Что шедевральнее «Флейтиста» Эдуарда Мане или портрета матери Джеймса Уистлера? Что же касается раздела модернизма и современного искусства, то они, конечно, похожи на дайджест — по одной работе от всех знаменитостей, но дайджест превосходный. Очень хорош отдел древностей во главе со ставшей символом нового музея женской фигурой божества из Бактрии в толстом платье, датированной 2300–1700 годами до н.э. Понятно, что «бактрийская принцесса» — из собственного собрания Лувра — Абу-Даби. Не может же временный экспонат олицетворять его! И надо отметить, что коллекция эта очень хорошая, особенно в древней и современной частях. Собрать живопись старых мастеров, безусловно, сложнее.

Концепция экспозиции — показать вместе памятники разных цивилизаций, что, по верному замечанию директора Эрмитажа Михаила Пиотровского, роднит новый музей со старыми, которые также начинались с собраний эклектичных. Не в каждой своей части она смотрится органично, соединяя средневековую Богоматерь с танцующим Шивой, но всегда интересно.

И последнее — о сотрудниках и зрителях. Нам непривычно видеть рядом с памятниками европейского искусства мужчин в белых одеждах и женщин в черном, но привыкнем. Рядом с проводившими экскурсии по Лувру — Абу-Даби французскими музейщиками стояли их арабские коллеги и на безукоризненном английском продолжали комментарии. А на городской ярмарке современного искусства молодые девушки, одетые не по-нашему, с интересом и пониманием слушали экскурсоводов. Из-под их длинных черных абай виднелись дорогие туфли на высоких каблуках. Эмираты — богатая страна, там есть филиалы европейских частных школ, многие молодые люди получают образование в лучших университетах мира. Так что в Лувр — Абу-Даби есть кому ходить, кроме большого количества туристов, приехавших погреться под солнцем, которое вдохновило французского архитектора Жана Нувеля.

Материалы по теме
Просмотры: 5452
Популярные материалы
1
Выставка «Viva la vida! Фрида Кало и Диего Ривера» пройдет в Манеже
Большинство произведений приедет на выставку из Музея Долорес Ольмедо, обладающего крупнейшей в мире коллекцией живописи Кало и Риверы.
15 октября 2018
2
Музею Востока исполняется 100 лет
К своему юбилею Государственный музей искусства народов Востока подходит на пике территориального расширения. Осваивая новые для себя пространства, институция одновременно стремится не забывать о присущей ей научной фундаментальности.
10 октября 2018
3
Оскар Рабин: «Бульдозерная выставка была самым ярким событием моей жизни»
Художник-нонконформист, в этом году отметивший 90-летие, рассказал The Art Newspaper Russia о своей жизни в Москве и Париже и об отношении к современному искусству.
12 октября 2018
4
Как продавать бесценное: уловки успешных арт-дилеров
Искусство продается и покупается, арт-рынок растет, а мы вспоминаем о самых предприимчивых галеристах и их излюбленных тактиках, проверенных десятилетиями.
10 октября 2018
5
Коллекционер заберет изрезанный на Sotheby’s холст Бэнкси, уже ставший другой работой
Аукционный дом объявил себя едва ли не соавтором Бэнкси, назвав случай на недавних торгах «первым, когда перформанс был продан на аукционе».
12 октября 2018
6
Коллекция Мстислава Ростроповича и Галины Вишневской снова продается
На аукционе Sotheby’s в Лондоне будет представлено более 300 лотов из коллекции великих музыкантов: мебель, ювелирные украшения, произведения русского искусства, книги и музыкальные инструменты.
11 октября 2018
7
Осень ветхосоветского модернизма
Спасением монументального наследия позднесоветского времени занимаются в основном градозащитники и отдельные энтузиасты.
15 октября 2018
8
Как реставрировались работы Врубеля, Верещагина, Гончаровой, показывает Центр Грабаря
Выставка «Век ради вечного» приурочена к 100-летию Научно-реставрационного центра имени И.Э.Грабаря.
11 октября 2018
9
В выставке «Красный» в Гран-пале примут участие Третьяковка, ГМИИ им. А.С.Пушкина и Русский музей
Проект объединит в Париже авангард, соцреализм и неофициальное советское искусство
12 октября 2018
10
Куратор выставки «Пикассо & Хохлова» Алексей Петухов: «Это очень пронзительная, трагическая и человечная история»
О тайнах семейного сундука, русских письмах, непростых отношениях и появившихся в результате шедеврах рассказал куратор экспозиции в ГМИИ им. А.С.Пушкина, которая откроется 21 ноября.
16 октября 2018
Партнер Рамблера
Рейтинг@Mail.ru