The Art Newspaper Russia
Поиск

«Сила талисмана всегда в единстве»

История олимпийской символики показывает, что дизайн талисманов — творческое соревнование с постоянно меняющимися правилами, в котором все чаще побеждают команды, а не художники-звезды.

Олимпийская символика — понятие почти столь же традиционное, как и сами Олимпийские игры. Отчасти так оно и есть: главный визуальный образ — пять разноцветных пересекающихся колец на белом фоне — придумал сам Пьер де Кубертен, основатель современного олимпийского движения. Эскиз флага, где кольца маркируют части света, а цвета охватывают весь колористический спектр национальных флагов, был разработан им в 1913 году. Семь лет спустя флаг уже официально реял над стадионом в Антверпене, где проходили очередные летние Игры. Так что понадобилась всего четверть века, если принимать за точку отсчета первую Олимпиаду в Афинах, чтобы международные спортивные состязания обзавелись собственным аллегорическим знаком. И куда больше времени потребовалось устроителям, чтобы дозреть до идеи олимпийского талисмана.

Лыжник, такса, ягуар

Идея эта возникла не столько из стремления придать Играм более праздничную и веселую атмосферу, хотя это тоже сыграло свою роль, сколько из соображений коммерческой окупаемости соревнований. Расходы на их про-ведение раз от раза становились все масштабнее: росло число стран-участниц, добавлялись в программу новые виды спорта, активнее и мобильнее становились болельщики, готовые многотысячными массами ехать за тридевять земель и заполнять трибуны, — иначе говоря, необходимо было подключать к олимпийской экономике крупный бизнес. К примеру, в 1960-е годы важнейшим источником заработка на соревнованиях стали телевизионные трансляции, за право вести которые боролись медийные корпорации. И тогда же, в конце 1960-х, произошли первые попытки извлечь доход из олимпийских талисманов.

Пионером стал Гренобль 1968-го: для того зимнего форума художник Морис Лафарг нарисовал персонажа по имени Шус — лыжника, раскрашенного в цвета французского флага и с олимпийскими кольцами на лбу. Правда, организаторы плохо понимали, как на практике использовать дизайнерскую эмблему, а у зрителей еще не выработалась привычка скупать сувениры с талисманами — словом, затея коммерчески провалилась, однако предприимчивые люди по всему свету не оставили этот эпизод без внимания. В октябре того же года на летних Играх в Мехико там и сям замелькало изображение Красного Ягуара, прообразом для которого послужил скульптурный фрагмент, найденный при раскопках в древней столице майя Чичен-Ице.

Уже летом 1972 года на сессии Международного олимпийского комитета (МОК), проходившей в олимпийском Мюнхене, было принято решение сделать талисман обязательным атрибутом соревнований. Такса Вальди, придуманная командой немецких дизайнеров в качестве очередного маркетингового эксперимента, в одночасье обрела официальный статус. И с этим статусом в зубах помогла хозяевам «отбить» немалую часть расходов. Две олимпийские недели в Мюнхене, кроме атлетических побед и рекордов, запомнились гостям еще и как феерический парад сувенирной продукции, не раскошелиться ради которой было попросту невозможно. Даже печально известный теракт с убийством заложников из состава израильской делегации не смог перечеркнуть коммерческого успеха таксы Вальди.

Талисманы из пробирки

Придание талисману обязательного статуса означало, помимо прочего, что краткий период самодеятельности и спонтанных инициатив в этой сфере остался позади. С одной стороны, свои требования к визуальным символам теперь имел право предъявлять МОК. В качестве примера таких требований можно привести рекомендацию эксперта МОК Брэда Коупленда, высказанную им перед конкурсом 2008 года: «Талисман прежде всего отражает дух того города, где проводятся Олимпийские игры. Это должен быть персонаж с запоминающимся именем, яркой личностью, которая становится центральной фигурой уникальной и волнующей истории. Талисман должен быть симпатичен как детям, так и взрослым, как женщинам, так и мужчинам, а также поддерживать олимпийские идеалы». С другой стороны, и сама принимающая сторона в лице государства не могла оставаться безучастной к тому, под каким именно визуальным знаком пройдут соревнования на ее территории. Летопись, рассказывающая об истории выбираемых персонажей и их художественного воплощения, была бы чрезвычайно занимательной не только с точки зрения эволюции графического дизайна, но и как драматическая хроника борьбы за те или иные национальные символы и приоритеты.

Не единожды талисманные герои избирались «всем миром», в результате народного голосования, но случались и другие подходы. Например, для Игр 1996 года в Атланте символический персонаж был порожден в недрах компьютерной программы: синтетическое существо по имени Иззи (производное от фразы What is it?) не ассоциировалось ни с одним из известных биологических видов и призвано было олицетворять креативную фантазию команды разработчиков. В результате Иззи удостоилось шквала негативных отзывов. Это, впрочем, не удержало от виртуальных экспериментов в духе Виктора Франкенштейна дизайнеров следующего поколения: недавний лондонский талисманный дуэт Венлок — Мандевиль представлял собой пару одноглазых киборгов с весьма неясным генезисом. Часть публики сочла персонажей по-своему милыми, но всеобщей любви они так и не снискали.

«Ваш медведь прошел ЦК партии»

«Существа из пробирки» наверняка еще будут становиться эмблемами грядущих Олимпиад, но пока что статистически преобладает иной тренд. Путем ли волеизъявления населения или же сугубо бюрократическими методами на роль символов чаще всего избираются представители местной фауны. Бобр Амик, орленок Сэм, тигренок Ходори, австралийское трио из утконоса Сида, кукабарры Олли и ехидны Милли — список персонажей такого рода весьма внушителен. Наш Мишка образца 1980 года тоже из их числа. Считается, что медведь был назначен символом московской Олимпиады по итогам всенародного обсуждения, объявленного ведущим телепередачи «В мире животных» Василием Песковым. Вполне вероятно, что за кандидатуру косолапого действительно высказалось 80% приславших письма в редакцию, как утверждал Песков, хотя можно не сомневаться, что решающим оказалось мнение отнюдь не широких масс.

Что касается художественного решения образа, то возникло оно в немалой степени благодаря случаю. Художник Виктор Чижиков в давнем уже интервью рассказывал автору этих строк такую историю: «В конкурсе я не участвовал. Там участвовали 40 тыс. человек — и конкурс ничего не дал. Однажды мой друг, художник Перцев, встретил на улице своего приятеля, близкого к Олимпийскому комитету, и тот предложил: вот бы вашей компании и нарисовать талисман. Мы вчетвером собрались у меня в мастерской и несколько дней рисовали эскизы: кому что в голову взбредет. Отнесли все в Олимпийский комитет, там посмотрели и ткнули пальцем в моего медведя: «Этого надо сделать в цвете!» А через полгода мне позвонили и поздравили: «Ваш медведь прошел ЦК партии, завтра публикуем его в газетах!»

Неимоверная удача, свалившаяся на голову Виктора Александровича, принесла ему дополнительную славу, хотя он и так был хорошо известен в качестве книжного иллюстратора, а вот вкусить особых материальных благ за счет созданного персонажа ему не довелось. «К авторским правам меня так и не подпустили, просто составили трудовое соглашение, по которому я получил 1,2 тыс. руб. сразу и 800 руб. по окончании Олимпиады — вот и весь мой гонорар. И дело не только в деньгах, мне в Олимпийском комитете предложили собственноручно убрать с оригинала мою подпись. Говорю: «Почему? Это же моя работа!» Отвечают: «Так надо, в патентном бюро иначе не принимают». Я отказался, а через некоторое время раздается звонок: «Приезжайте, на вашем рисунке испортился фон, надо поправить!» Приезжаю и вижу: подпись неумело замазана белилами. Я восстановил фон и снова расписался, но, видимо, рисунок уже запатентовали без подписи. Оригинала я с тех пор не видел: говорят, исчез куда-то».

Выборная тактика

В нынешнюю информационную эпоху процесс принятия решений по олимпийской символике вроде бы должен проходить куда менее кулуарно, однако многие обстоятельства, связанные с атрибутами предстоящих Игр в Сочи, все равно окутаны тайной. Еще в 2008 году жители Сочи дружно проголосовали за образ дельфина-лыжника, однако вскоре оргкомитет «Сочи-2014» итоги этого референдума дезавуировал. С чистого листа был запущен всероссийский конкурс на лучший талисман. В результате пьедестал почета заняли Леопард, Белый Мишка и Зайка. В символы записали всех троих, благо прецеденты эмблемной многоликости уже бывали. Например, Олимпиаду в Пекине олицетворяли сразу пятеро «друзей удачи», эдакий мини-зоопарк от ласточки до антилопы. Если учесть, что к сочинской троице победителей добавились еще Лучик и Снежинка как  паралимпийские символы, то наш набор персонажей оказался не менее щедрым и эклектичным. Попытка привести всех героев к общему эстетическому знаменателю оказалась не слишком удачной: каждое из существ обитает в собственной изобразительной реальности. К тому же нередко обращают внимание на сходство Белого Мишки с символом Олимпиады-80, что можно расценивать и как преемственность, и как заимствование. Впрочем, предъявить претензии вроде как и некому: судя по всему, создание сочинских талисманов производилось способом «бригадного подряда», и имена авторов не назывались публично. Нарекания вызывают и другие элементы олимпийского дизайна: от факела в виде пера Жар-птицы до спортивных костюмов, разработанных компанией Bosco di Ciliegi под впечатлением от деревенского лоскутного одеяла. Даже новая 100-рублевая купюра, приуроченная к открытию Олимпиады, получила свою порцию критики: блогерское сообщество усмотрело в фигуре изображенного там сноубордиста явные признаки использования фотографии из открытого интернет-доступа.

Пожалуй, какие-то из этих претензий можно счесть вкусовыми и не вполне обоснованными, но вывод напрашивается: олимпийский дизайн перестал быть авторским искусством и приобрел черты безличной индустрии, направленной исключительно на решение бизнес-задач и компенсацию идеологических пустот. Хотя, в этой истории с самого начала, с первых талисманов, было не так уж много романтики.

 

МНЕНИЕ

Виктор Чижиков
Народный художник Российской Федерации, автор образа медвежонка Миши, талисмана летних Олимпийских игр 1980 года в Москве

Понимаете, я сторонник того, чтобы олимпийские символы возникали не вдруг, а уже были опробованы нашим фольклором. Все должно быть навеяно нам с детства какимито сказками, былинами, привычными формами фольклора. Это может быть и частушка, и песня. Я не понимаю, как леопард сюда затесался? Если бы он возник в пампасах, где-нибудь в Южной Америке — это понятно. Там всякие пятнистые животные действительно живут в фольклоре. Потом мне непонятна орава. Зачем такой плотной гурьбой куда-то идти? Если авторы думают, что они принесут больше денег, чем один талисман, это неправильно, потому что сила талисмана всегда в единстве. Оставив одного героя, можно было сделать его во всех видах спорта. Но вылепить это не спеша, без каких-либо показух. Обратиться к профессионалам: одному, двум, трем.

Дорогие друзья, зверушка, любая маленькая зверушка может смотреть в глаза человеку так, что ты ее мгновенно купишь, что, собственно говоря, и было с моим медведем. Извините, что я вынужден себя хвалить, но я вам точно говорю, что надо обращаться к высоким профессионалам. У нас, вы посмотрите, мультфильмы очень мощные есть. Хотите белого медведя? Там есть Умка — замечательный медвежонок: он и неловкий, он и смешной, но все равно это мощный зверь — белый медведь. Вот если бы взяли этого медвежонка, поставили его на лыжи, дали бы в руки хоккейную клюшку в другом случае, в третьем случае на лыжах с винтовкой за плечами биатлонист отличный вышел бы. Он и нелепый, и очень симпатичный.

Надо всегда идти от простого к сложному: задачу как можно проще поставить, а усложнять за счет прибавления каких-то деталей в зависимости от вида спорта. И вот этого медвежонка расхватали бы со свистом. А то, что там взяли с моего — срисовали глаза, нос, улыбку, — ну невозможно смотреть! Когда это делается с разрешения Олимпийского комитета — вот, плагиат, который считается в кругу художников позором. Тем более когда ты копируешь всемирно известного персонажа, который был на прошлых Олимпийских играх.

Дело в том, что лишение художника авторства, вопервых, ужасно унижает человека. Я, например, уже 36 лет не автор своего произведения, у меня нет документа. Этим медвежонком теперь пользуются в Чехии, он
постоянный сотрудник музея коммунизма там. Когда нет авторства, это ведет к правовой анархии. Когда я об этом говорю, я не имею в виду, что мне должны заплатить. Если бы мне сказали: «Сделай, но мы тебе не заплатим», я бы все равно сделал. Но я бы знал, на что я иду. Дело в том, что существует право авторского досмотра. Автор никогда не позволит уродовать свое дитя, и он будет бороться за соблюдение образа так, как не снилось ни Олимпийскому комитету, ни обществу по охране авторских прав.

Михаил Ганнушкин
Арт-директор Парка им. Горького

Не испытываю нежных чувств ни к одному из героев. И уж в чем я точно уверен, спустя 10–15 лет вызывать ностальгию у нынешних подростков они не будут. И с Мишкой Олимпиады-80 их не сравнить. Медвежонок, нарисованный Виктором Чижиковым, — фаворит среди олимпийских талисманов. Кому бы я поручил разработку талисмана — большой вопрос. Одних нет в живых, другие по причине пожилого возраста не работают. Никому из современников не доверил бы такую работу. Рискну показаться ретроградом, но посудите сами: если открыть книги, на которых мы выросли, пересмотреть мультфильмы нашего детства, станет очевидна разница персонажей. Создать героя, талисман может только тот, ктоспособен оживить персонажа, придумав ему собственный мир. Это может сделать настоящий художник, но точно не рекламное агентство.

Несмотря на то что персонажи сделаны в объеме, они абсолютно плоские по сути. Легенды всех пяти персонажей банальны. Вот, например, если бы талисманами были три медведя! Медведь Миша полетел с московского стадиона прямиком на отдых в Сочи и там завел роман с медведицей. И вот три брата, переняв эстафетную палочку у своего отца, представляют свой родной город. Вот это легенда!

Андрей Люблинский
Петербургский художник и дизайнер, участник группы Professors

Профессиональным спортом я не интересуюсь, и до Олимпиады мне нет никакого дела. Тем не менее я пошел в гипермаркет, где увидел большое количество разнообразных продуктов с олимпийской символикой. Посмотрел: ничего особенного, символы как символы, через 10 минут уже и забыл, что видел. Выглядят они «никак», если так можно ответить, но мы же не знаем, какую задачу ставили перед разработчиками. Возможно, их попросили нарисовать нейтральных персонажей, в таком случае они со своей задачей справились блестяще. Вообще, самый интересный вопрос: кто и каким образом получает заказы такого уровня?

И еще один важный момент: у нас нередко объявляют народное голосование на логотип для города или что-то подобное, что само по себе является преступным абсурдом. Выбирать символ должны профессионалы. Если у вас заболит аппендицит, вы же обращаетесь за помощью к хирургу, а не к соседям по лестничной клетке!

Я долго думал и не нашел ни одной причины, по которой мне может понравиться эта символика. Хороший талисман, наверное, такой, который помнят еще долгие годы после события. Прекрасный пример — олимпийский Мишка: яркий, позитивный, эмоциональный, отлично отрисованный.

Просмотры: 1190
Популярные материалы
1
Умер Борис Бергер
Художник, один из основателей издательства «Emergency Exit/Запасный выход» и автор знаменитого ЖЖ-сообщества «Котя» (ru_kotya) Борис Бергер скончался от тяжелой болезни в Германии на 53-м году жизни. С разрешения писателя Дмитрия Бавильского мы публикуем его воспоминания о друге.
18 октября 2017
2
Робер Лепаж: «Только искусство, которое позволит пережить какой-то опыт, может заставить современного человека выйти из дома»
Режиссер, драматург, основатель театра Ex Machina, приехавший в Москву на фестиваль TERRITORIЯ, рассказал, почему на сей раз предпочел выставку театру.
17 октября 2017
3
ГМИИ им. Пушкина может открыть филиал на Пресне
Под него планируется здание бывшего хлебозавода имени В.П.Зотова, построенное в 1931 году.
19 октября 2017
4
Русский музей показывает «Мечты о мировом расцвете»
Проект к 100-летию революции представляет, как увидели художники первые десятилетия ХХ века: от волнений 1905 года до энтузиазма первой пятилетки.
19 октября 2017
5
Дмитрий Аске: «На мое творчество повлияли Lego, компьютерные игры и советские мозаики»
Художник, создатель портала Vltamarine.ru пригласил в свою мастерскую, чтобы рассказать о подготовке к большой выставке «Сквозь туман» в галерее RuArts, а также о развитии уличного искусства в России и мире и о том, почему не надо переносить граффити на холсты.
19 октября 2017
6
Ангел, не улетай!
Директор Русского музея Владимир Гусев пообещал, что древняя икона «Ангел „Златые власы“» не покинет музейный комплекс.
18 октября 2017
7
В Париже в 44-й раз проходит ярмарка FIAC
Крупнейшая во Франции ярмарка современного искусства принимает в Гран-пале 192 галереи из 29 стран, выставивших на продажу около тысячи произведений искусства. На основной площадке FIAC по просьбе TANR побывала Мария Сидельникова.
20 октября 2017
8
Павильон Александра Бродского появился за 101-м км — в Лондоне
Проект к 100-летию революции «101-й километр. Далее — везде» архитектор создал совместно с «Пушкинским домом».
18 октября 2017
9
Коллекцию Иосифа Бакштейна музеефицировали
В Московском музее современного искусства 23 октября открывается выставка современного искусства из частной коллекции куратора, основателя и многолетнего комиссара Московской международной биеннале, директора ИПСИ Иосифа Бакштейна.
23 октября 2017
10
Директор Стеделейк-музея Беатрикс Руф уходит со своего поста из-за конфликта интересов
Причина отставки — невозможность совмещать ведение бизнеса в сфере арт-консалтинга и руководство одним из самых престижных музеев мира.
18 октября 2017
Партнер Рамблера
Рейтинг@Mail.ru